Пуанты и поклонники. Один день в обществе известной балерины

Пуанты и поклонники. Один день в обществе известной балерины
Фото Кирилла Мартынова и Ирины Гладунко.

Из всех представителей творческих профессий балерины, пожалуй, кажутся самыми неземными созданиями. Когда видишь, как они, изящные и невесомые, порхают над сценой, возникает ощущение, что нектар и пыльца – их единственная пища, а все мысли заняты исключительно танцем.

А что же на самом деле? Какая она, обычная жизнь балерины? Узнать это нам помогла ведущая прима-балерина Нижегородского театра оперы и балета Юлия АНУФРИЕВА.

Скажите «сыр» 

Мы приходим к Юле в 8 утра, когда её день уже в разгаре – она готовит завтрак для маленькой дочки. 

– Наше пробуждение зависит от ритма ребёнка, – признаётся она. – Я встаю первая, в семь утра, поднимаю Василису, бужу мужа, и Василий ведёт её в садик. 

В квартире пахнет поджаренным хлебом и кофе. На наш удивлённый взгляд Юлия улыбается: 

– Это стереотип, что балерина ничего не ест. Просто при такой физической нагрузке сложно набрать лишние килограммы. Мы можем иногда позволить себе больше, чем многие думают. Просто нужно корректировать свою еду. После шести не есть, убрать из рациона быстрые углеводы – булки и сахар. Я нашла свою золотую середину для семьи. В первой половине дня хлеб мы едим. Яйцо – ходовая еда в холодильнике. Кофе – мой утренний напиток. Муж и кашу с ребёнком ест, а я её наелась в детстве в садике. В рационе обязательно должен быть белок. Так что обязательно на завтрак сыр. И делаем горячие тосты. 

После завтрака Юлия погружается в уборку, параллельно объясняя: 

– Те два-три утренних часа, что остаются до работы, я могу потратить на домашние дела. Стирка, готовка, глажка, уборка… Иногда могу себе позволить сесть и почитать книгу. Люблю классику, перечитала всего Ремарка. Из современного недавно читала Гюзель Яхину – «Зулейха открывает глаза». Но она не запала в душу. 

Танцуют все! 

10 утра. Едем в театр. Уже на месте из коридора заворожённо наблюдаем, как балерины, словно бабочки из коконов, разогревшись, посреди танца освобождаются из тёплой одежды, смешных меховых пушистых тапочек и шерстяных гольфов. Педагог Леонид Сычёв нараспев командует подопечными: «Жете, жете, ассамбле, ассамбле!», а мимо пробегают юноши с копьями, мечами и щитами под бойкий аккомпанемент рояля. Вечером будет «Спартак». 

– Мы разогреваемся, отрабатываем движения, готовимся к рабочему дню. Это обязательный тренаж каждый день, – продолжает Юля. – Чем теплее ты оденешься, тем быстрее разогреешься, так что какую-то часть урока мы занимаемся максимально закутанными. А после надеваешь всё это опять на тёплое тело, чтобы сохранить тепло к репетиции. Если мышцы остынут, то можно получить травму. Да и вообще чувствуешь себя менее лёгкой. Дальше до половины третьего идут репетиции: сольные, общие, кордебалетные, постановочные – когда готовится спектакль. Иногда их бывает три, четыре и больше. Это может быть и 30 минут, и два часа. 

В гримёрке, где обитают сразу четыре балерины, чего только нет! Юбочки для репетиций, шапочки из перьев для «Лебединого озера», замысловато украшенный головной убор из «Бахчисарайского фонтана»… И гора пуант – прямо на столике! 

– Сколько же пар вы истанцовываете за сезон? – любопытствуем. 

– По-разному, – пожимает плечами героиня. – Пуанты – очень недешёвое удовольствие: одна пара стоит 12 тысяч рублей. Кому-то хватает одной на сезон. У меня несколько пар. Вот в этих я танцую только определённые спектакли. А когда пуанты становятся мягкими, со сбитым пятачком (основание, защищающее пальцы, на котором и стоят балерины, — Авт.), перевожу их в более низкую категорию. Мы сами их все обшиваем, я пришиваю резиночку, тесёмки. Кому как удобно. Иногда, бывает, берёшь новую пару, и за одну репетицию она разрывается, а одна служила мне семь лет! За жизнь в пуантах, которая для меня началась в шесть лет, мизинчики так поджимаются, что даже не отодвигаются. У всех балерин так. Наши ноги ни с чьими не спутаешь. 

Люблю я макароны… 

Обед. Юлия бойко строгает капусту на щи. Говорит: 

– Обед обязателен. Главное блюдо – суп. Я в этом плане консервативна – люблю готовить щи и борщ. А ребёнку – тушёные овощи и овощные супы. Если же времени нет, могу купить пирожок. Я не люблю газировку, не ем чипсы – мне не вкусно. А мясо – вкусно! Овощи – огурцы и помидоры – у нас всегда. А ещё я – макаронная душа. Из всех гарниров предпочитаю макароны и умею их готовить. Но никакого соуса, только соль и перец! За продуктами стараемся ездить с мужем. Мы вообще стараемся быть вместе как можно чаще. И за стол садимся всегда вместе. Это такой ритуал. 

Четыре часа пополудни. Снова в театр. И тут мы видим тайну из тайн – превращение девушки в героиню балета. В театре надо быть за полтора-два часа до спектакля, и вот начинается работа с гримёром, парикмахером, костюмером. Потом разогрев – и на сцену! 

В перерывах балерины о чём-то рассуждают, хихикают. Уже не удивляешься кадрам, облетевшим мир, на которых балерины Большого театра смотрят в гримёрке чемпионат мира по футболу. 

– Мы можем выйти со сцены, отключиться и поболтать, пошутить, посмеяться на посторонние темы, – поясняет Юля. – Нет, спектакль не обсуждаем. 

В «Спартаке» она танцует со своим супругом. Неожиданно признаётся: 

– С мужем танцевать очень весело. Мы оба очень темпераментны – два урагана. У нас огромная сценическая жизнь и весёлый и шумный репетиционный процесс. И когда мы впервые встали в пару, потом стали все спектакли танцевать вместе, несмотря на большую разницу в росте. 

Пока родители на спектакле, маленькая Василиса сидит с бабушкой. 

– Если она в театре, на сцене я думаю о ней и не могу отключиться, – объясняет балерина. – Мало ли что случится с ребёнком! Первый год были слёзы, она могла повиснуть на мне и никуда не пускать. Такой образ постоянно уходящей мамы… 

Лёгкий подъём 

…Спектакль окончен. Усталый шум в театре затихает – все разъезжаются по домам. За домашним ужином на разговоры о балете – табу. 

– Дома мы переключаемся, это способствует сохранению нормальной жизни, – объясняет Юля. – Возвращаемся домой, ужинаем, и день заканчивается в графике ребёнка. Уложить Василису и делать после этого что-то ещё я уже не могу. А вот папа ещё может покуролесить, заняться своими делами. Иногда я читаю дочке книжку, и как вы думаете, кто первый засыпает? Правильно – я! 

Единственный выходной в артистической семье – понедельник, когда нет спектаклей. Но его Юлия с мужем тратят на педагогическую деятельность. 

– Уже много лет мы живём без выходных, – улыбается она. – Но в то же время легки на подъём и умудряемся видеться с друзьями. Главное – правильно спланировать время! 

 


Чёрно-белый лебедь, или один день из жизни нижегородской балерины

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров
Похожие публикации