Пожарная тревога. Кто на самом деле виноват в том, что горит Сибирь

Пожарная тревога. Кто на самом деле виноват в том, что горит Сибирь
Фото dm-st.ru
Площадь лесных пожаров - больше 3 миллионов гектаров

В России горит Сибирь, горит в буквальном смысле слова. Площадь лесных пожаров, которые охватили сибирскую тайгу, составляет больше 3 миллионов гектаров – это превышает размеры такого государства, как Бельгия! Удушливый дым буквально охватил все сибирские регионы, от Якутска до Урала, из-за чего там введён режим чрезвычайного положения. А недавно дымовая завеса добралась даже до Монголии и Казахстана!

 

Специалисты высказывают самые разные точки зрения на причину этих пожаров. Одни говорят о необузданной стихии, когда человек просто бессилен перед неуправляемой мощью природы. Также высказываются мнения и о человеческом факторе.

 

Например, есть информация о том, что лес подожгли специально, чтобы скрыть следы незаконных лесных вырубок с коммерческими целями. Любопытную информацию по этому поводу опубликовало электронное издание «Тайга рф»:

«Ещё в мае 2019 года после первой волны крупных пожаров в Сибири иркутское правительство заявило о фактах намеренного поджога леса. При тушении нашли сложенные вокруг деревьев ветки, от которых распространялся огонь. Кроме того, по данным властей, пожар возник сразу в нескольких местах и возобновлялся после тушения. Инспекторы обнаружили признаки поджога, заявил тогда ещё министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда… В районах, где горит лес, работают такие крупные лесодобывающие корпорации, как Группа «Илим», которую связывали с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым, и ООО «Кодинское» (учреждено иркутским ООО «Лесресурс», среди совладельцев которого есть шведская компания Rusforest). Также пожары действуют на территории, отданной в аренду ООО «Линк», принадлежащему китайцу Мингую Чэнь».

Не знаю, насколько точна информация о том, что одна из этих фирм связана с премьером российского правительства, но буквально на днях Дмитрий Анатольевич на специальном совещании в Чите сам озвучил версию о намеренном поджоге леса. Также он поручил Генпрокуратуре и Следственному комитету провести проверку для выявления этих фактов – проверка должна быть проведена до 1 ноября.

Так что вряд ли премьер причастен к незаконным лесным бизнес-делам. Однако это не снимает с него ответственности за случившееся, как, впрочем, и с других высокопоставленных чиновников. Потому что пугающий масштаб пожаров стал возможным именно по причине неуклюжих и даже преступных шагов федеральной власти.

 

Хроники позора

Ещё в 2014 году был разработан, а с 2015-го вступил в силу приказ Министерства природных ресурсов и экологии России «Об утверждении правил тушения лесных пожаров».

В этом документе впервые был использован термин «зона контроля» или ЗК – так именуют территории, на которых лесные пожары можно не тушить, если установлено, что огонь не представляет непосредственной угрозы для населённых пунктов и хозяйственных объектов, а затраты на борьбу с пожарами окажутся больше, чем материальный вред, который они могут причинить. Какие именно территории являются «зонами контроля», решают региональные власти. Вот они и нарешали…

Полыхать в Сибири начало ещё в самом начале июня. Но региональные власти, пишет сайт «Тайга рф», делали вид, что всё нормально и всё под контролем. Как свидетельствуют, например, опубликованные постановления красноярской краевой комиссии по чрезвычайным ситуациям, решения не тушить лесные пожары принимались, когда те ещё не превышали нескольких десятков гектаров, и пожары вполне можно было локализовать – первое такое постановление датировано ещё 17 июня.

А в июле «зона контроля» пожаров постепенно охватила весь северо-восток края, но за ними просто продолжали наблюдать, считая, что они якобы не представляют никакой угрозы людям.

 

А в начале июля комиссия по ЧС решила не тушить сразу 33 пожара в Северо-Енисейском районе и Эвенкии – их общая площадь на тот момент была 891 гектар. Потому что чиновники и сотрудники МЧС, входящие в комиссию, оценили ущерб от гибели этих лесов в 4,87 миллиона рублей, то есть примерно по 5,5 тысячи рублей за гектар.

Общие же затраты на борьбу с огнём, по расчётам комиссии, составили бы 139,1 миллиона рублей, что «очень накладно» для бюджета Красноярского края!

Ничего не делалось и тогда, когда сибирские города охватил удушающий смог и жить в них стало невозможно. В соцсетях появились фотографии бедствия и отчаянные призывы о помощи. Власти же продолжали в упор не замечать проблемы.

Дело порой доходило до откровенного цинизма. Российские СМИ облетел просто потрясающий комментарий губернатора Красноярского края Александра Усса, который очень своеобразно объяснил, почему власти не тушат лесные пожары в Сибири.

 

«Это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а где-то, возможно, даже и вредно», – заявил он, выступая 29 июля на молодёжном форуме «Бирюса-2019». При этом он сравнил нынешнюю тяжёлую ситуацию с 30-градусными морозами зимой, когда – цитата – «никому не приходит в голову топить айсберги, чтобы у нас было потеплее»…

Эти слова вызвали настоящую бурю возмущения. А тут ещё забили тревогу иностранные государства. Потому что сибирский смог стал представлять угрозу и для них. Кроме того, большую озабоченность высказали и в ООН, так как Сибирь с её огромными лесными покровами является одним из «лёгких Земли», вырабатывающих кислород, и любое их резкое сокращение ведёт к экологической катастрофе планетарного масштаба…

В общем, только после этого в ситуацию наконец-то вмешалась федеральная власть. В ряде регионов Сибири ввели чрезвычайное положение, а президент Владимир Путин подключил к тушению пожаров армию. Впрочем, специалисты к этим мерам сегодня относятся критически, потому что упущено время.

«Крупные пожары упущены – тушить бесполезно, – заявил в интервью РИА «Новости» руководитель лесного отдела российского отделения организации «Гринпис» (Greenpeace) Алексей Ярошенко. – Можно только защищать населённые пункты, которым они угрожают. На таких площадях уже ничего не сделать. Это только дождь или снег. Справиться с такими большими площадями нельзя, тушить надо было месяц-полтора назад»…

 

Не государство, а мелочный счетовод

Очевидно, что ответить за случившееся должны не только региональные власти, но и федеральное руководство. Потому что в основе трагедии лежит общая безответственная политика нашего государства, которая, во-первых, перевела все отношения внутри России на чисто коммерческий принцип выгодно-невыгодно, а во-вторых, старается «сбросить» как можно больше расходов на уровень регионов, которые, в свою очередь, не блещут богатыми бюджетами.

Так поступили и с лесами, выпустив тот самый, не побоюсь этого слова, преступный приказ минприроды 2015 года о «зонах контроля». Обращаю внимание, что 90% площадей нынешних пожаров как раз полыхают в этих зонах, что само по себе формально позволяет их не тушить и сегодня, хотя бедствия эти пожары принесли очень немалые и их уже никто не отрицает.

А иного и быть не могло – у нищих региональных бюджетов денег порой не хватает на самые насущные расходы, прежде всего в социальной сфере. На таком фоне лесной пожар смотрится какой-то досадной проблемой, на которую просто нет лишних денег. Вот и расширяются эти «зоны контроля» до просто неприличных размеров – лишь бы не тушить, а ответственность за пожарную безопасность нести как можно в меньших масштабах…

 

Деревням и городам огонь не угрожает? Вот и хорошо, пусть пылает и дальше, авось как-нибудь всё само собой рассосётся. А то, что при этом дым угрожает здоровью людей, а в пламени гибнут деревья и животный мир, составляющие одно из российских богатств… Так само государство это не волнует, чего же тогда напрягаться регионам?!

Ситуацию усугубляет и то, что у нас из-за коммерческого государственного подхода практически угробили пожарную авиацию. Да, нам порой показывают красивые картинки, как взлетают в небо самолёты, которые обрушивают на горящие леса горы воды.

Мы даже иногда шумно предлагаем авиационную помощь странам, страдающим от лесных пожаров. Но мало кто знает, что, по большому счёту, это всего лишь рекламные картинки, за которыми в реальности мало что есть. В этой связи сайт «Тайга рф» приводит горькие слова главы Бодайбинского района Иркутской области Евгения Юмашева:

«Во времена СССР пожары на удалённых и труднодоступных территориях тушились силами авиационной охраны лесов, от которой нынче остались лишь название и бледная тень былой мощи. В такой ситуации единственное, что остается районам, – только спасать от огня населённые пункты и объекты инфраструктуры».

 

И такая печальная ситуация с пожарной авиацией, содержание которой государство также спихнуло на региональный уровень, сложилась практически по всей Сибири…

«Наше государство ведет себя, как счетовод, которого интересуют прежде всего сиюминутные финансовые соображения: сейчас невыгодно – значит, тушить не будем», – считает директор экологической организации «Плотина», член общественного совета при министерстве лесного хозяйства Красноярского края Александр Колотов. А депутат красноярского Законодательного собрания Иван Серебряков обратился к главе Следственного комитета России Александру Бастрыкину с открытым письмом, в котором требует провести всестороннее и объективное расследование случившегося. В письме, в частности, есть такие слова:

«Я считаю верхом цинизма переводить на деньги стоимость уничтожаемой тайги, стоимость людей, которые сейчас задыхаются повсюду. Сидят статисты в администрации Красноярского края, которые подают сводки, и считают, что здесь тушить невыгодно, потому что сгорело столько-то кубометров. У вас совсем совести нет?! Удушье детей, жизнь животного мира стоит для вас денег?!»…

На те же грабли?

Думаю, что эти слова можно – и нужно! – адресовать и официальной Москве… Вот только услышит ли?

В 2010 году случились страшные пожары в центральной России, включая и Нижегородскую область. Как оказалось, главной причиной неподготовленности к стихии стал новый Лесной кодекс, принятый в 2007 году, который фактически ликвидировал единую систему пожарной охраны лесов, переложив всю ответственность за эту охрану даже не на уровень регионов, а на уровень… сельского самоуправления!

Сразу после вступления в действие этого Кодекса специалисты из Института прикладной математики имени Келдыша Российской академии наук предсказали пожарную катастрофу как следствие лесной реформы. Они писали, что первое же засушливое и жаркое лето может обернуться большой бедой. А вот что отметил тогда экономист Георгий Бовт:

«По подсчётам Счётной палаты, реальные расходы муниципальных образований превышают их доходы минимум в два раза… При этом они постоянно стоят перед выбором – либо чинить крышу в местной школе, либо аварийно ремонтировать больницу, либо строить помост к реке для подъезда пожарных машин…

После принятия Лесного кодекса тотчас, по причине бедности, последовали массовые сокращения пожарных подразделений по всей стране. А надзорным органам оставалось только штрафовать нищие местные власти за неисполнение соответствующих правил. Ну, разумеется, после очередного пожара в школе или доме для престарелых в тюрьму показательно отправлялся какой-нибудь местный стрелочник».

 

Учёные как в воду глядели – беда грянула в 2010 году, сгорели десятки деревень и погибли люди. А главными виновниками сделали глав сельских и районных администраций, в том числе главу администрации Выксунского района нашей области – его грубо уволили. Между тем ни один из инициаторов и создателей Лесного кодекса, сидящих в Москве, ответственности так и не понёс.

Боюсь, что ситуация повторится и на сей раз – хотя истоком беды является федеральный приказ о «зонах контроля», но уже появились признаки того, что отыгрываться в основном будут на региональных чиновниках. Поэтому нынешняя трагедия грозит нам всё новыми и новыми рецидивами… Увы!

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации