Ночь в Выксунском музее: металлурги, склеп и немножко привидений

Фото Нуне Тарпошян

Выкса – это город завода. Именно так: бывает цех завода, производство завода, а Выкса – это город металлургического завода. Он существует так давно, что для человеческого мозга это «давно» вполне может быть приравнено к «всегда»: еще не было Великой Октябрьской революции, не было отмены крепостного права, не было войны 1812 года – даже Пушкин еще не родился, даже пугачевского восстания не было – а завод уже был.

 

Его построили выходцы из тульских мастеровых братья Баташевы в 1757 году. Именно этот год считается и годом основания города. Сегодня в Выксе можно спросить любого: «Кто такие Баташевы?» — и любой ответит: «Андрей и Иван, братья, которые создали завод». И наверняка даже прибавит про Дмитрия Шепелева, продолжателя выксунской металлургической империи Баташевых.

Вообще, это настолько необычная семейная история, что ради нее одной стоит съездить в музей истории Выксунского металлургического завода: просто чтобы послушать. Увлекает намного больше любого сериала.

Собственно, мы так и сделали: поехали в Выксу накануне ночи музеев – побродить по его переходам, послушать историю и, бонусом – увидеть привидение.

В привидения, кстати, здесь вполне искренне верят. Послушав историю, понимаешь, почему.

Музей – это бывший особняк братьев Баташевых. Построен в такие далекие года, что мозг отказывается это понимать, но выглядит абсолютно современным.

— В 2014 году мы  открыли обновленную экспозицию, — экскурсовод Екатерина попутно  предлагает обращать внимание на потолки, чтобы не врезаться в них головой: первый этаж музея когда-то предназначался для прислуги, а она могла и с низкими потолками потерпеть – чай, не баре.

Сейчас здесь – экспонаты, найденные во время археологических раскопок, и залы, посвященные крестьянскому быту.

Даже хлеб здесь кажется настоящим

— А вот это вы можете потрогать сами, — Екатерина протягивает нам что-то небольшое и железное. – У нас есть проект «Прикоснись к истории»: некоторые экспонаты мы разрешаем брать в руки, — объясняет она.

На моей ладони оказывается кусочек домашней утвари. Он появился в 3-4 веке до нашей эры. Даже если это был третий век, то между ним и мной, сегодняшней – 24 века разницы.

2 400 лет – и ни одного миллиметра.

Разница в возрасте между мной и черепком - 24 века

— А это авторские куклы крестьянки Елизаветы Васильевны Бородачевой, — в следующем зале экскурсовод Екатерина показывает на необычные игрушки.

Вы когда-нибудь вырезали кукол из бумаги? Вот это такие же, но из дерева: раскрашенные, яркие, натуралистичные – мужчины, женщины, дети, животные…

— Я их называю «куклы 3D», — Екатерина улыбается, – кстати, в 1893 году за свои работы Елизавета Бородачева получила золотую медаль на всемирной выставке в Чикаго.

Вот в этом «кстати» — вся Выкса.

Город, который не умеет видеть границы.

Какое может быть чикагское «кстати» для крестьянки из глубокой провинции, которая в свободное от сенокоса время вырезает игрушки для детишек?! А для выксунцев это — вполне нормально. Ну, хорошие же игрушки? Почему бы их в Чикаго на выставку не отправить?

Но вообще мы здесь – ради истории семьи Баташевых – Шепелевых.

Два брата, Иван и Андрей Баташевы, были классическим тандемом «производственник + коммуникатор». Андрей создавал производства. Иван умел общаться с людьми так, что ему никто никогда не мог отказать.

— Вы посмотрите на эти глаза, – директор музея Андрей Цыпляев ведет нас к бюсту Ивана Баташева. – Бюст отлили через несколько лет после смерти Ивана Родионовича,  делали люди, которые его хорошо знали… Вы как хотите, а я с ним каждое утро здороваюсь. Кстати, вы же читали историю семьи Пушкиных? Читали, что мама Пушкина родилась в Санкт-Петербурге? Я уверен: мы докажем, что это произошло в Выксе!

История вообще чудесная: Осип Ганнибал был, если говорить современным языком, военпредом от царского двора. А выксунский завод, если опять же перевести это на наши реалии, выиграл тендер на производство пушек.

Только вот качество первых изделий оказалось таким, что Ганнибал примчался в Выксу рубить головы всем подряд. С ним примчалась и его глубоко беременная жена. Но в Выксе Осип Ганнибал встретил Ивана Баташева. И тот уговорил военпреда не только оставить всех в живых, но и дать время, чтобы исправить брак.

Правда, все время, пока металлурги занимались правильной нарезкой калибра, Осип Ганнибал провел в Выксе, лично контролируя процесс. И жена при нем.

— И теперь, когда говорят, что дочка Ганнибала, Надежда Осиповна, родилась в Санкт-Петербурге… женщины, вы все мамы. Вы верите в то, что на 9-м месяце можно доехать из Выксы до Санкт-Петербурга и не родить при этом?  — Цыпляев смотрит на нас, мы – на свои первые материнские воспоминания и говорим, что – маловероятно.

Андрей Анатольевич кивает, словно наша эмпирика принесла ему еще одно весомое доказательство.

Так вот, Баташевы. Поначалу братья работали вместе, но затем пробежала между ними какая-то кошка: Андрей все бросил и уехал в Гусь-Железный, Иван остался в Выксе. Сыновья Ивана Родионовича умерли в молодые годы, единственной наследницей стала внучка, вышедшая замуж за героя войны 1812 года Дмитрия Шепелева. Правда, и внучка прожила недолго.

— В 25 лет во время четвертых родов она умерла от горячки, — рассказывает экскурсовод Екатерина.

И вот здесь я снова останавливаюсь. Можно сколько угодно восхищаться тем, что Чикаго Выксе близко. Но даже ничуть не нуждающаяся в деньгах жена генерал-майора могла умереть от четвертых родов в свои 25 лет.

И больше как-то не шутится на тему: «Ой, хочу жить в таких интерьерах!»

Хотя интерьеры роскошные.

Но… родовая горячка в 25 лет. И четверо детей-сирот. Прошлое – оно отлично прочищает мозги относительно настоящего.

Ну а дальше история Выксунского металлургического стала равна истории семьи Шепелевых. Завод прошел вместе с ними (а потом – с опекунами завода) все, что только мог пройти – вплоть до революции 1917 года, после которой был национализирован.

Долго пересказывать не буду – этот сериал нужно слушать и желательно – в изложении Андрея Цыпляева.

Говорят, что, глядя в это зеркало 19 века, можно загадывать желания. Обещают сбыться.

— А мы с вами спускаемся в подвалы, — Андрей Анатольевич выдерживает театральную паузу и раскрывает дверь на крутую и узенькую лестницу.

— А привидения будут? – уточняю.

— Возможно, — кивает он.

Вообще, Андрей Цыпляев – это про «роль личности в истории». Если бы не он, я бы, наверное, вообще не поехала в музей. Но в один из моих прежних визитов Андрей Анатольевич вполне серьезно рассказывал историю с привидением: как оно периодически является музейным работникам и даже занимается своими делами в музейном архиве.

— Вы серьезно, что ли? – уточняла я, а голос дрожал (Цыпляев – из тех, кто умеет вдохновить аудиторию на что угодно и увлечь слушателей даже расписанием электричек: он прирожденный рассказчик).

— Серьезно, — кивал он, оставляя в интонации всего пару-тройку ноток иронии – так, для отступления.

Но мне почему-то захотелось в привидение поверить.

Тем более, что в Выксе не может быть невоспитанного и дикого призрака: здесь все происходит с санкции металлургов, а они неуважения не допустят.

В подвалах сыро и чисто. К сводчатым потолкам прикреплены металлические кольца.

— А это для чего? – спрашиваю у Андрея Цыпляева.

— Скорее всего, здесь был ледник и крюки – для того, чтобы вешать на них мясные туши. – Он смотри на крюк, стены… — Но однажды я как-то так поднял руку и ухватился за это кольцо. А потом поднял вторую руку – и прямо над ней оказалось второе кольцо… — Он показывает, как это было – и я вдруг вижу, что расстояние между кольцами – это и правда ширина рук. – Вот и думайте, — Андрей Анатольевич глядит на меня, я на него и мы оба больше не произносим ни слова.

Музей истории ВМЗ имеет статус народного. То есть все экспонаты, которые находятся в нем – это, что называется, «люди подарили».

На самом деле отсюда можно вынести столько впечатлений, что обратно придется уезжать в грузовике: в стандартную легковушку не поместится.

Здесь можно потрогать черепок 4 века до нашей эры.

Увидеть лапти для младенцев.

Посидеть в келье святого Варнавы.

Снять на видео, как работает гидросиловая установка, приводящая в действие тяжеленный молот в кузнице (напомню, в 18-м веке электричества не было, а тяжелые работы на заводе были. Энергию брали у воды).

Сделать селфи в зеркале 19 века (говорят, можно загадать желание – и оно сбудется).

Спуститься в подвалы и выйти оттуда другим человеком.

Пройти двести метров до Христорождественского собора (женщинам без платков и брюках вход разрешен, никакого формализма – но вести себя надо прилично) и увидеть фамильный склеп семьи Баташевых – Шепелевых.

Правда, самих могил уже нет: в 30-е годы 20 века склеп разграбили, крышки гробов срывали, а с одежд покойных срывали все, что можно было продать или приспособить в хозяйстве.

Надгробная плита Ивана Родионовича Баташева несколько десятилетий служила подставкой для одного из заводских станков.

А сами останки бывших основателей и владельцев завода свалили в общую братскую могилу.

Вы еще спрашиваете, есть ли в Выксе привидения?

6+

Вход в фамильный склеп Баташевых