Алексей Пичугин: «Оружие не имеет права наносить случайных ран»

Фото Кирилла Мартынова

Оружие никогда не оставляло людей равнодушными. Его боятся, им восхищаются, его пытаются освоить. В советские годы, пожалуй, в каждом парке стоял тир – проверить свою меткость мог любой человек. Сегодня зачастую для того, чтобы «пострелять» люди выбирают безлюдные места – и не всегда такие развлечения оказываются безобидными.

О том, какой должна быть культура отношения к оружию, мы беседуем с руководителем стрелкового клуба «Антей», чемпионом мира по практической стрельбе Алексеем Пичугиным.

— Мы все – действующие спортсмены, — говорит Алексей Пичугин, — и создали этот клуб под эгидой нижегородского отделения Федерации практической стрельбы. Мы видели, как организована подготовка спортсменов в странах, которые тогда были лидерами в практической стрельбе, обобщили опыт, выбрали лучший – и создали клуб, в котором можно тренироваться с пистолетом, автоматом, пристрелять охотничьи винтовки – и делать это культурно и безопасно.

— Значит, спрос на это есть?

— Россия – страна, традиционно славящаяся своим оружием. Но потренироваться людям практически негде. По оврагам стрелять? Это небезопасно. Ну и плюс – городская застройка.

— А она здесь при чем?

— Города разрослись. И если раньше какое-нибудь стрельбище было за чертой города, то сейчас оно вдруг оказалось в опасной близости от нового микрорайона. И уже не постреляешь – безопасность превыше всего. Поэтому мы нашли отличное место между двумя военными полигонами, на песчаной поляне, с озером, возле соснового бора… Конечно, долго боролись с бюрократией, чтобы оформить все документы.

— Насколько долго?

— Три года, четыре месяца семнадцать дней. Согласования действительно шли не быстро — но это связано со сферой нашей деятельности. Хотя одна из наших миссий звучит так: «Мы делаем оружие безопасным». Оружие не имеет право наносить случайных ран.

— Что нужно сделать, чтобы оно никогда не наносило?

— Повышать культуру обращения с ним. Стреляет не оружие –  стреляют люди. Случайный выстрел, как правило, делает необученный, неквалифицированный, невнимательный человек… За 40 лет существования практической стрельбы не было ни одного несчастного случая на соревнованиях. А это – сотни миллионов выстрелов по всему миру. Просто в ходе работы были сформулированы правила: весьма простые, но эффективные. На занятиях мы обучаем этим правилам всех, добиваясь, чтобы человек придерживался их практически рефлекторно. Не видишь мушку – не кладешь палец на спусковой крючок ; ствол оружия — всегда внутри угла безопасности, никогда не направляешь ни на себя, ни на другого. Человек, который прошел у нас обучение, не будет ради тренировки дома у окна целиться из винтовки в людей. Это та самая культура, которая позволяет людям, даже находящимся, например, в плотном воинском коллективе и постоянно работающим с оружием, вести себя по отношению друг к другу очень вежливо и безопасно. Жаль, в масштабах России нет статистики, насколько снизилось число несчастных случаев после внедрения методик практической стрельбы, но снизилось – совершенно точно.

— Почему вы так уверены?

— Я смотрю на парней-военных, которые занимаются с нами: по сравнению с 2008 годом, когда мы начинали, это просто небо и земля.

— А кто чаще приезжает к вам на занятия? Те, кто уже попробовал стрелять и им понравилось? Или те, кто вообще не держал оружия в руках?

— Очень разные люди. Например, в России пистолет недоступен гражданскому человеку. Поэтому занятие спортом – это возможность общаться с оружием легально. И не просто стоя на месте пострелять по мишени, а перемещаться, менять положение, выбирать стратегию и тактику прохождения упражнения. Это такой увлекательный процесс, что многие, попробовав раз, приезжают снова и снова. Что касается социального среза… К нам приезжают врачи (кстати, они традиционно очень хорошо стреляют – и не только хирурги), бизнесмены, военные, полицейские, менеджеры, ученые – люди самых разных профессий.

— Мужчин, конечно, больше, чем женщин?

