Старый Новый год: как отмечали праздник в Нижнем Новгороде до революции

Газета "Нижегородская правда"
Старый Новый год: как отмечали праздник в Нижнем Новгороде до революции
Ёлка в доме купцов Каменских в Канавине. Встреча 1905 года.

Если бы можно было перенестись больше чем на век назад, то сегодня было бы не 13 января, а 31 декабря. Переход на новый календарь произошёл 103 года назад, однако до сих пор 13 января мы говорим: сегодня старый Новый год. Как отмечали этот праздник наши предки в Нижнем Новгороде?

 

Бонбоньерки и картонаж

В России до революции более значимым праздником, чем Новый год, было Рождество, которое отмечалось, по старому стилю, 25 декабря. В канун праздника открывались ёлочные базары. «Большой выбор детских игрушек и готовых ёлок от 1 до 25 рублей», – сообщала об открытии ёлочного базара в декабре 1901 года газета «Волгарь». «Готовые ёлки» – значит уже украшенные. Причём украшения часто были съедобными: конфеты, пряники, яблоки, золочёные орехи.

Кстати, орехи можно было позолотить самостоятельно. Продавалась поталь – тоненькие золотые и серебряные листочки, скреплённые, как тетрадка. Вообще изготовление ёлочных игрушек своими руками приветствовалось: детские журналы давали инструкции, в дамских журналах публиковались выкройки маскарадных костюмов. Но в лавках и магазинах, конечно, предлагался большой выбор свечей, которые были непременным украшением ёлок, и разнообразных подсвечников для них, желатиновых фонарей и звёзд, фигурок из воска, ваты, стекла, коробочек с толчёной слюдой – «снегом для ёлки», мишуры, которую тогда изготавливали из расплющенной медной или латунной проволоки, бонбоньерки – фигурные коробочки для лакомств, картонажи, как тогда называли украшения из картона.

В канун праздника и последующих святок, на середину которых и приходился Новый год, через газеты сообщалось об усилении надзора за порядком. Предписывалось «обратить особое внимание на известные полиции трактиры низшего разряда, а также пивные, портерные и вообще места, служащие притоном разгула и пьянства».

Усиливались полицейские конные разъезды, «особенно на Большой Покровке и Большой Печёрке».

После Рождества с многолюдными службами в храмах начинались святочные торжества. В 1900 году «Волгарь» рассказывал, например, о святочном литературно-музыкальном вечере в здании биржи, где собралось 150 человек (это здание напротив Речного вокзала). «Гостям было предложено – чай, фрукты, прохладительные напитки. Винного буфета совсем не было», – подчёркивала газета. Исполнялись арии из опер, романсы, стихи. Танцы были до трёх часов ночи. Играл оркестр военной музыки.

Рассказывалось о костюмированном бале «Русские святки» в гостинице «Россия» с национальными танцами и песнями, приглашением балалаечников, гармонистов и гусляра. Входной билет для мужчин стоил 1 рубль 50 копеек, для дам – 1 рубль, а с тех, кто без карнавального костюма, брали штраф – 50 копеек.

На ёлках детей радовали техническими новинками – граммофоном, фонографом.

Ёлкич принёс

Но всё-таки главным событием святок был Новый год. Накануне в газетах размещались сообщения от общества попечения приютов «Ясли» с просьбой сделать пожертвования. Его возглавляла лично жена губернатора Эмма Унтербергер. Среди членов правления была жена городского головы Александра Меморская. Общество «Ясли» давало «дневной приют сотням бедных малюток». Оно содержало два приюта и «пользовалось большими симпатиями публики».

Традиции благотворительности были очень сильны. Газеты давали длинные списки тех, кто сделал пожертвования для проведения ёлок. Например, сообщалось: нижегородский пароходчик Михаил Каменский передал в качестве подарков семь кусков ткани и 105 пар валенок, Анастасия Баулина, дочь мукомола Якова Башкирова, – игрушки на ёлку и 10 рублей, купец Михаил Холодков – три ящика конфет, пряников и других лакомств. Часто жертвователи сообщали только свои инициалы или вообще не называли себя: от К. Т. поступило на ёлку бедным детям 50 рублей, от Васи и Володи – пять дюжин платков, от Шуры – сласти и фотокарточки Их Императорских Величеств.

Ёлки устраивали во всех учебных заведениях. У каждого были попечители, которые и давали деньги на праздник.

Например, купец-мукомол Матвей Башкиров ежегодно устраивал ёлку в начальном училище села Великий Враг (ныне это Кстовский район), где обязательно давали подарки – отрезы полотна на одежду для мальчиков и девочек.

Вообще сладости, как правило, не были единственным, что дарили на ёлках. Так, «Волгарь» рассказывал о празднике в Спасо-Преображенской церковной школе в Канавине 1 января 1898 года, где, кроме гостинцев и яблок, дарили «ситец и книжки, которые были приняты детьми с величайшей благодарностью, тем более что большинство учеников – дети бедных родителей». В Сергиевском женском начальном училище в начале января того же года на празднике собрались больше 100 девочек, и каждая из них получила «лакомства, маленькую сумочку для рукоделия, наполненную конфетами», а кроме этого «бедным девочкам были выданы ситцевые платья». На ёлке в городском Благовещенском училище в январе 1901 года подарки, лакомства и книжки, «были завязаны в узорчатых платках, заказанных попечителем в Москве. Бедным ученикам были розданы обувь, башлыки, шапки и материя на блузы».

У праздничных ёлок дети исполняли песни, стихи, для них устраивали подвижные игры под музыку, танцы. На ёлке 1 января 1898 года в Александровском женском училище в заречной части Нижнего Новгорода, где «каждая ученица получила или на платье, или тёплый платок», устроили спектакль. Было «показано аллегорическое изображение старого и нового года»: старик вынес на плече малыша и прошёл с ним вокруг ёлки, «причём малютка из рога изобилия рассыпал цветы и золотые деньги. Старика в конце концов выгнала «сердитая» старуха. Дети были в восторге». Кстати, о том, чтобы к детям выходил на празднике Дед Мороз, не упоминается. Видимо, такой традиции не было. Вообще название новогоднего волшебника Дед Мороз тогда ещё не устоялось, его называли Святочным, Ёлочным или Белым дедом, Ёлкичем.

В грандиозном размере

Крупнейшим событием стала ёлка для бедных детей, которую устроили 5 января 1901 года в военном манеже. «Это был первый опыт детского праздника в грандиозном размере», – сообщал «Волгарь». Деньги, свыше 1000 руб-
лей, собрали благотворители, выделило городское управление. На ёлку пришли более 1200 детей 6–12 лет из «беднейшего класса». Предварительно сделали обход жилищ. «Дети были приглашены на ёлку к 3‑м часам, но манеж стал наполняться значительно раньше». На ёлке сияли электрические гирлянды. Играл оркестр военной музыки. «Дети плясали, кричали «ура», веселье было общее». Каждый получил два фунта лакомств (чуть больше 800 граммов), чаю, ситцу на платье, нуждающимся выдавали валенки. На празднике были супруга вице-губернатора Ольга Фредерикс, городской голова Александр Меморский с женой. Одним из распорядителей на ёлке был Алексей Пешков – Максим Горький.

Кстати, годом ранее, 4 января 1900‑го, в здании городской Думы провели ёлку для 500 детей из бедных семей, где Максим Горький был главным распорядителем. По данным краеведа Евгения Позднина, тогда на проведение и подарки было собрано 303 рубля, более 500 аршин материи, 80 пар валенок, 40 пудов сладостей, 500 калачей, 86 детских книжек, письменные принадлежности, краски. Из Москвы был получен ящик ёлочных украшений.
После революции ёлки прекратились, праздник был запрещён. Новый год вернулся к детям в 1935 году.

P. S. Благодарим отдел периодики Нижегородской областной библиотеки за помощь в подготовке материала.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки