В стиле карантина: как пандемия изменила наш язык

В стиле карантина: как пандемия изменила наш язык
Фото: Александр Воложанин

Коварный коронавирус изменил не только наши привычки, но и русский язык, да и не только русский. Лингвисты зафиксировали появление новых слов в разговорной речи: «локдаун», «зумиться», «дистант» и ещё более экзотичные «крантье», «ковигисты» и другие. Что означает их появление и останутся ли они с нами после пандемии?

Хайпанули на гречке

Учёные Уральского федерального университета (УрФУ) совместно с западными коллегами выявили новые слова, которые появились за год распространения коронавируса.

Среди них, к примеру, «карантец», значение которого подсказывает окончание. Нездоровый ажиотаж, связанный с закупкой макарон и гречки называют «макаронавирус» и «гречкохайп». Умение владеть собой в самоизоляции зовётся на французский манер «карантэ». Масочный режим недовольные его введением называют «маскобесье».

А помните, как владельцы собак предлагали их в аренду для прогулок, когда сами прогулки были под запретом? Таких ушлых или, напротив, добросердечных хозяев прозвали «карантье» по аналогии с «рантье». Ну а генеральную уборку, которой многие занимались в изоляции, в народе окрестили «расхламинго».

Лингвисты также отметили появление номинаций людей, связанных с их отношением к пандемии. Тех, кто не носит маску, называют «голомордые», а отрицающих существование коронавируса или игнорирующие требования санитарной безопасности – «коронапофигисты» и «ковигисты». В ходу ещё и более респектабельное название «ковид-диссиденты».

– В ситуации социального напряжения ярко проявляется присущий русской лингвокультуре словоцентризм: активизируются креативные операции как с планом выражения, так и с планом содержания словесных знаков, актуальных для текущего времени. Языковая игра является одним из способов адаптации к психологически трудному периоду в жизни общества. Велик пласт окказиональной лексики, иронически передающей состояние общества, – поясняет профессор кафедры русского языка, общего языкознания и речевой коммуникации УрФУ Ирина Вепрева.

 

Пишбарышня на удалёнке

Но не только языковая игра пополняет русский язык новыми словами. Год назад слова «пандемия» или «коронавирус» употреблялись исключительно в медицинских научных кругах. Сегодня их знает каждый школьник. А также все внимательно следят за статистикой и ждут выхода на «плато».

Появилось и ещё одно слово, универсально звучащее на всех языках, – «локдаун». Британский словарь Harper Collins признал его словом года. А вот лидер ЛДПР Владимир Жириновский, напротив, призвал запретить его в российском обиходе. Вместо этого он предлагал использовать режим «всё закрыто». Но слово «локдаун» уже ушло в народ, и, похоже, что это навсегда.
Школьников отправляют на «дистант», а их родители тем временем на «удалёнке» «зумятся» или «зумбятся» в Сети на важных совещаниях.

Нельзя сказать, что слово «удалёнка» новое, но, пожалуй, никогда оно не звучало так часто и не воспринималось как форма работы, на которую многие перейдут всерьёз и надолго. Или слово «самоизоляция» – тоже не новое. Но раньше оно употреблялось по отношению к государству. А теперь каждый из нас побывал в самоизоляции.

Такие языковые перемены – верные приметы серьёзных изменений в общественной жизни. Например, в период революции, Гражданской войны и первых лет после неё в разговорной речи в ходу было слово «пишбарышня». Но после это слово быстро вытеснила «машинистка». А сегодня оба они – устаревшие, так как самой профессии больше не существует.

А спросите сегодня, что такое «планшет». Большинство будет говорить, что это планшетный компьютер, кто-то ещё скажет, что это доска, на которую можно прикрепить бумагу. Но лишь немногие вспомнят, что в XX веке планшетом называли офицерскую полевую сумку, которая была распространена в армиях многих стран.

Слово за слово

Лингвисты признают: язык очень подвижен, постоянно меняется. Но надолго ли задержатся нынешние коронавирусные неологизмы?

– Слово «ковид-диссидент(ы)» будет в нашей речи и, думаю, в языке, пока эта категория людей существует. Слово создано по модели, существующей в языке, – говорит заведующий кафедрой современного русского языка и общего языкознания, профессор ННГУ им. Лобачевского Лариса Рацибурская. – Заимствование «локдаун» уже широко используется в речи и, на мой
взгляд, может быть признано словом, вошедшим в язык. Слово «удалёнка» появилось ещё до пандемии и наряду со словом «дистант» может быть признано словом языка.

А вот такие слова, как «карантье», «макароновирус», «расхламинго» и прочие, по мнению профессора, вряд ли войдут в язык, в том числе потому, что «часть их создана с нарушением законов словообразования и является экспрессивно-выразительным средством, средством языковой игры».

Так что, скорее всего, недолго голомордым коронапофигистничать. Зато на «удалёнке» ещё долго будем «зумиться».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки