Нижегородские исторические реконструкторы поделились, почему снова и снова идут в атаку

Нижегородские исторические реконструкторы поделились, почему снова и снова идут в атаку
Фото Кирилла Мартынова
23 февраля реконструкторы воссоздали фрагмент Рогачёвско-Жлобинской наступательной операции февраля 1944 года.

Частью празднования Дня Победы в Нижнем Новгороде станет самый настоящий бой. Ну, или почти настоящий. Нижегородские реконструкторы решают сейчас, какое событие представить.

В прошлом году добивали остатки сопротивлявшихся фашистов в Германии. В этом, возможно, будет боевой эпизод, происходивший на территории Германии или Австрии. Среди участников военно-исторических реконструкций нет актёров. Есть инженеры, учителя, сварщики и даже дворники. Почему они выбрали для себя этот «вечный бой»?

 

Универсальные солдаты

В Нижегородском объединении военно-исторических клубов (НОВИК) – три клуба поклонников эпохи Наполеоновских войн, два специализируются по Гражданской войне в России, один – по Первой мировой и пять – по Второй мировой войне. В них около сотни участников из Нижнего Новгорода, Сарова, Дзержинска, Арзамаса, Мурома. Но редко кто придерживается только одного направления. В основном это «универсальные солдаты».

– Если погружаешься в реконструкцию, хочется всё большего, – поясняет председатель НОВИК Андрей Груздев.

историческая реконструкция

Сам он начинал с наполеоники, хотя к истории ни по профессии, ни по увлечениям изначально не имел никакого отношения.

– Я семь с половиной лет служил на Северном флоте, в 1992‑м вернулся в Нижний Новгород, – рассказывает Андрей Груздев. – Но ещё когда служил, увидел телепередачу о людях, которые занимаются военно-исторической реконструкцией.

Потом в руки попал журнал с материалом на эту тему. Дал себе зарок: найти таких людей. Понял вдруг: хочу этим заниматься. В Нижнем выучился на газоэлектросварщика. Потом девять лет служил в МЧС, был пожарным. Но мечту свою осуществил. В 1997 году в Нижнем Новгороде реконструкторы устроили выставку. Я пришёл, познакомился с ними, и с тех пор это часть моей жизни. Параллельно с наполеоникой появилось увлечение другими эпохами.

Личная история

Вторая мировая война остаётся самой востребованной у реконструкторов темой. Ведь для большинства из них это личная история – история их семей. У Андрея Груздева дед Виктор Александрович Сачков погиб при обороне Сталинграда. У Веры Шакировой, саниструктора в военно-историческом клубе «771‑й стрелковый полк», дед Николай Алексеевич Сироткин был танкистом, прошёл всю войну, а вот его родной брат Иван, лётчик, погиб в 1942‑м под Воронежем.

У Вериного командира, руководителя клуба Игоря Майорова, дед Степан Павлович участвовал в финской войне. Его полк попал в окружение, в кровавых боях в условиях сильных морозов, снегопадов, он выжил, два месяца провёл в плену. В апреле 1940‑го был обмен пленными, и получил Степан Павлович пять лет лагерей… Игорь Майоров признаётся, что, участвуя в реконструкциях, думает о своём деде. С мыслями о своих предках выносит с поля боя «раненых» и Вера Шакирова. Причём сами они к истории профессионально отношения не имеют: Игорь – машинист экструдера, специалист полимерного производства. Вера – инженер-металловед, работает на ГАЗе.

– Мы обязаны донести до зрителей сильные эмоции, сделать так, чтобы память о наших героических дедах и прадедах осталась в их сердцах, – объясняет своё увлечение исторической реконструкцией Вера.

У реконструкторов есть мечта – чтобы в Нижнем Новгороде открылся музей Великой Отечественной войны

Попали в кадры

Реконструкторы – люди дотошные, соблюдают точность в деталях. У Андрея Груздева несколько комплектов формы разных эпох.

Наш собеседник объясняет, что сейчас, в эпоху интернета, найти это всё не представляет труда. Работает целая индустрия. Но увлечение недешёвое. Форма красноармейца – гимнастёрка, галифе, сапоги, пилотка – обойдётся примерно в 15 тысяч рублей. Шинель – ещё тысяч 7–8. Комплект зимней формы – отдельная история. А ещё нужно оружие. Реконструкторы используют, конечно же, макеты. Но и они недёшевы – стоимость исчисляется десятками тысяч рублей.

Форма у нашего героя как красноармейская, так и немецкая. В Красной армии он сержант, в немецкой – лейтенант.

историческая реконструкция

К слову, Груздев – командир клуба «19‑й пехотный полк». Этот полк был боевым соединением вермахта. Но ни о какой героизации, конечно, и речи нет.

– Просто не было бы немцев, не было бы и реконструкций, – поясняет Андрей. – Мы должны показать, с каким мощным, прекрасно вооружённым противником имела дело Красная армия.

Жизнь у любителей исторических перевоплощений очень насыщенная – реконструкции, фестивали проходят в разных городах. А ещё их приглашают сниматься в кино. Нижегородские реконструкторы участвовали в съёмках фильмов «Утомлённые солнцем‑2», «Власик», «Эффект Богарне», а всего более чем в 10 художественных и документальных проектах. Недавняя работа – «Подольские курсанты», премьера 4 мая.

Реконструкторы признаются, что, возрождая события боя, настолько в них погружаются, что словно переносятся во времени, ощущают себя теми бойцами. А зрители по окончании награждают их аплодисментами. Некоторые даже плачут. Это для участников реконструкций лучшая награда. Значит, всё не зря. В душу запало. Не забудут…

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации