Автомобилистов снова ждут перемены по ОСАГО

В минувший четверг Правительство России рассмотрело законопроект, уже одобренный Комиссией по законопроектной деятельности: бумажные и электронные полисы уравняют в статусе, предложено также снять запрет на перестрахование рисков. Но главные изменения впереди: грядёт либерализация тарифов. В чём суть, как это будет происходить и почему нельзя оставить всё как есть, мы расспросили генерального директора «Росгосстраха» Николауса ФРАЯ. 

 

— Господин Фрай, не секрет, что компания, которую вы возглавили в сентябре прошлого года, ранее столкнулась с многомиллиардными убытками. И в минус «Росгосстрах» ушёл не в последнюю очередь из-за ОСАГО. Почему этот сектор стал убыточным? Автогражданскую ответственность страхуют миллионы людей! 

— Первое, что я хотел бы сказать, что проблемы убытков — это факт, это было. Но они в прошлом. Первый квартал этого года компания завершила с «плюсом» в 1,2 миллиарда рублей — это первая финансовая прибыль с 2014 года. Именно со второй половины 2014 года убыточность по ОСАГО, ранее прибыльного сектора, стала расти. Одним из факторов стало то, что так называемые «автоюристы» начали судиться со страховыми компаниями. Пошла огромная волна. Знаете, сколько судебных исков получила наша компания в прошлом году? Полмиллиона! Это какой-то кошмар. А что такое иск? Это значит, юристу надо готовиться, ехать в суд. Затрачиваются время, средства. Не все автоюристы — мошенники, но часто имеет место и чистое мошенничество, и преступный сговор. И это, если говорить о причинах убыточности рынка, сыграло большую роль. Ну и, наконец, имело значение колебание рубля. 

Мы приняли меры: снизили нашу долю на рынке, внедрили чёткий контроль за качеством продаж, стали активно бороться с мошенниками. Важным моментом для всего рынка стал переход на «натуральную» схему возмещения убытков. Все это позволило нам существенно снизить число рекламаций, связанных с оценкой ущерба в результате ДТП, и минимизировать риски, связанные с обращением в суды различных автоюристов, которые превратили процессы по ОСАГО в прибыльный для себя бизнес.  В итоге  убыточность у нас стала значительно ниже 100%. 

— Если полиция переловит всех мошенников, станет сектор ОСАГО прибыльным? 

— В данный момент нет. Тарифы устанавливает регулятор т.е. по сути дела государство.  

— А тарифы, вы считаете, сейчас слишком низкие? 

— Они недостаточны. И я не могу назвать их справедливыми. 

— Что вы имеете в виду? 

— Я приветствую и полностью поддерживаю путь, предложенный Банком России, — либерализацию тарифа. Необязательно это даст большую прибыль. Важно, что тарифы станут справедливыми. Допустим, есть молодой автомобилист, который очень опасно водит свою спортивную машину. Пусть он платит больше! И есть человек в возрасте, который очень аккуратно, безаварийно ездит на своём небольшом автомобиле. Пусть он меньше платит! 

— Когда в России эта реформа может произойти? 

— Законопроект должна рассмотреть Госдума. Надеюсь, с середины следующего года перемены начнутся. Они не будут резкими, т.к. новшества будут вводиться поэтапно. 

— Если сравнить российский и западный опыт в сфере автострахования, что общего, в чём различия? Может, мы можем что-то перенять? 

— В России страхование автогражданской ответственности стало обязательным всего 15 лет назад. По сравнению с другими странами, совсем недавно. И Россия сейчас в хорошем положении: можно изучать все примеры либерализации в этой сфере. Через этот процесс уже прошли многие страны. Можно учесть ошибки и взять на вооружение то, что дало позитивный результат. И я знаю, что Банк России внимательно изучал разные варианты. 

— Ну а пока эти перемены в будущем, вопрос от наших читателей, испытавших неудобства от того, что количество офисов страховой компании сократилось. Особенно это актуально для районов области. Чтобы оформить полис ОСАГО, надо ехать куда-нибудь в другой населённый пункт, потому что местный офис закрылся. Это связано с убытками? 

— Что касается полисов ОСАГО, то уже больше года как их можно купить через Интернет, поэтому проблемы я не вижу. Что же касается офисов, то мы, например, просто пошли по другому пути. Мы инвестируем в агентский канал. Это первый пункт в стратегии развития нашей компании до 2021 года. Сейчас наш агентский корпус наcчитывает порядка 32 тысяч человек. Через три года цифра должна увеличиться до 50 тысяч. Мы намерены вложить значительные средства в обучение агентов. Я считаю, что эффективнее иметь один большой агентский центр, чем 10 маленьких офисов. 

— А если сравнить сферы страхования в России и за рубежом в целом, какие у вас наблюдения? Что там востребовано, что у нас? 

— В России не все страхуют своё имущество, и для меня это удивительно. Я из Швейцарии. У нас 99,9 процента людей, у которых есть дом, страхуют его. И может быть, есть ещё один человек, который просто забыл это сделать. В России не так, люди как-то меньше задумываются о рисках. Но я считаю это направление страхования перспективным. Как и страхование жизни. В России оно за последние два года показало очень сильный рост. Также, я надеюсь, российский бизнес начнёт больше задумываться о возможных рисках и активнее пользоваться услугами страхования. 

— Может быть, есть такие продукты, которые ещё только «зреют»? 

— Страхование жизни, имущества — эти направления развиваются уже почти 100 лет. Революции в страховании не будет, но всегда есть новые варианты. Например, есть интересные новые модели по КАСКО. Вы платите не за год, а за количество километров, которые проехали, и за свой стиль вождения. Высокая скорость, резкое торможение — всё это учитывает специальное устройство в машине. У вас осторожный консервативный стиль вождения? Получайте дисконт 20 процентов! В России уже начинаются некоторые эксперименты в этом направлении. Другой вариант, тоже связанный с установкой небольшого устройства. Если вы попали в ДТП, оно передаёт сигнал страховщику. Водителю позвонят: «Вы попали в ДТП? Нужно ли вызвать скорую? Я направляю вам автомобиль, а вашу машину доставят в автосалон. Такое в других странах есть. Это модель высокого клиентского сервиса. 

— В России такое в обозримом будущем возможно? 

— Почему нет? Что мне нравится в России, так это высокая готовность перенимать всё новое.