Перо и штык Сергея Зимина: горьковский журналист был среди защитников Севастополя

Перо и штык Сергея Зимина: горьковский журналист был среди защитников Севастополя
Фото из архива семьи Зиминых
Сергей Зимин в редакции газеты "Горьковская Коммуна" 1939 год

Сергей Зимин родился 22 июня. Это по старому стилю, но перекличка с Великой Отечественной войной каким-то мистическим образом произошла, получается, уже с самого начала… За год до её начала в жизни Сергея Петровича произошло важное событие: после восьми лет работы в областной газете «Горьковская коммуна» его пригласили в «Известия». Это было признание на самом высоком уровне. Начиналась новая интереснейшая страница жизни! Но впереди была война…

Счастливый билет

Сергей Зимин был родом из Большого Болдина. Отец Пётр Прокопьевич работал сапожником. В 1927 году, 19-летним, наш герой уехал искать счастья в Нижний Новгород. Работал упаковщиком на кондитерской фабрике, сторожем ярмарочной конторы «Госсельсклад». Но всё решили удивительная тяга к чтению, увлечение биографией и творчеством Пушкина. Зимин поступил на литературно-лингвистическое отделение педагогического института, окончил его в 1932-м. Но жизнь решил связать с журналистикой. Ещё с 1931 года стал литсотрудником газеты «Клич пионера», а в июне 1932-го его приняли в штат «Горьковской коммуны».

Сергею Зимину поручали самые ответственные задания. Его даже наградили почётной грамотой «за образцовую работу на строительстве автогужевой дороги Горький – Муром – Кулебаки» за подписью первого секретаря обкома партии Михаила Родионова.

В личной жизни у Сергея Петровича тоже всё было замечательно. Его женой стала одна из самых красивых студенток пединститута Ольга Вострышева. Она тоже была из Большого Болдина. Получила диплом учителя истории. Ольгу пригласили на работу в горком комсомола.

Семья жила в центре города – в доме по улице Полевой (сейчас улица Максима Горького). В 1932-м родился сын Юра. Когда в конце августа 1940 года Сергея Петровича назначили собкором «Известий» и направили в Ворошиловск, как тогда назывался Ставрополь, жена не смогла с ним поехать – она ждала второго ребёнка.

Малыш родился в январе 1941-го. Ольга Прокофьевна сообщила мужу о радостном событии письмом. И уже в конце февраля с Юрой, новорождённым Валей и своей мамой уехала к мужу в Ворошиловск.

Забегая вперёд, скажем, что Юрия и Валентина уже нет в живых. Бесценные сведения о жизни семьи журналиста Зимина нам удалось узнать от вдовы Валентина Сергеевича Марии Михайловны. По её словам, в Ворошиловске семья жила в элитном, как сейчас сказали бы, доме, где были квартиры у высокопоставленных работников (статус собкора центральной газеты тоже считался высоким), но положением своим Сергей и Ольга никогда не кичились.

В редакции «Нижегородской правды» хранится книга «Пушкин в Болдине» 1937 года, принадлежавшая Сергею Зимину, со сделанными им пометками

Спасительная манка

Всё перечеркнула война. Сергей Петрович получил повестку. По окончании курсов при пехотном училище в Орджоникидзе, как тогда назывался Владикавказ, его направили в распоряжение Военного совета Крымского фронта. Лейтенанта Зимина назначили адъютантом стрелкового батальона. Он оказался в Севастополе.

Были ли у Ольги Прокофьевны хоть какие-то сведения о муже, мы не знаем. Как известно, уже в ноябре 1941 года немцы предприняли попытку штурма Севастополя, после чего обстановка уже только накалялась, двигаясь к катастрофической развязке.

4 июля 1942-го город был захвачен.

А 2 августа вражеские войска вторглись в Ставропольский край.

– Ольга Прокофьевна рассказывала, что жильцам их дома дали несколько часов на сборы, сказали: вас вывезут из города, но буквально через несколько часов вы вернётесь, – вспоминает Мария Зимина. – Видимо, опасались паники. Но едва людей успели вывезти, как в город ворвались немцы. Ольга Прокофьевна с двумя детьми и мамой два месяца добирались до Горького. Вокзалы, штурм переполненных поездов, бомбёжки… Это было очень страшно. Маленький Валя заболел скарлатиной. Матери не раз предлагали оставить его в какой-нибудь больнице – мол, всё равно не выживет. Она и в мыслях этого не допускала. Как-то в поезде ехали медработники. Они дали Ольге Прокофьевне килограмм манной крупы. Когда добрались до Большого Болдина (квартира в Горьком оказалась уже занята), благодаря этой манке она смогла выходить малыша.

«Сергей остался там…»

Через несколько месяцев семья вернулась в Горький. И однажды в 1944 году в дверь позвонили. На пороге стоял военный:

– Я друг Сергея Зимина. У вас случайно нет о нём сведений?

Военный рассказал, что ему удалось покинуть Севастополь в последних числах июня, когда там был уже настоящий ад. Сергей остался там. Они простились на берегу.
Ольга Прокофьевна разрыдалась. Военный ушёл. Позже сыновья очень жалели, что она не спросила даже имени приходившего человека. Они делали запросы об отце в разные ведомства, но увы: кроме «пропал без вести в июле 1942 года» – ничего.

Юрий Сергеевич побывал в Севастополе. В военно-морском музее он увидел фотографию группы офицеров, среди которых узнал отца, но никаких подробностей выяснить не удалось.

Юрий и Валентин стали инженерами. У Валентина Сергеевича, как и у отца, были статьи, но – научные. Ольга Прокофьевна работала заведующей районо, вторым секретарём райкома партии, а потом учителем истории. И всю жизнь ждала известий о муже… Когда у Валентина и его жены Марии родился сын, она попросила назвать его Сергеем.

Внуки журналиста живут в Москве. Семья бережно хранит память о защитнике Родины Сергее Зимине.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации