В Нижегородской области впервые вынесли приговор косметологам-мошенникам

фото pixabay.com

«Между нами, морщин у вас многовато… И кожа проблемная», – услышав такое от «опытных косметологов» в салоне «Примадонна», жительницы Кстова начинали искренне верить, что предложенные процедуры им жизненно необходимы. Ну, кто ж станет упрекать женщину за то, что она хочет быть красивой? Тем более салон такой замечательный: коробку косметики дарят. То, что это не подарок, а неподъёмный кредит, женщины понимали только дома.

 

Напустили тумана

Салон «Примадонна» открылся в Кстове в июне 2015 года. За дело взялась интернациональная команда: Андрей Мухин и Денис Копытов – из Украины и Белоруссии, Азис Рустамов и Сардор Искандеров – из Узбекистана. Двое из них стали учредителями, двое работниками, а гражданка России Мария Кораблёва – директором.

«Специалисты-косметологи» были просто девушками с улицы, которым только при трёхдневной стажировке в салоне впервые довелось делать кому-то маску. Кроме втирания крема, их учили втираться в доверие к клиенту: «Как доехали? Как настроение? Сейчас мы его поднимем!» и раскручивать на подписание договоров: услуги на год («меньше нельзя – у вас такая проблемная кожа!») – 59 тысяч 900 рублей, на два года – 99 тысяч 800. Отделаться одной процедурой, той самой, которая бесплатная, было невозможно. Если клиентка отказывалась, говорила, например, надо посоветоваться с мужем, парировали: он же, мол, когда машину ремонтирует, с вами не советуется. В общем, всячески обрабатывали. Но главное, как описывают женщины, настойчиво предлагали чай или кофе. Попробовав угощение, клиентки салона, по их словам, ощущали расслабление и будто бы туман в голове. Подсыпали ли что-то в чашку, осталось неясным: посторонние вещества обнаружили в организме одной из посетительниц салона, но связано ли их появление с употреблением кофе в «Примадонне», установить не удалось.

Кредитная история

Как бы там ни было, женщины подписывали договора, не протестовали, когда у них брали паспорт.

– «Я была в непонятном состоянии!» – такое пояснение зачастую давали потерпевшие, – рассказывает старший помощник кстовского городского прокурора Юлия Фехретдинова, поддерживавшая обвинение на громком судебном процессе. – Посетительницам предлагали подписать договор на оказание услуг в салоне. Многие говорят, что слышали при этом слово «кредит», но ранее никогда кредитов не брали, не разбирались в этом вопросе. Они думали, речь о том, что будут приходить каждый месяц в салон, платить за услуги. На самом деле под видом договора на оказание услуг им давали подписать другой – на куплю-продажу косметики.

В суде адвокаты подсудимых осаждали женщин вопросами:

– Вы же добровольно подписали договор! Разве вы не видели, что там ясно написано: «договор купли-продажи»?

Кстовчанкам только оставалось повторять, что они не понимали, что делают.

Коробку с косметикой торжественно вручали, говорили, что это подарок. И только дома, почитав договор, женщины понимали, что косметику они купили в кредит почти под 40 процентов годовых.

– Большинство потерпевших – женщины старше 45 лет со средним достатком. Я спрашивала их: «Зайдя, например, в магазин, вы купили бы косметику за 100 тысяч рублей?», – продолжает Юлия Фехретдинова. – Они отвечали: «Конечно же, нет!»

Но дело было сделано. Клиенток, которые пытались вернуть косметику, из салона выпроваживали. Мошенники подстраховались: по российскому законодательству косметика – товар, который возврату не подлежит.

Косметика с «диагнозом»

Историй о том, как женщин приглашают на бесплатную косметическую процедуру, а выходят они из салонов, сами пока того не подозревая, с кредитными договорами на круглую сумму под огромный процент, немало и по России, и по Нижегородской области. Но впервые по делу мошенников-косметологов вынесен обвинительный приговор.

После того как в полицию пошёл поток заявлений, криминальную компанию в ноябре 2015-го арестовали. Только Кораблёва осталась под подпиской о невыезде.

После длительного расследования дело ещё больше года рассматривалось в Кстовском городском суде. На процессе, кстати, прозвучало и заключение экспертизы по поводу косметики: она оказалась в буквальном смысле опасной. В ней нашли вредные вещества, которые могут вызывать аллергию, дерматит и повышают риск развития онкологических заболеваний.

За мошенничество в особо крупном размере мужская часть компании получила по 2 года 4 месяца колонии общего режима, Кораблёва – условный срок. Виновными все пятеро себя не признали. Но самое важное для кстовчанок, возместят ли им ущерб, освободят ли от выплат по кредиту. Это пока неизвестно. Иски будут рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.

Имена и фамилии осуждённых изменены – приговор в силу пока не вступил.

 

Ещё одно «дело косметологов» – об организации преступного сообщества в Нижнем Новгороде – пока не рассмотрено. По нему проходят 20 фигурантов, в том числе граждане Израиля, Армении. Все они работали в фирме «Лайф Косметикс НН» и, по версии следствия, обманом навязывали нижегородкам кредиты. Потерпевших более 200 человек, ущерб – свыше 10 миллионов рублей.

 

Фирма в июле 2015 года была ликвидирована за многократное нарушение прав потребителей, но суду до сих пор не удалось в этом деле разобраться. В прошлом году оно было направлено в Нижегородский районный суд, однако громкого процесса не случилось – в конце августа суд вернул дело прокурору за нарушения.

 

 

Тем временем пострадавшие женщины стали в гражданском порядке обращаться в суды, пытаясь избавиться от кредитов.

Многие также указывали, что подписывали документы, как в тумане. Суммы – до 100 тысяч рублей. У кого-то под 29 процентов годовых, у кого-то – под 36. Одна из нижегородок, например, рассказала, что когда сотрудницы салона красоты настаивали на заключении договора купли-продажи косметических услуг, она отказалась. И её попросили подписать какие-то документы просто для внутренней отчётности компании. Придя домой, женщина поняла, что подписала не только договор купли-продажи услуг с «Лайф Косметикс НН», но и кредитный договор с банком. Первый договор ей через суд удалось расторгнуть, а вот второй – нет. Такой же ответ получали по своим искам и другие нижегородки. «Истица, поставив свои подписи в кредитном договоре, выразила свою волю на заключение договора потребительского кредита, ознакомлена, понимает и согласна с его условиями», «расторжение договора купли-продажи не влечёт расторжения кредитного договора», – к таким выводам каждый раз приходил суд. И ещё: «Ссылка на то, что она признана потерпевшей в рамках расследования уголовного дела, не имеет правового значения для дела, поскольку обвинительного приговора в отношении виновных лиц в настоящее время не вынесено».

Но по делу «Примадонны» приговор есть, так что возможно кстовчанкам это поможет.