— Да, мужчин больше. Но есть такие девушки, что мужчинам с ними соревноваться почти бесполезно. Россиянке Маше Гущиной 20 лет, она трехкратная чемпионка Европы и двукратная чемпионка мира. Девушка с шестнадцати лет выигрывает все, что только можно выиграть. Конечно, соревнования мужчин и женщин оцениваются по отдельности, но на недавнем чемпионате мира в абсолютном зачете Маша заняла шестое место. То есть из пятисот мужиков лучше Маши стреляют только пятеро. А Маше, повторюсь, всего 20 лет.

— Алексей, скажите, насколько дорогое это удовольствие – практическая стрельба?

— Оружие никогда не было дешевым. Конечно, есть много видов спорта, где затраты намного ниже. Но техника развивается и спорт становится более доступным – сегодня до мастера спорта вполне может дойти человек среднего достатка.

— И начинать заниматься стрельбой можно в любом возрасте, я правильно понимаю? Это же не как в гимнастике – если в 5 лет в секцию не отдали, твой поезд ушел?

— Я начал заниматься в 32 года — и ничего, чемпион мира, — Алексей смеется. – Мне, конечно, всегда нравилось оружие, я искал, где можно пострелять: то в тире пристроишься, то еще где. Тяга была – а реализации не было. В 2008 году увидел рекламу курсов Виталия Крючина, президента Федерации практической стрельбы России: он проводил их в течение месяца в Финляндии. Я прыгнул в машину – и рванул туда. Так и начал заниматься.

— Но большинство людей, как правило, занимаются на таких курсах, а потом возвращаются в привычную атмосферу «работа – дом». А вы начали ездить по соревнованиям, да и вообще сделали «Антей» своей работой.

— Ну как люди начинают марафоны бегать? Это захватывает. Получается – хочешь сравнить себя с другими. Сравниваешь – хочешь заниматься еще. В 2010 году я выиграл первый чемпионат России, потом – еще четыре… Сейчас, кстати, Россия – очень сильный конкурент для других команд. В 2017 году мы стали чемпионами мира, в 2016 – чемпионами Европы в самом престижном классе – продакшн. Ведь считалось, что есть боги – это американцы, чехи, шведы, словаки, а все остальные – статисты. Мы смотрели на них снизу вверх: «Ух, какие крутые парни!» — а в 2017 году американцы стояли на второй ступеньке, а мы на первой.

— Мы – это кто?

— Это наша команда: Павел Торгашов, Николай Оншин, Маша Гущина и я.

— А что такое «класс продакшн»?

— Если по-русски, это «пистолет из коробки». Обычный заводской пистолет без малейших переделок и усовершенствований. Самый настоящий мужской класс.

— Алексей, как проходят соревнования по практической стрельбе? Я ведь правильно понимаю, что это не статичная стрельба в тире?

— Нет, конечно! На стрельбища собирается больше полутора тысяч человек. И участники за 4-5 дней должны пройти до 30 разных упражнений. Бежать, прыгать, ползти – что угодно делать и при этом стрелять, точно попадая в мишень. Здесь нужна и физическая, и психологическая, и интеллектуальная подготовка. Это спорт, который имитирует реальное применение оружия: укрытия, декорации, движущиеся мишени, качающиеся, исчезающие…

— Алексей, не могу не спросить об идее, которую, наверное, буду обсуждать вечно: как вы относитесь к теме легализации оружия?

— Противоречиво я в ней отношусь. Раньше был ярым сторонником легализации, а сейчас, чем больше работаю в Федерации практической стрельбы России, тем больше понимаю, что слишком много здесь нюансов. Давайте рассуждать: Россия всегда славилась своими воинами. И во все времена слава русского оружия гремела по миру. С другой стороны, есть аспект общественного контроля, полицейского контроля, психологической зрелости нации. На мой взгляд, вводить разрешение на приобретение личного оружия нужно постепенно. Сначала – офицерам, как это было в царской армии.

— Ну да, такой человек знает, что такое оружие и умеет с ним обращаться.

— Приятно посмотреть, насколько за последние годы вырос уровень наших офицеров. Это реальная опора государства: люди со стержнем, с целями, с мотивацией. Если им разрешить ношение оружия, в случае ЧП они смогут среагировать на ситуацию мгновенно – и безопасно для граждан. Кроме этого, ношение оружия можно разрешить спортсменам. Мы же все равно постоянно мотаемся с этим оружием: но я вожу его в специальном кейсе, в разобранном виде. То есть в случае опасности я банально не успею его достать, собрать зарядить. Кроме этого, оружие нужно ювелирам, врачам, которые связаны с хранением и перевозкой наркотиков… То есть начинать нужно с людей, которые все равно проходят через множество фильтров-проверок. Ну, а дальше культура разрастется.

— А как в других странах обстоят с этим дела?

— Во всех по-разному. Например, в Израиле и в Америке оружие возведено в культ. Так вот, в Израиле был яркий пример, когда катерпиллер-террористы похищали эти крупные погрузчики и экскаваторы , врезались на них в автомобильные пробки, катались по машинам, таранили автобусы с туристами… Так вот, часть таких терактов была предотвращена простыми гражданами – но имеющими собственное оружие. В Израиле каждый человек может иметь один пистолет, а если ты занимаешься спортом и участвуешь минимум в двух соревнованиях в год, твое право – приобрести неограниченное количество оружия. Все протоколы соревнований клуб отправляет в полицию: тебе даже не нужно доказывать, что ты участвовал в состязаниях. Кроме этого, раз в два года владелец оружия обязан сдать квалификационный экзамен инструктору клуба практической стрельбы, чтобы доказать: он действительно умеет обращаться с оружием и не причинит вреда ни себе, ни окружающим.

— А в Америке?

— Там с нашей точки зрения ужас. Государство просто не знает, сколько у населения оружия и какое оно. Можно по автомобильным правам купить любой пистолет, хранить его дома, в машине…

— Мне было бы как-то неуютно жить в обществе, где оружие может оказаться абсолютно у любого человека.

— Ну вы же периодически читаете о случаях расстрела в американских школах. При этом американцы сами говорят: «конечно, запрет на оружие не решает проблему». Ведь в той же Канаде, которая от Штатов – по соседству через озеро, таких расстрелов нет. А оружием тоже может владеть любой. Я не психолог, но, на мой взгляд, нужно все-таки решать проблемы общества. И в России, конечно, нельзя огульно разрешать оружие всем. Постепенно, с внедрением культуры владения. Смотрите: в Нижегородской области зарегистрировано 42 тысячи охотников, которые владеют оружием. У них был один – единственный тир, в который они могли приехать пристрелять свое оружие и как-то потренироваться. Ехали они туда? Некоторые – да. А большинство пристреливали в оврагах, в лесу, подпольно… Артемовские луга все в гильзах! Ну это не дело! Поэтому мы создали условия для цивилизованной пристрелки и тренировок — внутри стрелковых  галерей. Дистанция – до 300 метров, броневые мишени, хорошо устроенные огневые рубежи, зоны излета – где нет населенных пунктов. Скоро построим там дом, можно будет приехать на день-два. И, конечно, если приезжает к нам охотник со своим оружием, мы же все равно рядом с ним. Объясняем ему правила безопасности, корректируем ошибки.

— То есть опять же насаждаете культуру владения.

— Конечно. Я сам охотник – если людям спокойно, без назидания, объясняешь правила, они действительно и разряжать оружие начинают в безопасном направлении, и не проносят ствол оружия через друг друга. Уже приятно посмотреть.

— А ведь вы правда повышаете безопасность в стране. Ну, как минимум в Нижегородской области.

— Есть еще такой аспект. Часто человеку бывает нужно настреляться. Эта тяга – в природе человека. Поэтому реализовать эту тягу нужно в цивилизованном месте под контролем опытных людей. И тогда он эту тягу удовлетворит – и не будет этой пьяной стрельбы в кафе.

— Можно ли обучать владению оружия подростков?

— Мы периодически проводим такие занятия со старшеклассниками. Детям очень нравятся! Напомню: Маша Гущина начала выигрывать чемпионаты в 16 лет. А  в нашей постоянной детской группе – девять спортсменов, они победители прошлогоднего первенства России по своему возрасту. Ребята начали заниматься с 11 лети и прогрессируют, конечно, намного быстрее, чем взрослые. О чем и говорить – мозг пластичный, обучаемость высокая. Технику правильно поставить ребенку – обязательно через какое-то время выбьется на мировой арене. И, кстати, Россия – это страна, от которой больше всего выступает юниоров. Сейчас наши мальчишки во всех классах доминируют. В мире – я подчеркиваю.

 

16+

На правах рекламы

Добавить сайт в мои источники