Прерванные репортажи: больше десятка журналистов «Горьковской коммуны» не вернулись с войны

Прерванные репортажи: больше десятка журналистов «Горьковской коммуны» не вернулись с войны
Фото: из архива редакции
«Коммуновец» Фёдор Викулов (слева) вернулся с войны, а Григорий Станиславюк пропал без вести.

С конца июня 1941 года в книге приказов по редакции областной газеты «Горьковская коммуна» (сегодня это наша «Нижегородская правда») одна за другой идут записи: «Выбыл в РККА в связи с мобилизацией». Более десятка журналистов с войны не вернулись. Судьба некоторых из них до сих пор неизвестна: «пропал без вести» – и это всё. В их числе Григорий Станиславюк, Николай Шаров, Павел Гришин…

Весть через несколько лет

Григорий Станиславюк пришёл в «Горьковскую коммуну» в 1934‑м, до этого поработав в редакциях нескольких газет. Зачисление в штат главной газеты области стало признанием его таланта художника-карикатуриста. Крестьянский сын, он самостоятельно овладел искусством графики. Окончив в Горьком политехникум водного транспорта, ходил кочегаром на пароходе, но любовь к рисованию взяла своё.

В «Горьковской коммуне» Григорий Станиславюк возглавил отдел иллюстраций, стал мастером политической карикатуры. Однако успешная карьера едва не оборвалась. В декабре 1937 года Станиславюка без объяснения причин уволили. Редактор Сергей Лебедев решил подстраховаться: завотделом иллюстраций был родом с территории, принадлежащей теперь Польше, отношения с которой у СССР тогда были прохладными, – как бы чего не вышло. Но за Станиславюка вступилась следователь прокуратуры Евгения Свердлова – дочь бывшего главы ВЦИК Якова Свердлова. Ранее она работала в «Горьковской коммуне». Дочь знаменитого революционера написала полное возмущения письмо в Москву, и Станиславюка в должности восстановили.

Повестку из военкомата 33‑летний Григорий Сергеевич получил в первые же дни войны. Дома остались 25‑летняя жена Валентина и маленькая дочка Ира. Больше о Григории Сергеевиче никаких известий не было. В областной Книге Памяти говорится, что лейтенант Станиславюк пропал без вести в 1941 году.

Однако, по словам дочери журналиста Ирины Рязановской, был такой случай: в 1943‑м или 1944 году к ним пришёл военный. Сказал, что в 1941‑м попал в плен и в лагере познакомился с офицером Григорием. Тот рассказывал об оставшихся в Горьком жене Вале и дочке Ире. Несколько военнопленных решили из лагеря бежать, но у Григория было тяжёлое ранение ноги. Накануне побега он умер. Такой рассказ услышала семья журналиста. Подтверждающих документов нет, но и оснований не верить тому военному – тоже…

В 1941–1942 годах из редакции ушли на фронт около 40 человек

Сведений нет

Николаю Шарову было 35, когда в 1939‑м он уже опытным журналистом пришёл в «Горьковскую коммуну». Возглавлял отделы партийной жизни, рабселькоров, а перед самой войной его назначили третьим секретарём Свердловского райкома ВКП(б).

На фронт Николай Далматович ушёл в первые же дни войны. Его провожали жена, дочь и сын. Николая Шарова назначили редактором газеты 284‑й стрелковой дивизии, он попал в Киев. И кроме «пропал без вести в 1941 году» семья так о нём больше ничего не узнала.

Также почти ничего не известно о судьбе Николая Арсеньева. Завотделом писем и рабселькоров ушёл на фронт в июне 1941‑го, 33‑летним. И через два месяца погиб. Подробностей нет.

Неизвестно, где оборвалась жизнь 39‑летнего Александра Городскова. Он родился в Бутурлино в крестьянской семье. Был и пастухом, и матросом, и заведующим избой-читальней. Был директором машинно-тракторной станции. А в 1939‑м Городскова назначили собкором «Горьковской коммуны» по Сергачскому кусту. В августе 1941‑го Александр Васильевич ушёл на фронт. Погиб через четыре месяца, 22 декабря – это всё, что известно. Где погиб? Информации нет…

В списке пропавших без вести в 1941‑м Павел Гришин. Он работал в «Горьковской коммуне» с 1934‑го, в отделе сельского хозяйства.

Последнее задание

Трагически оборвалась жизнь шахунского собкора газеты Алексея Черепенина. В июне 1941‑го 35‑летнего журналиста зачислили рядовым в 438‑й стрелковый полк. Через четыре месяца он умер в немецком лагере для военнопленных.

Сотрудник отдела пропаганды «Горьковской коммуны» Лаврентий Черепанов на фронте стал старшим политруком. О нём информации больше, но с войны ему также вернуться было не суждено – погиб в бою 11 января 1942‑го в Смоленской области.

41‑летний Александр Муратов, бывший литсотрудником «Горьковской коммуны» по критике, стал сотрудником дивизионной газеты. Он погиб в июле 1942‑го при обороне Севастополя.

Дольше довелось воевать Виктору Горбунову. Он был сотрудником отдела промышленности. Ему не исполнилось 29‑ти, когда в сентябре 1941‑го надел военную форму. Виктор Горбунов погиб 6 августа 1944 года при освобождении Латвии.

Старейшему коммуновцу Павлу Осипову, работавшему в газете с 1924 года, довелось встретить Победу. Но увидеть его родным и коллегам всё же больше не пришлось – 45‑летний капитан интендантской службы пропал без вести 23 июля 1945 года в Силезии.

Будут ли когда-нибудь закрыты белые пятна в биографиях наших воевавших коллег, неизвестно… Но мы не сомневаемся, что каждый из них отважно, самоотверженно, с честью выполнял свой долг.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Похожие публикации