Карэн Бадалов: «Невозможно точно сыграть исторического персонажа»

Газета "Нижегородская правда"
Карэн Бадалов: «Невозможно точно сыграть исторического персонажа»
Фото: из архива Карэна Бадалова
Знаменитый актёр рассказал, почему нам сложно понять героев Серебряного века

Карэн Бадалов – один из самых талантливых столичных актёров. Звезда знаменитого Театра Петра Фоменко, он сыграл там целую галерею классических персонажей, каждый из которых настоящая актёрская мечта. Король Лир, Мефистофель, Солёный, Граф Нулин, Лепорелло, Андрей Болконский, Беркутов – список более чем внушительный.

На фестивале «Золотая маска» нижегородцы увидели Карэна в одном из самых известных спектаклей театра «Сон в летнюю ночь», где он сыграл Тезея и Оберона. Кинозрители же знают его по ролям в многочисленных фильмах, в которых эффектная внешность актёра, умноженная на талант, позволила ему создать яркие образы наших соотечественников. В том числе Осипа Брика, Анастаса Микояна и Сергея Эфрона. О своих ролях и о том, что нужно современному зрителю, Карэн Карлосович рассказал «НП».

 

Сны наяву

 

– Нижегородцы очень ждали приезда Театра Петра Фоменко и остались в восторге от «Сна в летнюю ночь». В чём секрет успеха спектакля – не только его, но и самого шекспировского текста? В нашем театре «Комедiя», в котором вы часто бывали на гастролях, «Сон…» тоже идёт уже много лет.

– Потому что этот спектакль – безумство любви. Каждый из нас когда-то любил. Любовь приходит, чтобы человек увидел то, что он обычно не способен увидеть в себе. Но безумствовать на самом деле мало кто себе позволяет, а на сцене мы это делаем, и зрители хотят того же в обычной жизни.

Главное в театре, да и в жизни – любовь!

– А вам приходилось безумствовать в жизни?

– Про это я не скажу, это моя жизнь, а сцена – это параллельная реальность, и на ней я могу делать то, что не могу себе позволить в реальной жизни. За этим публика и приходит. Во сне можно всё, и в этом счастье. А когда мы просыпаемся, то иногда сон оказывается куда слаще реальности…

Фото: мастерская-фоменко.com
В спектакле "Сон в летнюю ночь"

– Среди ваших шекспировских ролей не только Оберон, но и король Лир. Чем отличается влюблённый Шекспир от сурового и жестокого?

– Не так уж и отличается. Даже романтичный Шекспир – это предчувствие чего-то трагического. Это то самое, что Булгаков называл «человек смертен», да ещё и «внезапно смертен». И за постоянным действием в пьесах Шекспира угадывается это чувство. И поэтому артистам так интересно его играть. А зрителям – смотреть.

 

– Реально ли привить молодым зрителям вкус к настоящему театру?

– Прививать ничего не надо. На самом деле театр не отвечает на вопросы, он их задаёт. А потом уже зрители задают вопросы себе сами. В наш театр ходит много молодёжи, и даже если в кого-то одного «попало», моя задача выполнена.

Фото: ruskino.ru
Карэну Бадалову часто достаются роли преступников - как в фильме "45 сантиметров"

Жизнь в кино

 

– Вы – блестящий театральный актёр, но у вас есть и множество киноролей. Какую свою работу вы бы отметили особо?

– Фильм фильму рознь. Есть роли интересные и маленькими эпизодами, а есть те, что интересны только финансовой составляющей. В кино я зарабатываю куда больше, чем в театре. Признаюсь, это правда. И я благодарен кинематографу за то, что он есть. Но есть и по-настоящему хорошее кино. Все почему-то вспоминают «Апостола», где я сыграл доктора. А одна из моих любимых ролей – это сериал «Казус Кукоцкого», который Юрий Грымов снимал по роману Людмилы Улицкой. Я не люблю пересматривать свои фильмы, потому что вижу, что мог бы сыграть лучше, а там мне удалось найти правду.

 

– Вашей первой ролью в кино стала главная роль в фильме под названием «Русские казаки и гроб Чарли Чаплина» – совместном проекте швейцарского телевидения и ВВС. О чём эта картина?

