Что делать, чтобы вашего ребенка не требовали «пояснить за шмот»?

Недели полторы назад я думала написать статью про то, что подросткам негде гулять. Что для детей у нас есть детские площадки (не хватает, но – есть), что для влюбленных – последние ряды кинотеатров, а для взрослых вообще открыт весь мир.

Подросткам же, не обремененным деньгами, но зато имеющим массу свободного времени (в то время как раз шли весенние каникулы) гулять, собственно, негде.

На улице – холодно.

В гостях у друзей – тесно и не каждая мама пустит в свою квартиру десять-пятнадцать взрослеющих личностей.

Остаются торговые центры. Там просторно, людно (ночные посиделки «без свидетелей» у молодежи тоже будут, но летом и в старых дворах), всегда есть что посмотреть… Наверное, подростки выбрали бы какое-то более интересное развлечение, если бы оно у них было.

Но его нет.

 

А потом началась тема «поясни за шмот». Для тех, кто не в курсе, расскажу: подростки находят «жертву»: парня или девушку, которая, на их взгляд, как-то не так одета. Например, рюкзак – подделка под дорогой бренд или кепка… Жертв оттирают в угол и избивают. Как правило, мальчики избивают мальчиков, девочки – девочек. Но «подростки» и «правила» — вообще очень плохо сочетающиеся между собой понятия.

Избивают жутко: если вы не слабонервный, наберите в поисковике «Во Владимирской области подростка избили «за шмот» — видео». Но лучше не набирайте. Там страшно.

Да вообще – страшно. Кажется, что растет поколение озлобленных, не делающих разницу между добром и злом людей. Они ходят большими толпами по торговым центрам, к ним опасаешься приблизиться. Хочется взять своего ребенка за руку и увести подальше от этих толп. Даже если ребенку уже 16 лет. Даже если он – в этой толпе.

 

Это нормально. Подростковые группировки, собранные по принципу поиска внешнего врага – это нормально.

Нет, «нормально» — это не «хорошо». «Нормально» — это означает, что таков этап развития человеческой личности. «И в моем детстве такое было, и в твоем детстве было, и при императорах такое было. Слабые и тупые избивали слабых и малолетних, сильные и тупые лезли стенка на стенку во дворах, сильные и умные выплескивали свою энергию в спортивных секциях и тренажерных залах», — слова молодого человека, чьи подростковые годы закончились совсем недавно, вряд ли кто-нибудь будет оспаривать.

Подростки дрались всегда.

Гопники избивали металлистов.

Фанаты одного футбольного клуба – фанатов другого.

Жители одного района – жителей соседнего.

«Слышь, там дворцовские залупаются», — мог сказать парень из второго микрорайона Соцгорода своим приятелям – и это было необходимым и достаточным условием для того, чтобы ехать «на махач» с «дворцовскими» — теми, кто живет в центре Автозавода.

Или наоборот.

«Семки е? А если найду?» — предупредительный сигнал, означающий: будут бить. Вне зависимости от наличия семок.

 

Но от этого не легче. Хочется, чтобы ребенок пришел домой целым и невредимым.

Хочется, чтобы подростковые компании обошли его стороной.

Хочется, чтобы он не стал их частью.

Что делать? Вообще что-то можно сделать?

 

Разговаривать.

Да, со своим ребенком. Точнее, он уже давно не ребенок, и понять это – значит, сделать первый шаг к его же безопасности. Как бы ни фыркали подростки, они нуждаются в родительском принятии острее, чем когда бы то ни было. Не в заботе, не в опеке – именно в принятии.

Убрать носовой платок, которым вы собрались вытереть ему сопли.

Поперхнуться собственным «надень шапку».

Закрыть на замок запрещенное: «Я кому сказала!»

Себе сказала. Орать можно только на себя, если уж очень захотелось.

Подростку нужны родители – как старшие и самые близкие друзья. Которые не навязывают своего общества, но готовы поговорить  о том, что важно. И которые не будут нудеть, а помогут найти выход – вместе с подростком.

Для чего это надо?

