Солидарно навалились: как поляки свергли неугодную им власть без актов насилия

Газета "Новое дело"
Солидарно навалились: как поляки свергли неугодную им власть без актов насилия
Мирные протесты постепенно переросли в жёсткие акции

Вот уже не первый месяц в Белоруссии продолжаются акции протеста, вызванные итогами выборов президента республики. Протестующие не признают переизбрание Александра Лукашенко главой государства и требуют новых выборов. Обращает на себя внимание тактика, которой пользуются эти люди. Они не пытаются радикально противопоставлять себя силовым органам и вообще стараются избегать насилия. Они просто выходят на регулярные уличные акции, держа власть в полном напряжении. Складывается ощущение, что протестующие хотят взять своё измором, вне зависимости от временных рамок…

 

А ведь эта тактика отнюдь не нова. Такое уже было, и не так давно. Речь идёт об истории Польши, а точнее – об истории польского профсоюзного движения «Солидарность», которое на протяжении целого ряда лет раскачивало ситуацию в Польской Народной Республике, пока не добилось свержения правившего там коммунистического режима. Кстати, этой осенью исполняется ровно 40 лет с момента образования «Солидарности». Поэтому поговорим об этом явлении особо…

 

Власть сама залезла в ловушку

Эпопея профсоюза «Солидарность» началась с необдуманной политики польских коммунистических властей, в лице правившей тогда Польской Объединённой Рабочей партии (ПОРП). Будучи членом блока стран социалистического содружества, Польша с начала 70-х годов начала заигрывать с Западом, пытаясь предстать перед мировым сообществом эдаким «социализмом с человеческим лицом», отнюдь не во всём послушным воле Москвы. Ради этого официальная Варшава не всегда поддерживала внешнеполитические шаги Советского Союза, был максимально упрощён выезд польских граждан в страны Запада, фактически легализована частная торговля, что породило целую прослойку граждан, которых можно именовать классом буржуазии.

Но самое главное – Польша набрала рекордное количество внешних кредитов, особенно у западных банков. Причём деньги шли вовсе не на модернизацию производства или на создание новых, передовых отраслей экономики. Эти финансы фактически «проедались» – на них главным образом скупался западный ширпотреб, который должен был создать иллюзию приближения Польши к «западному уровню жизни». Между тем проценты на эти кредиты капали из года в год, и проценты немалые. К 1980 году внешний долг Польши приблизился к 20 миллиардам долларов.

Чтобы хоть как-то сбалансировать государственный бюджет, на который сильно давили внешние долги, власти решили поднять внутренние цены. Регулярные повышения началось с конца 1978 года, а 1 июля 1980 года было принято решение о централизованном повышении цен на мясную продукцию. Одновременно был введён запрет на торговлю мясом для частных лиц. Эти правительственные постановления и стали последней каплей терпения поляков. Центром протеста стали судоверфи портового города Гданьска, а точнее – стихийно создававшиеся недовольными рабочими независимые от власти профсоюзы. Среди них особо выделялся профсоюз гданьской судоверфи имени Ленина, во главе с электриком Лехом Валенсой. В сентябре 1980 года все эти профсоюзы соединились в объединение «Солидарность».

Главным способом борьбы «Солидарности» стали забастовки и стачки. Бастующие фактически захватывали предприятия в свои руки и организовывали всевозможные уличные марши. При этом старались не вступать в противоборство с силовыми органами. Даже на захваченных предприятиях они не разгоняли местные комитеты ПОРП или государственные профсоюзы – просто создавали параллельные заводские комитеты, которые и брали на себя всё управление.

Требования поначалу были чисто экономические – введение на заводах рабочего самоуправления, соблюдение социальных прав, снижение цен на продукты первой необходимости, нормальное снабжение городов продуктами питания, разрешение свободной торговли… Но очень быстро они стали приобретать политический характер – всё чаще начали раздаваться призывы к введению в стране многопартийности и даже к отстранению ПОРП от власти. Это говорило о том, что руководство протестами захватило в свои руки антикоммунистическое подполье, имевшее сильные позиции в польском обществе ещё со времён Второй мировой войны…

Забастовочное движение очень быстро расширялось. Поначалу оно охватило весь север страны, а потом перекинулось и на другие регионы. К протестам стали присоединяться не только заводы или фабрики, но и высшие учебные заведения, предприятия сферы обслуживания и даже некоторые государственные учреждения. Власть находилась в полной растерянности, не зная, что предпринять в ответ. Начались попытки заигрывания с оппозицией.

10 ноября 1980 года «Солидарность» была официально зарегистрирована на государственном уровне. Начались многочисленные консультации и переговоры с «Солидарностью» об урегулировании ситуации в стране, также органам правопорядка запрещалось разгонять любые несанкционированные акции протеста…

 

Армия уже не могла ничего спасти

Очевидно, что «Солидарность» стала воспринимать все эти уступки за слабость власти и даже готовность уйти от управления государством. Тем более численность профсоюза росла буквально в геометрической прогрессии. К середине 1981 года в профсоюз вступили более 9 миллионов человек, то есть около 80 процентов всех занятых в промышленности! И это дало вождям оппозиции надежду на смену власти. Поэтому давление на неё усилилось. Забастовки и манифестации всё чаще стали носить характер жёстких политических требований, вплоть до запрета деятельности ПОРП. Да и сами протесты перестали носить мирный характер. Всячески третировались и преследовались люди, которые поддерживали власть, – им объявляли бойкот, их не допускали к месту работы, им отказывали в обслуживании в заводских столовых и даже в медицинском обследовании. Дело нередко доходило до избиения этих людей на улицах и на рабочих местах…

Таким образом, к концу 1981 года Польша встала перед угрозой настоящего государственного переворота. Это вызвало сильную тревогу у польских соседей, прежде всего у ГДР и Советского Союза. Руководство обеих стран потребовало от ПОРП решительных действий по наведению порядка. И этот призыв был услышан. В ночь на 13 декабря 1981 года в стране было объявлено военное положение, на улицы вышли войска с бронетехникой. По телевидению выступил главнокомандующий польскими вооружёнными силами генерал Войцех Ярузельский, который призвал «дать отпор разного рода авантюристам, толкающим Отчизну в пропасть гражданской войны».

Власть перешла в руки Военного совета национального спасения. По распоряжению Совета в стране прошли массовые аресты лидеров оппозиции, деятельность «Солидарности» была запрещена. Любые попытки организовать отпор военному режиму решительно пресекались. Однако…

Ситуация в экономике не улучшалась. Ярмо внешнего долга стало ещё хуже, чем даже в конце 70-х – он вырос до 40 миллиардов долларов. Советский Союз и другие социалистические страны могли помочь только инвестициями в сумме не превышающими 5 миллиардов. Большего дать не могли – в это время мир социализма вступил в тяжёлую фазу кризиса, поэтому рассчитывать всем приходилось только на свои силы. Отсюда и вынужденное продолжение непопулярных мер, вроде урезания социальных расходов и дальнейшего повышения цен – дело в Польше дошло до введения продуктовых карточек, что явно не способствовало улучшению настроений среди населения.

Между тем Запад стал требовать от Польши немедленного погашения всех долгов, иначе стране грозили процедурой внешнего банкротства. Мало того, по инициативе американского президента Рональда Рейгана, известного своей ненавистью к миру социализма, западные страны лишили Польшу статуса наибольшего благоприятствования в торговле, а сами американцы ввели жёсткие экономические санкции – например, Польше запрещалось ввозить в Америку свою сельскохозяйственную продукцию или вести любые операции через банки США. В результате польские товары были лишены возможности поступать на западный рынок, что практически оставило страну без валютных поступлений.

Поэтому Ярузельский был вынужден совершать сложные политические манёвры. Несмотря на формальный запрет «Солидарности», она продолжала действовать в подполье. США дали понять польскому руководству – если начнёте полный разгром профсоюза, то получите такой удар, который полностью разрушит вашу экономику. Поэтому военный режим был вынужден закрывать глаза на подпольную работу «Солидарности». А в 1983 году именно под внешним давлением генерал Ярузельский отменил военное положение, что в условиях политической и экономической нестабильности можно было считать поражением коммунистического режима, падение которого стало только делом времени.

Союз креста и доллара

К тому же США не собирались ограничиваться только экономическим давлением. В ноябре 1982 года Рональд Рейган приказал ЦРУ начать акцию по всесторонней поддержке «Солидарности». Актив профсоюза был фактически взят на полное денежное содержание ЦРУ, для подпольных типографий профсоюза из-за границы стало поступать новейшее печатное оборудование. По некоторым данным, всего на подрыв коммунистического режима Польши США потратили в 80-е годы не менее 70 миллионов долларов, что намного превышало все польские государственные долги!

Огромную роль в этой подрывной работе сыграла Католическая церковь. Ещё в 1978 году главой этой церкви, то есть Римским папой, стал поляк Кароль Войтыла, который всегда негативно относился к ПОРП и вообще к любым коммунистическим партиям и движениям. На римский католический престол он вступил под именем Иоанна Павла Второго. Папа с самого начала весьма сочувственно относился к движению «Солидарность», а когда в Польше было введено военное положение, Иоанн Павел встал на путь активной борьбы с Ярузельским. В июне 1982 года папа лично встретился с президентом Рейганом, они проговорили почти два часа – между собеседниками был заключён секретный альянс, направленный на борьбу с польским коммунизмом. С этого момента римско-католические приходы Польши стали настоящими центрами антигосударственной пропаганды – через негативные церковные проповеди, что очень сильно подрывало авторитет власти…

Окончательный удар по этой власти нанесла перестройка в СССР. В 1987 году Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв принял ультиматум США «о непрепятствии развитию демократических процессов в Восточной Европе». После чего Войцех Ярузельский был вынужден снять запрет на деятельность «Солидарности». В июне 1989 года «Солидарность» одержала победу на многопартийных выборах в парламент, что, впрочем, никого не удивило – на фоне мощной организованности этой структуры, её многолетней пропаганды и общего экономического кризиса, вызванного западными санкциями. В следующем, 1990 году, лидер проф­союза Лех Валенса был избран президентом страны – коммунизм в Польше пал окончательно, страна вошла орбиту влияния западного мира…

…Есть ли здесь общее с нынешней белорусской реальностью? Пусть каждый делает свои выводы. Я же вижу эти аналогии. Да, пусть они не всегда прямые, но всё же… Это и ненасильственные на первый взгляд, но весьма настойчивые акции протеста. Это и радикализация требований – от отставки Лукашенко до разрыва с Россией. Это и постепенное выдвижение на первый план радикальной политической оппозиции. Это и подрывная работа западных государств, готовых не просто поддерживать оппозиционеров, но и экономически давить на режим Батьки. Наконец, ведущая роль Польши в деле раскачивания ситуации в Белоруссии. А ведь именно эта страна имеет опыт такого рода разрушительной работы.

Впрочем, не это главное. Главное, чтобы власти как Белоруссии, так и России сделали для себя правильные и своевременные выводы из истории «Солидарности». Иначе эта история может повториться вновь, и с теми же негативными для наших стран последствиями…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров