В школах не учат работать с информацией?

Фото: pixabay.com

Это очень забавно – читать учебники, по которым учатся наши дети. Еще забавнее – изучать школьную программу. Точнее, это было бы забавно, если бы программа была отдельно, а дети – отдельно.

И если бы мы могли относиться к ней умозрительно, по принципу: «Надо же, какую странную кракозябру придумали – хорошо, что в нашей жизни ее нет».

 

А в нашей жизни она есть. Родители первоклассников, второклассников, восьмиклассников и даже одиннадцатиклассников жалуются на то, что в школьной программе детям приходится изучать (я сейчас подберу максимально лояльный синоним) – «какую-то ерунду».

Нет, пожалуй, родители одиннадцатиклассников не жалуются. К выпускному классу школа уже отстаёт от человека и позволяет ему изучать лишь то, что действительно нужно для подготовки к экзаменам, которые он выбрал.

Но все остальное – поток информации. Зачастую – ненужной.

 

Если уж честно, я школу очень хорошо понимаю. Ей сейчас трудно как никогда. За последние 10-20 лет человечество (по крайней мере, то человечество, что пользуется интернетом) принципиально изменило свое отношение к информации. Данные сами по себе перестали быть ценностью. Я, например, не помню дат начала и окончания Столетней войны. Но если вдруг они мне потребуются – буду их знать ровно через секунду после возникновения такой потребности.

Или точную цифру населения России.

Или теорию становления идентичности Эрика Эрикссона.

Или что-нибудь еще.

 

Главное – не знать информацию, а знать, где ее найти и что с ней делать. Анализ, синтез, обобщение – вот это вот мыслительное «всё», которому научить сложнее, чем датам. Но которому учат только хорошие учителя – порой на основе школьной программы. Можно сказать, учат по велению души.

Программа же в целом настоятельно рекомендует информацию: побольше да пожирнее. Но, поскольку всю информацию, что есть в мире, в растущего человека не впихнешь, программа выбирает из этого объема отдельные куски. Причем принцип подбора этих кусков – «исторически сложилось».

Например, дети изучают фотосинтез, но не изучают принцип действия инжекторного двигателя. Казалось бы, почему? Чем фотосинтез важнее движка? Ну реально: если машины есть практически у всех, может быть, для общего развития узнать, как они устроены?

Не надо узнавать? А фотосинтез – надо?

Или, например, логика. Если уж мы говорим, что у детей с логикой тяжело (с ней и у взрослых тяжело: многие люди могут обладать кучей дипломов о высшем образовании и в то же время классифицировать яблоки на «красные и кислые»), то почему бы не дать им возможность в логике попрактиковаться? В чистой классической логике.

 

«Все хрюндики – черные, некоторые блюмбики – зеленые. Саша – блюмбик. Зеленый ли он? А Вася – черный. Он хрюндик?»

Вы быстро правильный ответ дадите?

Саша – может быть зеленый, а может, и нет. Потому что лишь некоторые блюмбики – зеленые и неизвестно, попадает Саша в эти «некоторые» или нет.

А Вася – тут тоже непонятно. Мы, конечно, знаем, что если уж ты хрюндик, то – черный, но нам никто не говорил, что, если ты черный, непременно будешь хрюндиком. Может, есть еще какие-нибудь зюндики – и те тоже черные?

 

Это, кстати, про критичность мышления.

Из того же самого благословенного интернета (откуда мы сейчас черпаем все, что только можно черпать) и из не менее благословенного телевизора на нас сваливаются гигабайты информации, которой мы рефлекторно верим.

Не проверяя источник.

Не сопоставляя факты.

Не делая выводы.

«Умирает 11-месячный ребенок, срочно нужна кровь» (где умирает? Почему кровь нужна срочно, если ее на станциях переливания крови – в достатке?)

«Профессор Знаменский: «Закаливайте детей, обтирая им ноги влажным полотенцем» (Кто такой профессор Знаменский? Исходя из чего он сделал такой вывод? Почему ноги, почему обтирать, почему мокрым, почему полотенцем?)

«Вот у меня однажды так колено болело, я его намазала мазью «Ромашка», и все прошло» (Почему болело колено? Поможет ли мазь мне, если у меня ушиб? А если растяжение? А если разрушается сустав? А может, дело было не в мази, а в одновременно с нею принятой таблеткой обезболивающего?)

 

Бездумно верить тому, что написано – все равно, что играть в русскую рулетку. Иногда вам повезет. А иногда – нет.

Вы ведь тоже поверили, что я – эксперт в школьных программах? Раз я про них сейчас написала – наверняка же эксперт?

Вовсе нет.

Я никогда не работала в образовательном учреждении.

Я никогда не изучала школьную программу как исследователь.

Более того: ни один из моих сыновей сейчас даже не учится в школе.

 

Так имею ли я право говорить о том, что в школе не учат работать с информацией? А?

Добавить сайт в мои источники