Чтобы ваш сын или ваша дочка чувствовали за своей спиной каменную стену родительской защиты. Таких подростков видно сразу. Из них получаются отличные… да кто угодно из них отлично получаются, кроме жертв.

Жертвы из самостоятельных и уверенных в себе подростков не получаются совсем.

И компании разгоряченных гормонами сверстников к ним не подходят. Спроси компанию: «Почему вот до того парня не стали докапываться?» — не ответят. Но выберут другого – у которого плечи опущены, взгляд – вниз, от которого веет страхом.

То есть хорошие отношения в семье – это гарантия того, что ребенка не изобьют? Нет, не гарантия. Но это заметно снизит его шансы быть избитым.

 

А если начали задирать, приставать, если уже ударили – первый раз?

Бежать «в люди». Подростки не воспринимают взрослый мир своим. Им кажется, что их собственный мир – единственный, в котором они могут существовать. Это атавизм детства: мальчики и девочки выросли, но еще не почувствовали себя «заодно» с разношерстным миром взрослых.

Поэтому каждому из них нужно сказать напрямую: если чувствуешь, что в торговом центре к тебе начали приставать, сразу иди к охраннику, кассиру, администратору – к любому человеку из тех, кто здесь работает. И громко и отчетливо сообщай: «Вон та компания меня пытается избить!»

Громко – это важно. К сожалению, не каждый охранник или кассир захочет помочь вашему ребенку. Но его может услышать неравнодушный покупатель. Или другой охранник. Или сразу несколько взрослых.

Что потом? Звонить родителям. Дальше ответственность за происходящее будет на вас. И уже вы сможете решить, что делать: приехать за ребенком в торговый центр, отправить туда кого-то из знакомых…

 

 

И не замалчивайте ситуацию!

Да, не хочется связываться с полицией, особенно если вроде бы удалось «разрулить конфликт».

Но это необходимо. Волны подростковой агрессии можно и нужно гасить, и самое надежное противоядие этому – общественный контроль. Чем больше полиция будет заниматься «пояснителями за шмот», чем больше подростком пройдут через комиссии по делам несовершеннолетних при районных администрациях – тем быстрее эта волна схлынет.

Потом придет другая.

Но и ее тоже можно будет погасить.

 

Но он может оказаться в числе «пояснителей». Ваш замечательный сын и не менее замечательная дочка: умные, добрые, обожающие кукольный театр и вышивать крестиком – запросто могут стать частью компании, которая вдруг начнет «требовать пояснений».

Причем компания сама не сообразит, как с ней такое произошло: критичность мышления подростковой группы намного меньше критичности мышления каждого из ее участников. А границы «можно – нельзя» намного более размыты… То же самое, кстати, происходит и с любой взрослой толпой (да что толпа – возьмите любой спор в соцсетях: где-то после двадцатой-тридцатой реплики можно вызывать студентов психологических факультетов, чтобы те изучали пограничные состояния).

Так вот, что делать вашему подростку, если вдруг он чувствует: сейчас группа начнет кого-то бить. И он не хочет в этом участвовать. Но и терять лицо перед «коллегами» тоже не хочет.

К сожалению, не помню, в какой книге я прочитала эту методику, но она действительно работающая.

Договоритесь со своим сыном или дочкой о кодовом сообщении. Например, «ботинки». Или «осень». Или «собака». Что угодно – главное, чтобы вы знали: если вдруг вам от ребенка приходит сообщение со словом «собака» — это означает, что вы должны прямо сейчас ему позвонить и закричать в трубку: «Слушай, у нас форс-мажор, беги скорее домой! Да, бегом! Сосед звонил – кажется, трубу прорвало! Срочно!»

Таким образом, ваш ребенок получит возможность «красивой выйти» из ситуации. Возможно, он прихватит с собой одного-двух самых близких друзей.

Минут через пять перезвоните ему еще раз. Во-первых, чтобы убедиться: он ушел из компании. Во-вторых, чтобы обсудить, как ему поступить дальше.

Поможет ли уход вашего ребенка предотвратить драку?

Я не знаю. Но вы спасете хотя бы собственного сына или дочку.

Добавить сайт в мои источники