С чувством глубокого удовлетворения

Удовлетворение. Именно так переводится Satisfaction на русский язык. С  чувством глубокого удовлетворения интернет-общественность наблюдает за тем, как развивается история с танцем ульяновских курсантов летного училища.

 

Для тех, кто внезапно не в курсе, напомню: молодые люди записали на видео танец под песню Satisfaction. Мелодия достаточно игривая, танец получился таким же: в трусах, ботинках и форменных фуражках ребятки изображают, как они эротично наводят порядок на подведомственной территории, а затем дружно веселятся. «Серьезной» эротики в танце нет: с первых же кадров любому становится понятно, что видео – это веселый молодежный стёб.

Но вот фуражки… Фуражки смутили руководство училища, причем смутили настолько, что танцоров решили оперативно отчислить. Ну и что, что учатся хорошо? А зато честь мундира, э-э-э, то есть, честь фуражки!

И вот здесь, собственно, и началось интересное. Ролики на песню Satisfaction принялись снимать все, кому не лень – студенты, жокеи, МЧСники… даже нижегородские блогеры скооперировались – и тоже отметились, сделав ролик к бане.

Все эти видео делались с единственной целью: поддержать ульяновских курсантов.

И сейчас уже даже не важно, отчислят летчиков или нет (хотя для ребят – конечно, важно!), здесь другое: уловить суть явления.

 

История развивается по спирали, а общественные настроения – по типу маятника. Каждое общество время от времени становится то либеральным, то консервативным. То целомудренным, то залихватски-разгульным. Оно то ханжески поджимает губы – то улыбается широко и искренне.

Еще три-пять лет назад наша страна проходила пик пуританства и семейных ценностей. Ценности в данном случае следовало бы взять в кавычки, потому что анализировались они исключительно по внешним параметрам: семья должна быть полной, улыбающейся, минимум с двумя детьми. Что там внутри ячейки общества – не важно. Подросткам про секс рассказывать не стоит, любые отклонения от «генеральной линии партии» — уже повод тревожно задуматься (а лучше – не пускать их в свои мысли вообще), самое главное — чтобы дети не увидели «плохого». Под плохим подразумевалось все, что не вписывалось в общую лучезарность, лейтмотивом запретов было чеховское «Как бы чего не вышло».

Девяностые годы, напротив, оказались разгульней некуда. Достаточно лишь посмотреть видео с концертов звезд эстрады тех лет: костюмы шили по принципу «кто эпатажней», танцевали неумело, но с чувством – «чтоб дух захватывало».

Причем качели «пуританство – разнузданность» — они свойственны не только России. Люди везде одинаковые, и «цивилизованный запад» сегодня уверенно примаршировал в сторону ханжеской толерантности. Показателен был недавний выход голливудских звезд, одетых в черное. Девушки как бы протестовали против неумелых ухаживаний мужчин, но при этом наряды их оказались настолько секси, что становилось понятно: психологические игры, описанные Эриком Берном еще в середине 60-х годов, по-прежнему на пике моды. Подтекст читался элементарно: «Я вся такая красивая, но ты меня не смей трогать! Не смей! И даже смотреть на меня не смей! Эй, почему ты не смотришь? Ах, ты смотришь? Да ты развратник!»

Россия же, оттолкнувшись от полюса пуританства, потихоньку дрейфует в сторону либерализма. И пусть пока эти шаги совсем небольшие, пусть их уже делает общество – но еще не делают чиновники (они тоже сделают, но попозже) – все равно можно порадоваться за всех нас.

Потому что там, на золотой середине между пуританством и разгулом будет здравый смысл. И через какое-то время мы к нему придем.

Печально лишь одно: еще никому не удавалось удержаться на золотой середине.

 

Фото из соцсетей