Краски улиц: как граффити перестало быть актом вандализма и стало искусством

Газета "Новое дело"
Краски улиц: как граффити перестало быть актом вандализма и стало искусством
Фото: Дмитрий Бабушкин
В Дзержинске появилась своя Мэрилин Монро

Что общего у хрущёвок в Нижнем Новгороде, многоэтажек Берлина, переулков Барселоны и, скажем, мостов Мексики? На них можно увидеть картины уличных художников. Произведения стрит-арта повсюду: на жилых и заброшенных зданиях, в тёмных переулках и в центрах мировых столиц, на мусорных баках и даже на дорогах. Ещё вчера тех, кто творил прямо на улице, называли не иначе как вандалами, а сегодня их зовут талантливыми художниками. Почему это произошло?

 

Мировые шедевры

 

Несколько баллончиков с краской в талантливых руках превращают невзрачную металлическую дверь в произведение искусства. Дзержинский художник Илья Спиченков подарил городу картину «Человек в котелке» бельгийского художника-сюрреалиста Рене Магритта. Теперь она украшает здание на Чкалова,13.

Спиченков создаёт уличные репродукции шедевров мировой живописи. На Ленина, 68 можно увидеть «Мэрилин Монро» Энди Уорхола, а на проспекте Ленина, 80 появились «Жнец» и «Плотник» в стиле Казимира Малевича.

– Сколько себя помню, я всегда любил рисовать, – признался Илья. – Граффити я увлёкся в школе. С друзьями мы разрисовывали стены домов замысловатыми рисунками, но мы не пачкали стены, мы украшали их, делая яркими.

Илья Спиченков работает в МЧС, а граффити занимается в свободное время. Ранее в Дзержинске появились уже более десятка его работ. Все с разрешения местных властей. Он вписал в городской интерьер «Мону Лизу» Леонардо да Винчи, «Поцелуй» Густава Климта , «Автопортрет» Ван Гога.

– Мне хотелось, чтобы жизнь современного города и эти известные персонажи как-то переплетались, – говорит Илья. – Сделать так, будто они живут у нас здесь и сейчас.

Хорошо известен в Нижнем Новгороде и за его пределами нижегородский художник Никита Nomerz – Никита Кузнецов. Он прославился благодаря серии «Живые стены», в рамках которой, в частности, «обрела лицо» водонапорная башня на берегу Оки. У Nomerz свой, особенный стиль. Он работал над проектами стрит-арта не только в Нижнем Новгороде и даже не только в России, но и во Франции, в Китае, Испании, Берлине, ОАЭ, Таиланде и других странах.

А ведь если отмотать время на 20-30 лет назад, уличные картины воспринимались большинством как акт вандализма, а уличные художники – хулиганами, уродующими стены зданий, даже если эти здания заброшены.

Сегодня стрит-арт стал частью городской культуры. Почему?

Культурный ландшафт

 

Если копать очень глубоко, то настенные надписи известны с глубокой древности. Они были открыты в странах Древнего Востока, в Греции, Риме.

Считается, что современная история граффити тесно связана с хип-хоп культурой. Граффити также использовали уличные банды, фан-клубы и другие закрытые сообщества. И в этом смысле граффити – это шрифтовые композиции субкультур, расшифровать которые может не каждый.

Граффити является основной частью стрит-арта. Но само уличное искусство – намного шире, изобразительнее, нацелено на диалог с обществом.

– Любое новое движение в искусстве начинается на периферии, – говорит социолог Александр Прудник. – Стрит-арт начался на периферии экономически развитых стран, в Латинской Америке, странах третьего мира, на окраинах, где жили люди низкого достатка. И сначала это были политические лозунги.

