Виктор Гурский: «Главное в кризисных ситуациях — оставаться людьми»

Виктор Гурский: «Главное в кризисных ситуациях — оставаться людьми»

Заместитель губернатора Нижегородской области Давид Мелик-Гусейнов побеседовал с врачом-психотерапевтом, психиатром, доктором Клинической психиатрической больницы №1 Нижнего Новгорода Виктором Гурским о том, как сохранять психологическое равновесие и не поддаваться панике в кризисных ситуациях.

 

Мелик-Гусейнов: Добрый день, спасибо, что нашли время встретиться. Мне нужна ваша помощь. Мне нужна помощь доктора. Обращаюсь к вам как к психотерапевту, без улыбок. Потому что сейчас эта помощь нужна не только мне, но и всем жителям Нижегородской области, которые хотят получить совет, как же жить в режиме вот такого повышенного стресса. В период, когда в СМИ очень серьезно нагнетается тема, связанная с распространением коронавируса, как сохранить себя в первую очередь? Нам очень сложно обратиться всегда к психотерапевту очно, приходить и делиться своими эмоциями, своими проблемами, потому что все думают: если со мной разговаривает психотерапевт, значит, со мной что-то не так. На самом деле, вот эти стигматы нужно сейчас убрать в сторону. Эти ухмылки и улыбочки, когда произносится слово «психиатрия», «психотерапевт», нужно забыть. Сейчас нужно поговорить откровенно. Что происходит с обществом? Почему такая массовая паника у людей? И как эту панику не примерять на себя? Как выстоять в этом стрессе? И ни в коем случае не заработать, как минимум, психосоматические заболевания, а, как максимум, не потерять душевную стабильность.

 

Гурский: Вы знаете, очень часто, когда с докторами беседую, например, на факультете повышения квалификации врачей, я говорю: представьте, что у нас сейчас лекция в психиатрической больнице. И спрашиваю: у нас тут лечатся шизофреники, алкоголики и депрессивные? Они обычно отвечают: да. Я говорю: нет, у нас лечатся люди, страдающие шизофренией, люди, страдающие депрессией… Ключевое слово – человек. Это самое главное в том, что сейчас происходит. Главное — нам всем остаться людьми. Каждому из нас.

Паника – качество, характерное для всего живого. У нас этот процесс контролирует вегетативная нервная система. Есть симпатическая и парасимпатическая. Парасимпатическая отвечает за то, чтобы «бежать» или «нападать», то есть эта часть нервной системы, которая отвечает за панику. И в целом в человеческой популяции около 20%, то есть каждый 5-й, склонен к паническим расстройствам. Это высокий процент. И когда происходит какое-то необычное событие, люди склонны паниковать.

 

Мелик-Гусейнов: А что сделать, чтобы уровень этой паники был не максимальным, а все-таки в пределах очень низкой доли людей, которые реагируют таким образом на внешние события?

 

Гурский: В первую очередь, понимать, что остальным четырем из пяти нужно не поддаваться этой паники.

 

Мелик-Гусейнов: Как?!

 

Гурский: Выполнять лидерские позиции.

 

Мелик-Гусейнов: Вот как?

 

Гурский: Надо не поддаваться этой панике, не реагировать на ситуацию, а быть активным. И понимать, что, будучи прагматичным, уверенным, рациональным, больше достигнешь успеха, нежели если поддаваться панике.

 

Мелик-Гусейнов: Такие проактивные люди тоже есть. У них мнение, что проактивность – это написать быстро в соцсети свою эмоциональную оценку тому, что происходит. К примеру, произошел такой-то случай, я дам этому дополнительное звучание (к примеру, врачи не отработали в должной мере, службы реагирования притормозили, все плохо, все ужасно, вот такая у нас плохая страна). Понимаете, это как бы проактивная позиция в блогосфере, в обычной коммуникации. А, на Ваш взгляд, это проактивная позиция?

 

Гурский: Нет, это то, что называется хайп, на мой взгляд. Вызвать побольше эмоциональной реакции, паники.

 

Мелик-Гусейнов: В этом есть внутренняя потребность у людей?

 

Гурский: Наверное, это самореализация. Потребность самореализовать себя за счет событий, которые происходят в мире. Получить бонусы, вторичную выгоду, как это называется в психологии. Но я бы не сказал, что это рациональное поведение.

Как профессионалам в этой ситуации реагировать? Просто оставаться профессионалами. И меня, и всех моих коллег учили работать в кризисных ситуациях. В кризисных ситуациях важно сохранять профессионализм, то есть спокойствие. Если к вам приедет скорая помощь, и врач будет говорить: «Ай, боже мой, что с вами случилось?», — вы же, наверное, будете думать, что врач сам сошел с ума. Нет, он должен обладать холодным разумом. Ему не нужно никому ничего объяснять, а нужно уметь действовать в экстренной ситуации. Когда кризис пройдет, когда все успокоится — тогда мы будем разъяснять. Сейчас нужно четко выполнять свою работу в условиях кризиса.

 

Мелик-Гусейнов: Что делать в семье? Сейчас все люди находятся в режиме самоизоляции. У них есть время, чтобы почитать СМИ, соцсети. И это еще больше провоцирует людей на нестабильное психологическое поведение.

 

Гурский: На самом деле, все просто. Здесь, как история про шторм и корабли. Есть две главных задачи: сохранение команды и минимизация ущерба. Нужно их выполнять. Я рекомендую всем пациентам, которые ко мне обращаются, прежде всего строго соблюдать распорядок дня. Если вы привыкли вставать на работу в 7 или 8 часов, то и вставать в это же время даже в выходные дни. Четко соблюдать график. Как в первом классе, написать его на листочке и повесить на холодильник: подъем — в 7 утра, зарядка, умывание, физкультура, завтрак. Зарядка – это обязательный пункт. Еда по расписанию. Не кусочничать. Чтобы вы чувствовали, что ваша жизнь упорядочена.

 

Мелик-Гусейнов: А дайте совет нашим коллегам – врачам. Потому что сейчас много информации в социальных сетях гуляет, что медицина что-то делает не так. Я читаю, в том числе у себя в ленте, что система отсутствует, врачи у нас ничего не знают, все, как всегда, — вот с таким пренебрежением. Конечно, это читают и врачи, и медицинские сестры, и они делают определенные выводы в отношении самих себя как профессионалов. Это жутко демотивирует сегодня, в экстренной ситуации, когда нужно здесь и сейчас помогать людям. Что можно посоветовать профессионалам от медицины в данной ситуации?

 

Гурский: Вспомнить поговорку «собака лает – караван идет», то есть мы – караван, ведем свою работу, и ее нужно выполнять, не обращать внимания на каких-то «мосек», которые «лают» на этот процесс.

Мелик-Гусейнов: Ну, у людей тоже боль, они же переживают и неспроста такую эмоцию выдают в паблик?

 

Гурский: Они выдают эту эмоцию для того, чтобы получить какие-то бонусы в социальных сетях, это всегда так. Наша задача – не оправдываться, а выполнять свои профессиональные задачи.

 

Мелик-Гусейнов: Вот это правильные слова. Когда тебя заставляют оправдываться, то чувствуешь, что ты какой-то неполноценный. И врачи, вынужденные иногда реагировать на обвинения, которые иногда публикуются в социальных сетях, жутко демотивированы тем, что им приходится оправдываться. Какой совет здесь можно дать, чтобы это не звучало как оправдание, а звучало как объективная картинка того, что реально происходит?

 

Гурский: Оправдываться не нужно. Лучше просто выработать для себя какой-то комплекс фраз. Причем люди в таких панических состояниях не понимают каких-то сложных конструкций. Нужно отвечать очень простыми фразами из двух-трех слов, чтобы они были понятны, даже если их вырвут из контекста. «Уважаемые сограждане, все будет хорошо. У нас есть будущее, человечество не в первый раз встречается с кризисными ситуациями, эта не самая страшная, мы выйдем из этого кризиса. Предпринимаются все меры для того, чтобы не наступили те самые тяжелые кризисные ситуации». Вот такие, очень простые, слова. «Мы выполняем все, что можем. Мы делаем всю работу, которую можем сделать. Мы делаем все правильно».

 

Мелик-Гусейнов: Почему психиатрия настолько стигматизирована в настоящее время в России? Почему к вам не идут здоровые люди и не обращаются за такой помощью, о которой мы сегодня говорим?

 

Гурский: Ко мне приходят здоровые люди. Сейчас уже стало получше с этим. Потому что это раньше думали люди, что депрессия – прихоть или меланхолия. Нет, сейчас здоровые люди обращаются в кризисных ситуациях, потому что основная специальность наша – помочь людям именно в кризисных ситуациях. Сейчас ситуация поменялась: люди не стесняются обращаться к нам.

 

Мелик-Гусейнов: Увеличилось ли количество обращений людей без психосоматических и ментальных нарушений, желающих получить помощь в кризисных ситуациях?

 

Гурский: Сейчас идет острая реакция на стресс. Люди пока отрицают, прячутся. «Волну» пациентов мы получим чуть попозже.

 

Мелик-Гусейнов: Помогают ли контролировать такие состояния безрецептурные легкие лекарственные препараты, которые не имеют серьезных побочных эффектов?

 

Гурский: Я бы рекомендовал простые дыхательные техники, например, дыхание по методике «4-7-8». На счет четыре делаете вдох, на счет семь задерживаете дыхание, на восемь – медленно выдыхаете. У вас чуть-чуть повышается углекислый газ в крови и стимулируется парасимпатическая система, которая подавляет панику. Такое упражнение 10-15 минут в день поможет успокоиться.

 

Мелик-Гусейнов: Телевизор, компьютерные игры успокаивают?

 

Гурский: Я считаю телевизор злом.

 

Мелик-Гусейнов: Мы можем управлять паникой?

 

Гурский: Мы обязаны управлять паникой. Наша с вами задача, моя как врача и ваша как лидера, – убеждать людей, что все хорошо. Своим уверенным поведением мы должны демонстрировать, что нашим обществом рулят не паникеры, а компетентные специалисты и профессионалы своего дела.

 

Мелик-Гусейнов: Если не управлять своим паническим состоянием, к чему это может привести?

 

Гурский: Если такое состояние перейдет в хроническую стадию, то, скорее всего, оно приведет к психосоматическим или тяжелым психическим расстройствам. Я надеюсь, мы в обществе обойдемся без этого.

 

Мелик-Гусейнов: Ваш прогноз: общество стабильно переживет этот непростой кризисный период, связанный с пандемией коронавируса?

 

Гурский: Я все для этого сделаю и надеюсь, что и вы все сделаете. У нас есть будущее. Кризисные события могут нас закалить и сделать сильнее.

 

Мелик-Гусейнов: Вопрос личный. Вы боитесь?

 

Гурский: Нет. В студенческие годы я очень хорошо изучал эпидемиологию и знаю, что у нас пока эпидемиологический порог не превышен. Реальной эпидемии нет. Мы с вами работаем на опережение.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров