Подвиг труда: что сделали для победы горьковские предприятия

Подвиг труда: что сделали для победы горьковские предприятия
Выполняя задания фронта, работники Горьковского автозавода сутками не выходили из цехов.

Приближается 800‑летний юбилей Нижнего Новгорода, и мы продолжаем изучать новейшую историю нашего региона по публикациям в СМИ.  Накануне Дня Победы мы решили вспомнить о трудовых подвигах нижегородцев в годы войны, о героической работе горьковских предприятий, которая дала нам право претендовать на звание «Город трудовой доблести».

 

Время молодых

В интернете размещено много материалов о вкладе горьковской промышленности в дело победы СССР над фашизмом и о подвиге тыла, осуществившего колоссальный рывок в материальном обеспечении самой страшной войны в истории человечества. Но в печатных СМИ об этом упоминается редко. Причина понятна: казалось бы, о чём тут писать? Люди работали, оставаясь в тылу, а героизм был на фронте… Но героизм в тылу – это не только лишения и опасности, но победа на фронте невозможно без предварительной победы в тылу, которая досталась нелегко и была одержана в 1943 году, когда были накоплены необходимые ресурсы для осуществления победных стратегических операций.

В «Литературной газете» говорится о трагических результатах физического и морального перенапряжения работы в тылу: «Директор «Уралмаша» Богданчиков не спал два месяца…», торопился, боялся опоздать. «… Он умер в 35 лет».

Виктор Петрович Богданчиков, директор Уральского алюминиевого завода (не «Уралмаша»), осуществил перевод предприятия на военные рельсы, и с августа 1941 года завод стал единственным предприятием, выпускавшим алюминий – уже после смерти первого директора.

Примечательно, что директором «Уралмаша» в годы войны был Борис Глебович Музруков, назначенный на эту должность в ноябре 1939 года, когда ему было 35 лет. В июне 1955 года он стал директором ВНИИЭФ (г. Саров), которым руководил примерно 20 лет. Тоже наш земляк.

«Вспомнили и Григория Ивановича Носова – директора Магнитогорского металлургического завода. … В 1951 году он, не бывавший в отпуске 10 лет, поехал в Кисловодск, где и скончался.

Сердце не выдержало покоя. Было ему 45 лет» («Литературная газета», 5 июля 2017).

Весьма успешно руководили военной промышленностью очень молодые люди, многие из которых рано ушли из жизни. Если прогуляться по автозаводскому кладбищу, можно увидеть надгробные памятники людям, умершим в 1949–1955 годах, когда им было 30–45 лет.

Аналогичных могил немало и на сормовском кладбище.

Это было время молодых людей – такую перегрузку могли выдержать только очень крепкие и закалённые люди. Так, Василий Гаврилович Грабин был направлен на Горьковский машиностроительный завод № 92 в 1933 году, когда ему было 33 года, и он, возглавив группу молодых конструкторов, разрабатывал новые перспективные образцы пушек. Это не встретило поддержки со стороны директора завода, который даже пытался уволить главного конструктора, но новый директор, Амо Сергеевич Елян, назначенный на эту должность в 1940 году (тогда ему было 37 лет), активно поддержал молодого конструктора.

Директором Горьковского автозавода в 1938 году стал Иван Кузьмич Лоскутов – в 38 лет.

Александр Маркович Лившиц стал директором автозавода в 1942 году в возрасте 40 лет.

Генеральным конструктором завода в эти годы был Андрей Александрович Липгарт, впоследствии пятикратный лауреат Сталинских премий, назначенный на эту должность в 1933 году, когда ему было 35. На каждом заводе были десятки руководителей, конструкторов, технологов, судьбы которых сложились после войны по-разному, но в годы
войны благодаря их энергии и таланту страна смогла, осуществив технико-экономическое чудо, победно завершить это страшное испытание.

 

Кузница Победы

Возникает вопрос: в чём состоит особая заслуга нашего города? На защиту Родины встала вся страна, и город Горький лишь один из её экономических форпостов. «Ещё в конце 20‑х годов для руководства Советского Союза стала предельно ясной диспропорция размещения производительных сил страны, сосредоточенных в основном на юго-западе (Украина), а также в Москве и Ленинграде.

Потому-то в годы первых пятилеток стали строить заводы на Волге и восточнее её: Горьковский автозавод, тракторные заводы в Сталинграде и Челябинске, металлургические заводы в Кузбассе и Магнитогорске, завод авиамоторов в Перми, химические заводы в Ярославле и Дзержинске. Тем не менее к началу войны основная и самая технически совершенная часть оборудования и квалифицированных кадров находилась в западных областях» («Литературная газета», 5 июля 2017).

Результаты эвакуации сказались быстро. Например, танков Т‑34 в годы войны больше всех произведено в Нижнем Тагиле. В Горьком Т‑34 начали выпускать с сентября 1941‑го, и к концу года был выпущен 161 танк. К началу контрнаступления под Москвой вклад Нижнего Тагила по производству танков Т‑34 составил 1%, Горького – 8%. В последующие годы на долю Горького приходилось производство от 20 до 25% выпускаемых танков Т‑34.

В Горьком выпускались и лёгкие танки, хорошо проявившие себя под Москвой. Танки Т‑60 и Т‑70 выпускались на Горьковском автозаводе до 1943 года. На базе танка Т‑70 впоследствии была сконструирована самоходно-артиллерийская установка СУ‑76.

Завод выпустил 52% отечественных грузовиков. Кроме полуторки и «Эмки» завод выпускал легковые вездеходы ГАЗ‑64, разведывательные броневики БА‑64, мины, реактивные снаряды М‑13 и мины для 82‑мм миномётов. Здесь выпускались моторы для танков, авиационные моторы, походно-зарядные станции, катера для ВМФ. Завод был единственным в стране по производству колясок к армейским мотоциклам, он обеспечивал все автомобильные и почти все артиллерийские предприятия колёсами. И когда в 1943 году немцы разбомбили завод, на его восстановление пришли рабочие с других предприятий Горького.

Надёжный тыл

Горьковский авиационный завод (№ 21) к началу войны выпускал истребители И‑16 и освоил выпуск самолёта нового поколения – истребителя ЛаГГ-З, который выпускался в Ленинграде.

Уже летом 1941 года город стал прифронтовым, и из него начали эвакуировать оборонные предприятия. К моменту эвакуации из Ленинграда завод успел передать армии только 65 машин.

В начале 1941‑го выпуск ЛаГГов‑3 начался на заводах в Таганроге, Ростове и Новосибирске, но все эти заводы выпускали самолётов меньше, чем 21‑й завод, который в этот период выпустил 90% истребителей ЛаГГ.

Причина понятна: ленинградские, таганрогские и ростовские заводы подлежали эвакуации, а на территории новосибирского авиазавода в конце 1941 года было размещено пять предприятий авиационной промышленности, эвакуированных из Москвы, Ленинграда и Киева. А. С. Яковлев, работавший в этот период в Новосибирске, в книге «Цель жизни (записки авиаконструктора)» подробно описывает объективные и субъективные сложности создания практически нового завода на базе имеющегося.

Летом 1942 года начат выпуск нового самолёта Ла‑5, разработанного и испытанного на 21‑м заводе, и за год было произведено 1129 машин, причём 98% – в Горьком. За годы войны произведено 10 003 самолёта этого типа, 93% из них – в Горьком. Доля завода № 21 снижается, потому что в 1943 году набирает обороты реэвакуированный авиазавод в Москве.

Но и в производстве самолёта Ла‑7, который начинают выпускать в 1944‑м, лидирует горьковский завод, произведя 70,3% этого типа самолётов.

На горьковском заводе № 92 производились разнообразные пушки – от самой массовой ЗИС‑3 до танковых пушек и зенитных орудий. Следует отметить, что самыми массовыми пушками Великой Отечественной войны стали пушки Грабина, которые производились в основном на 92‑м заводе.

В исторической справке Комитета по делам архивов Нижегородской области отмечается особая роль города в снабжении армии. Горький был первым индустриальным центром, который давал устойчивые темпы военных поставок, особенно на рубеже 1941-1942 годов. Это был первый, самый трудный и самый трагичный период войны. Урал заработал позднее. Именно Горький, который не подлежал эвакуации, работал в начале войны наиболее ритмично и давал фронту львиную долю военной продукции.

При этом нет другого города в стране, который бы выпускал такую широкую номенклатуру для вооружения армии. Аналогичными промышленными центрами могли быть Харьков и Киев, но они находились в оккупации. Воронеж и Сталинград были полностью разрушены. Ленинград находился в окружении и выживал. В Москве была частичная эвакуация, и многие заводы возобновили работу только в конце 1943-го и 1944 году. Горький фактически был прифронтовым промышленным центром и, даже подвергаясь постоянным бомбежкам, не снижал темпов поставок.

При этом люди, способные носить оружие, ушли на фронт – в области было сформировано шесть стрелковых дивизий и 72 отряда народного ополчения. Поэтому вполне справедлив заголовок статьи журналиста А. П. Чугунова в «Российской газете» – «Оружие из Горького спасло Москву в 1941 году».

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации