Гамбург – Ветлуга – Гамбург. Жительница Германии нашла знакомых спустя полвека благодаря «Нижегородской правде»

Фото из семейного архива Наталии Кардапольцевой

За этот неполный год я стала узнавать её голос, прорывающийся в мою жизнь через границы и тысячи километров. Ещё недавно она звонила мне регулярно, и каждый раз я с грустью отвечала: «Увы, пока ничего…» Но помочь хотелось с невероятной силой! И наконец получилось! Те, кто считает, что бумажная пресса сегодня не более чем пережиток прошлого, – ребята, давайте не будем…

Звонок в прошлое

Слышимость в телефонной трубке была такая, точно собеседник находится прямо рядом с тобой, а ты просто закрыла глаза и поэтому его не видишь. Тем сильнее сказалось удивление, когда услышала: «Я звоню из Германии. Из Гамбурга. Помогите мне отыскать школьных друзей»…

Школу Галя Шарова окончила более 65 лет назад, в 1952 году, в рабочем посёлке имени Калинина Ветлужского района.

– Я, родившаяся в Ветлуге, и проучилась-то там только последний год – мы переехали в посёлок, когда папу определили туда на работу, – рассказывает Галина Ивановна. – Очень переживала: выпускной класс, новая школа. Но меня так чудесно приняли! У нас были прекрасные учителя, ребята. Все после выпуска поступили учиться дальше. Парни в основном в военные училища. А один мальчик – Коля Белов, окончив академию, дослужился до генеральских погон. Девочки – Рита Русских, Рита Шотина, Лида Пономарёва, Валя Столярова – они все, как и я, после замужества поменяли свои фамилии. Все стали педагогами, многие остались жить в Нижнем Новгороде. С Ритой Шотиной мы сидели за одной партой и очень подружились. Женя Торопов у нас такой был – очень хорошо знал математику. Помню: смотрела на него и думала: «Ну, почему мне не дано?»

Впрочем, самой Гале математика была ни к чему. После школы она осуществила свою давнюю мечту – уехала в Петербург, поступила в медицинский педиатрический институт и проработала в северной столице педиатром 39 лет. Параллельно получила второй диплом – психоневролога, и последние 15 лет занималась с тяжёлыми детьми.

Ещё в студенческие годы Галина вышла замуж за скульптора Леонида Могилевского, ставшего за годы трудов знаменитым. Сегодня он член Союзов художников России и Германии, заслуженный художник России, автор множества известных скульптур Петербурга и других городов. И хоть живут супруги вот уже 20 лет в Германии, в Гамбурге, в Петербурге бывают каждый год.

– Я очень долго поддерживала связь с Зиной Рожиной, которая тоже в Ленинграде окончила текстильный институт, а потом уехала работать в Таллин, вышла там замуж, – продолжает Галина Ивановна Могилевская. – Когда нашему школьному выпуску было 60, она мне дала адрес посёлка, я написала туда письмо. Потому что двое из нашего класса – Коля Селезнёв и его будущая жена Вера – остались там, были музыкальными работниками. Он играл на аккордеоне, а Вера прекрасно пела. Зина говорила, Коля возглавлял Дом культуры, в который мы когда-то ходили на фильмы, танцы. Но ответа на письмо я не получила. К сожалению, и с Зиной связь прервалась…

Адрес детства

Когда Галина Ивановна писала письмо в посёлок имени Калинина в надежде, что её школьные друзья откликнутся, Николая и Веры Селезнёвых уже не было в живых… Об этом ей рассказала Наталия Кардапольцева – дочка её подруги детства Риты Шотиной.

Мысль обратиться непосредственно в Ветлугу, чтобы помочь Галине Ивановне, пришла ко мне, признаюсь, не сразу. А когда пришла, позвонила управделами администрации района Ольге Гогохия:

– Ольга Александровна, такая вот история. Давайте попробуем поискать.

Спустя несколько часов на моей почте появилось письмо от коренной жительницы посёлка Галины Федотовой. Она искренне желала помочь. Но тогда ни она, ни я не знали, что разыскать одноклассников Гали Шаровой почти невозможно по вполне житейской причине: большинства из них уже нет.

Ольга Александровна предложила опубликовать заметку в местной газете «Земля ветлужская». И вот я стою в приёмной главы совсем другого района, мне звонит главред «Земли…» Нина Груздева:

– Лада, мы опубликовали вашу заметку. Откликнулась дочка подруги Галины Наталия Кардапольцева. Все телефоны оборвала, просит её номер.

– Что случилось? – спрашивала меня очаровательная секретарша главы Верочка, увидев мои слёзы.

– Ничего плохого, – улыбалась сквозь них я. – Случилось хорошее. Мы все вместе помогли вернуть человеку прошлое…

Уже на следующий день получила письмо от Нины Александровны Груздевой:

– Они созвонились. Говорили почти час. Вы соединяете не только города, но и страны.

– Не вы, а МЫ, – если бы электронная почта могла передавать чувства, то она передала бы море благодарности нашим коллегам, всем причастным к этой истории за помощь, за готовность помочь.

Встреча с юностью

– Мне звонила Наташа, мы проговорили час, – Галина Ивановна Могилевская реагирует на мой звонок с нетерпением. – Я и поплакала, и порадовалась. Я очень счастлива… И, конечно, если будет возможность, обязательно приеду в Нижний, и мы увидимся. Спасибо, дорогая…

 

Фото из семейного архива Наталии Кардапольцевой

Они пообщались – женщина, много лет живущая в Гамбурге, и та, мама которой когда-то стала ей как сестра. Когда Галиного отца снова перевели на другое место работы, они с женой решили не срывать дочку с места в очередной раз – дать окончить школу. Так она оказалась на какое-то время в семье Риты Шотиной, будущей мамы Наталии.

– Как жаль, что многих уже нет в живых, – Галина Ивановна вздыхает. – Узнала я про Селезнёвых – тех, кому отправляла письмо. Коля ушёл очень рано, а Вера в 2005 году. Наташа мне всё рассказала. А я так хорошо его помню: вихрастый, светловолосый. Очень был похож на Николая Рыбникова из «Весны на Заречной улице». Такой же открытый, добродушный. Сидел за одной партой – первой – с Робертом Будаковым. Однажды мы с Зиной Рожиной, которая до сих пор живёт в Таллине и теперь «закрылась» после смерти мужа, встретились, когда я училась на втором курсе в Ленинграде. И ребята приехали – Роберт, Серёжа Семиколенных (говорят, его уже нет), Игорь Тихомиров (он погиб во время венгерских событий). Три моряка – красавцы! Был январский день, мы гуляли по Невскому, а потом они спросили: «Девчонки, какой у вас здесь самый лучший ресторан?» И пригласили нас в «Асторию». А поздно вечером мы их уже провожали. Они уезжали в Севастополь или в Новороссийск – точно не помню…

«Не помню» для Галины Ивановны почти нонсенс. Для её 80+ у неё прекрасная память и удивительно молодой голос.

 Коля Белов… Он женился на нашей однокласснице – Зое… – Галина Ивановна на пару секунд задумывается, – Волковой. Была такая маленькая, худенькая девочка. Это мне Валя Столярова рассказала.

Телефон Вали, живущей сейчас в Архангельской области, тоже нашла Наталия Сергеевна. Они созвонились и пообщались.

– К сожалению, Валя мало про кого знает, – говорит Могилевская. – Но всё равно это такая встреча с юностью!.. Я долго с ней говорила. Она с тех пор ни разу не была в нашем посёлке…

Фигуры судьбы

– Я помню, как мы приезжали с мамой к тёте Гале в Ленинград, – говорит Наталия Кардапольцева. – Я тогда классе в седьмом училась. – Поэтому и осталась у меня в памяти эта красивая, статная, интеллигентная женщина. Мужа её помню – Леонида. Мы вчера разговаривали, и Галина рассказала мне, что он в середине 90-х делал скульптуру наших знаменитых фигуристов Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова в Ленинграде. А когда прошлой осенью Людмила умерла, Олег позвонил ему, попросил сделать ещё одну – чтобы установить там, где они катались в последние годы. Но Галина Ивановна говорит, что муж болеет, поэтому согласился сделать только эскиз, нашёл другого скульптора. Протопопов живёт в Швейцарии, Могилевские – в Германии, но они каждый месяц созваниваются…

– Сегодня я не могла уснуть всю ночь – после разговора с Наташей, – говорит Галина Ивановна. – Всё крутились в голове мысли, воспоминания… А утром ходила в церковь – у нас два православных храма в Гамбурге, поставила свечки за всех, помолилась – и за упокой, и за здравие… Столько лет прошло… Знаете, я ведь помню всех молодыми. А посмотрюсь в зеркало: сама-то уже не такая. И как-то неудобно становится… Но Наташа… Я чувствую её родной, близкой, словно нет между нами этого расстояния.

– Я, когда прочитала заметку про то, что Галина ищет одноклассников, узнала в её словах свою маму – поверите – мурашки по коже побежали, – говорит Наталия. – Вот сейчас разговариваю с вами – и они снова бегут…

• 14 марта 1950 года. Гале 16 лет

• «Умник» Женя Торопов

Добавить сайт в мои источники