Власть в кино: как реагировать на то, что начальник – «тоже человек»?

Премьер-министр Канады Джастин Трюдо приехал на саммит НАТО в Брюсселе в розово-голубых носках. Ярких, как мечты девочки-подростка. У президента Франции Эммануэля Макрона есть жена Бриджит. Она старше его на 24 года и они целуются прилюдно. Люди на них смотрят – а они целуются. Руководитель Нижегородской области Глеб Никитин на прошлой неделе пошел с женой и детьми в кино. Просто приехал в кинотеатр, купил попкорн и отправился в зал – как все.

 

Ангела Меркель написала в Инстаграм про носки Трюдо: «Крутые носки, Джастин!» Россияне, обсуждая эту «деталь интерьера канадского премьера», фыркнули: «Фу, что за детсад?!»

Французы выбрали Макрона президентом в том числе и из-за Бриджит: потому что он не стесняется любить и быть «не таким, как все». Россияне, увидев фотографии Бриджит, поморщились. Ну, мягко говоря – поморщились.

Казалось бы, семейный поход Глеба Никитина в кино – событие настолько заурядное, что его и обсуждать-то не стоит. Но нижегородцы, наткнувшись в сети на 15-секундное видео, где папа Петра и Арины несет детям попкорн, выкатили сотни комментариев. Общий фон их сводился к двум посылам: а) это всё пиар и б) разное.

На самом деле «разное», прикрытое шлейфом легкой язвительности, сводилось все к тому же чувству, которое побудило россиян морщить нос от носков премьера Канады и жены президента Франции. И чувство это – растерянное недоумение.

 

Мы привыкли, что власть – это некий царь-батюшка или «волшебник в голубом вертолете», который прилетит, подарит пятьсот эскимо и улетит. Или прилетит, пропишет всем люлей и тоже улетит.

В любом случае, власть – это что-то далекое, нездешнее, контактирующее с реальностью через тонкую ниточку пресс-релизов и перерезаемых красных ленточек.

К власти можно долго пробиваться на прием – и власть, если захочет, сделает мир во всем мире, вечную молодость и пятьсот эскимо каждому. Но власть, видимо, не хочет – раз у нас ни мира, ни молодости, ни эскимо.

Мы воспринимаем власть в таком колоссальном отрыве от себя, что всерьез обсуждаем: а вот, например, идти на контакт с властью – это достойно звания приличного человека?

Скажите, а идти на контакт с кондуктором автобуса – достойно? Или, например, с начальником цеха? Или с системным администратором?

Власть – это наемный менеджмент. Да, менеджмент уровня топ. Но это люди. Такие же люди, как кондуктор автобуса, начальник цеха или системный администратор. И они не могут решить все проблемы  – как не может сисадмин изобрести интернет, который идет прямо в мозг. Но они могут (и должны!) быть профессионалами в той сфере, принадлежность к которой записана в их трудовой книжке. И оставаться обычными людьми во всех остальных сферах.

 

Так получилось, что в нашей стране те самые «наемные топ-менеджеры» сами дистанцировались от реальности. Причин здесь много, описывать их – долго. Вывод же известен: отправляясь в кино, мы скорее готовы столкнуться в фойе со Стивеном Спилбергом, чем с руководителем региона (и по совместительству – папой восьмилетних детей). Поэтому любое проявление нормального человеческого поведения «первых лиц» ставит нас в тупик. А нам от этого неловко. И хочется написать язвительный комментарий, чтобы как-то развеять неловкость. Язвительность – она вообще хорошо в этом помогает.

 

Плохая новость состоит в том, что язвить придется все чаще. Потому что нынешние управленцы не хотят башню из слоновой кости. Она устарела, вышла из моды, покрылась пылью.

Хорошая новость – в том, что мы привыкнем. Чем чаще управленцы уровня «топ» будут проявлять себя как обычные, нормальные люди, тем меньший ажиотаж будет возникать при их появлении в кино, в кафе, да на велосипеде в парке, в конце концов.

Но до тех пор, пока идет привыкание, язвительных комментариев не избежать. Ни нам, ни власти. Хотя (ой, мы же парой абзацев выше договорились!) власть – это мы и есть. Обычные люди. Просто у каждого – своя работа.