– Это был 1992 год. В стране разруха. Приехал режиссёр Пол Павликовский, который сейчас лауреат «Оскара», чтобы снимать свой первый игровой фильм. Он искал лиц славянской национальности. И нашёл меня, самого большого славянина, – смеётся Бадалов. – Это был очень интересный проект. Главная роль, съёмки в Швейцарии, на французском языке, который я тогда ещё неплохо помнил после института стали и сплавов, в котором учился. Это фильм про то, как воровали гроб Чарли Чаплина. По-настоящему это делали болгары, а в кино – выходцы из России. Три месяца за ними бегала полиция – думали, что это суперпрофессионалы, а на деле ими оказались обычные любители. Пол с ними познакомился в каком-то баре, они ему рассказали эту историю, и он снял про них фильм. Жаль, что я не могу посмотреть его сейчас – у меня была кассета, она пропала. И теперь я нигде не могу её найти…

Фото: ruskino.ru
С Федором Бондарчуком и Александром Голубевым в фильме "9 месяцев"

– А что по поводу известных исторических личностей, которых вы сыграли? Осип Брик, Сергей Эфрон, Анастас Микоян… Насколько они вам близки?

– Это вопрос на засыпку. Невозможно точно сыграть исторического персонажа. Можно лишь попытаться понять его образ мыслей, то, что им двигало… Я могу только приблизиться к этому. Короля играет свита, и понять человека можно только через его окружение. Нужно читать то, что говорили о нём его современники. Непросто, например, понять Осипа Брика.

 

– Что бы вы сделали на его месте с Маяковским?

– Ничего. Они жили по-другому. И страх был другой. А именно страх движет поступками людей.

Фото: kino-teatr.ru
В роли Сергея Эфрона в фильме "Очарование зла"

– Насколько серьёзно можно подходить к истории Маяковского, рассказанной в фильме?

– Я не знаю, как было. Показать, как было, невозможно и даже неправильно. Огромное количество документов до сих пор не рассекречено. Но понять то время, тот ужас, что был у людей, можно. Каждый с ним справлялся по-своему. Здесь главное – понять, ради чего Маяковский всё делал. Ради любви. Любил ли Маяковский Лилю? Думаю, что любил. И очень сильно.

 

– Несколько раз вы играли другого знаменитого персонажа – Микояна. Почему режиссёры так упорно видят вас в образе этого советского партийного деятеля? И… едите ли вы знаменитую докторскую колбасу, рецепт которой в пищевой промышленности появился именно по инициативе Микояна?

– Сам не знаю. Наверное, тем, что частично армянин. Я на него и не похож – ни ростом, ни фигурой, ни лицом. Мне даже специальные вкладки в нос делали. Но сыграть его было интересно. А вот колбасу стараюсь не есть – лучше живое мясо. Впрочем, колбаса тогда была совсем другая, – смеётся актёр.

 

Возвращение Чикатило

 

– В этом году вышел нашумевший фильм «Чикатило», где вы играете профессора Некрасова. На ваш взгляд, почему вдруг всплыла эта тема в кино и какие впечатления остались от этой неоднозначной во всех смыслах работы?

– У человека, которого я играю, был реальный прототип из института Сербского. Он первым создал в нашей стране науку о серийных убийцах, описал психотип и помог раскрыть преступления. Ведь Чикатило не могли найти и расстреляли нескольких людей, которые взяли его вину на себя. Даже когда его взяли, прямых улик не было. И это правда, что он реально раскрутил Чикатило на психотерапевтическом сеансе. Это по сути открытие, достойное диссертации, а может, и звания академика! И этим фильм интересен.

Фото: kino-teatr.ru
В роли психиатра Некрасова в сериале "Чикатило"

– На ваш взгляд, Дмитрий Нагиев попал в образ Чикатило?

– Я не могу судить, мне сложно говорить про такие вещи. И вообще сложно понять актёров, которые соглашаются сыграть серийных убийц. Я бы за такое не взялся. Мне бы духа не хватило. Это надо до такой степени от себя отрешиться… Или же найти в себе что-то подобное. А ведь в каждом из нас есть что-то подобное. Но это колоссальная актёрская работа.

 

– Правда ли, что у сериала будет продолжение?

– Да, скоро будет сниматься продолжение, потому что пока всё закончилось на том, что Чикатило ещё не арестовали.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки