Газета "Новое дело"

Известный экономист рассказал, ждать ли россиянам очередного кризиса и роста цен

Известный экономист рассказал, ждать ли россиянам очередного кризиса и роста цен
Евгений Гонтмахер считает, что всё станет ясно в апреле

На этой неделе курсы валют снова взбудоражили умы соо­течественников. Вчера доллар установил очередной рекорд и практически добрался до отметки 80 рублей. Выросла в цене и европейская валюта. Нефть же, наоборот, опустилась ниже отметки 30 долларов за баррель.

Даже самые далекие от экономики россияне знают, что всё это – плохие приметы, которые сулят нам рост цен и снижение доходов. Насколько серьезна ситуация? И есть ли шанс, что российская экономика восстановится? Об этом мы беседуем с известным российским экономистом, профессором Высшей школы экономики Евгением Гонтмахером.

Все ушли на фонд

– Евгений Шлёмович, все мы очень напуганы тем, что сейчас происходит в мировой экономике. На биржах финансовая катастрофа, нефть рухнула в цене, скачут курсы валют. Это новый глобальный кризис или просто коронавирусная истерика?

– Хороший вопрос, на который пока нет ответа. Потому что в европейских странах, в России и Соединенных Штатах основные события, связанные с коронавирусом, ещё впереди. И сказать, как страны выйдут из этого, будет ли какой-то глобальный кризис, пока трудно.

Вдруг усилия, которые сейчас принимаются в Европе и у нас, принесут быстрый результат? Тогда через две-три недели мы увидим, что темпы роста инфицированных станут уменьшаться. Потому что в Китае, Южной Корее, Японии – там темпы снижаются. И если в остальных странах это произойдёт в течение апреля, то, можно сказать, что все мы, в том числе и мировая экономика, отделались лёгким испугом.

Хотя у китайцев экономика уже упала довольно серьезно. Но с этим ещё как-то можно жить, всё будет восстанавливаться. Если же эпидемия будет продолжаться, будет существенный рост заболевших, умерших, а карантинные меры ужесточат – то это будет серьёзный вызов для послепандемической эпохи. Так что решающий месяц – это апрель.

– Но многие экономисты уже сейчас говорят, что нефть по 30 долларов за баррель – это новая реальность, к которой надо привыкать.

– Это уже только для России имеет значение. Если пандемия имеет значение для всего мира, то цена на нефть и падение рубля – это только наши, российские дела. К Европе они не имеют отношения. Для них это даже лучше, потому что дешёвая нефть, а за ней и дешёвый газ будут способствовать восстановлению экономики.

А вот для нас это определенный вызов. Как говорят эксперты, 30–40 долларов за баррель нефть будет стоить еще довольно длинный период – возможно, это годы. Какие еще чёрные лебеди пролетят над нашей экономикой, предсказать невозможно. Но это, безусловно, вызов для всех нас, потому что это означает дефицит бюджета вместо профицита. Не будет роста Фонда национального благосостояния. Более того, он будет тратиться. И это большой вопрос, связанный с социальными обязательствами, которые государство взяло на себя.

гонтмахер

Ценные указания

– Но вроде в правительстве говорят, что средств Фонда хватит на 6–10 лет, чтобы все социальные обязательства выполнить…

– Да, все эти новые инициативы – маткапитал, детские пособия, указ Путина о снижении бедности в два раза – всё это будет выполняться. Но при такой цене на нефть денег будет гораздо меньше. Бюджет, как показывает Росстат, в последние годы стал даже больше зависеть от нефти и газа, чем раньше. Экономика не обновляется, реструктуризация, чтобы появились высокотехнологичные, креативные, инновационные новые рабочие места, – не происходит.

В таких условиях низкая цена на нефть – это либо всё-таки вынужденное начало реформ, либо падение. Как только эпидемия коронавируса уйдет, допустим, это будет к осени, все будут возвращаться к нормальной жизни, и мы в том числе. Видимо, тогда наше руководство какие-то решения должно будет принимать. И, возможно, наступит время очередных переломов.

 

– А в ближайшее время чего ждать? Будет ли доллар стоить 100 рублей? И как из-за этого изменятся цены?

– Я думаю, что инфляция будет чуть повыше в ближайшие месяцы, но несущественно. Но если цена на нефть будет довольно долго держаться на низком уровне, рубль станет слабее. Я не знаю насчет 100 рублей за доллар – это пока ещё фантастика, но 75-80 рублей – вполне реальная цена. Это означает удорожание импортной продукции, импортных составляющих.

Скорее всего, рубль стабилизируется на каком-то уровне: допустим, доллар будет стоить 80 рублей, и наступит какой-то переходный период, когда рост цен ускорится, инфляция вырастет с 3 до 4-5 процентов. Но затем она снова станет снижаться. Хотя это будет означать и снижение реальных доходов.

Зарплаты не будут расти, а где-то, может, даже уменьшатся. То есть экономика станет не просто стагнировать – думаю, что с точки зрения ВВП это будет отрицательный рост в перспективе двух-трёх лет.

В этом году рост ВВП, возможно, составит один процент или даже ноль, но это будет объяснено коронавирусом, а в следующем году, когда эпидемии уже не будет, экономика, если ничего не делать, уйдет в минус. Это не инфляция, а реальное снижение количества денег, которые мы будем получать.

Я не думаю, что будут какие-то скачки цен, это не главное сейчас. Коронавирус уйдет, а вот с экономикой надо будет каким-то кардинальным образом разбираться. Или она будет разбираться с нами.

Лариса Плахина

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Новости партнеров

К сожалению, ничего не найдено

вернуться на главную