В 30-40-е годы настенная живопись была исключительно политизирована. В 60-е годы это всё ещё было политикой. Затем произошёл слом. С какого-то момента произведения стрит-арта начали появляться и в благополучных кварталах, в развитых странах, в первую очередь в Соединённых Штатах Америки, потому что там было много мигрантов из тех стран, где стрит-арт стал частью бытовой культуры. Тогда это было воспринято как проявление варварства, и с этим началась борьба. Через какое-то время выяснилось, что, расширив свой ареал, стрит-арт утратил политическую составляющую, перестал быть бунтом, стал выражением эстетического восприятия мира определёнными группами населения.

Тот же путь от отторжения до принятия и восхищения стрит-арт прошёл в России, в Нижнем Новгороде. И произошло это, в том числе благодаря самим художникам.

– Нельзя сказать, что власти и общество смирились со стрит-артом, приняв его как неизбежное зло. Это не так. Движение двустороннее. Стрит-арт перестал использовать любое пространство в городе по своему усмотрению. И сами создатели стрит-арта научились ответственно подходить к тому, что и где они делают и понимать, что их картину мира, их представление нельзя навязывать другим. Это должен быть диалог с обществом. А диалог предполагает, что ты не вызываешь негативные реакции, – говорит социолог. – Теперь стрит-арт включён в культурный контекст Нижнего Новгорода. Стал частью культурной жизни, в том числе и частью культурного ландшафта нашего города. В таком качестве он был принят.

Фото: instagram.com/dkashtalyan
Жители домов редко бывают против таких рисунков на фасадах.

Фестивальное движение

 

Этим летом в Нижнем Новгороде в пятый раз прошёл фестиваль уличного искусства «Место». В нём поучаствовали 59 художников, которые создали несколько десятков работ. Среди них, например, работа на тему «Алиса в Стране чудес» белорусского художника Дмитрия Каштальяна на стене дома № 30 по улице Совнаркомовской.

– Идея отсылает к «Алисе в Стране чудес» не случайно, поскольку Льюис Кэролл когда-то был в Нижнем Новгороде, – рассказал Дмитрий. – Он посещал ярмарку, которая находится по соседству с фасадом, что произвело на него большое впечатление.

Изображения появляются на объектах городской инфраструктуры по согласованию с городскими властями и нижегородцами, если речь идёт о жилых домах. Сами жители редко бывают против, наоборот, даже оставляют заявки на то, чтобы художники украсили фасады их домов.

– Некоторые микрорайоны до сих пор напоминают застройку, как в фильме «Ирония судьбы», – говорит нижегородец Павел Архипов. – То есть дома настолько идентичны, что можно запросто заблудиться. А когда на фасадах появляются яркие изображения, эти дома, улицы приоретают своё индивидуальное лицо, это уже новая история, и это действительно красиво. Не какие-то каляки-маляки, непонятные надписи, а картина, произведение искусства.

В августе в Выксе пройдёт фестиваль городской арт-культуры «Арт-овраг», в рамках которого в городе появляются, в том числе, муралы – огромные изображения на стенах зданий и сооружений. В этом году в Выксе в рамках «Арт-оврага» появится «Детская стена» – мурал, который будет создан на основе эскизов выксунских детей и доработан профессио­нальными художниками. Граффити возникнет на торце дома в микрорайоне Жуковского, который раньше уже украшала работа уличного художника, но была закрыта утеплителем.

– «Арт-овраг» давно стал одной из наиболее ярких составляющих культурного ландшафта Нижегородской области. Ежегодно фестиваль собирает участников и гостей с мировым именем, но при этом не становится «вещью в себе», а меняет жизнь всего города. Мы видим, как искусство помогает сделать жизнь людей красочнее и разнообразнее, – отметил губернатор Нижегородской области Глеб Никитин.

Выксунский фестиваль никогда не был местечковым мероприятием. А в этом году даже вошёл в число культурных брендов России. Он стал победителем в номинации «Даты и события» национального конкурса «Топ-1000 культурных и туристических брендов».

Можно по-разному относится к стрит-арту. Искусство в принципе дифференцировано. То, что нравится одним, может не нравиться другим. Но то, что работы уличных художников придают городу индивидуальности, отрицать невозможно.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки