Роман Беагон: «Как я не стал министром культуры»

Роман Беагон: «Как я не стал министром культуры»
Фото: из архива Романа Беагона

Совсем скоро станет известно имя нового министра культуры региона. Пять финалистов — кандидатов, вернее, кандидаток, сейчас готовятся к встрече с Глебом Никитиным. А те, кто практически дошел до финала, уже осмысливают опыт и делятся впечатлениями об уникальной министерской гонке. Среди них и наш сегодняшний собеседник — Роман Беагон.

 

Интеллект на скорость

— Роман, с чего всё начиналось? Насколько сложно было зарегистрироваться на портале «Команды правительства»?

— О том, что будут такие всенародные выборы министра, я узнал случайно. Телевизор не смотрю, радио слушаю не часто. Одна знакомая сбросила ссылку, зная, что я интересуюсь темой культуры и политики. С регистрацией у меня проблем не возникло.

— Первым этапом испытаний стали тесты. Что было для вас самым сложным?

— Если честно, они все были не простые. Но особый интерес вызвал, конечно, тест на эрудицию. Были и математически вопросы. Например, такой: в статье 24000 слов. Крупным шрифтом на странице помещается 900 слов, а меньшим- 1200. Статья должна занять 21 страницу. Сколько страниц будет напечатано меньшим шрифтом?

Или вопросы по русскому языку, связанные, например, с правописанием прописных букв. И если с Конституцией всё более-менее понятно, то попробуйте вспомнить какие слова должны писаться с заглавной буквы в данной фразе: «на основании федеральных законов, нормативных Указов Президента Российской Федерации».

Но особо раздумывать над вопросами было некогда. Потому что отвечаешь в состоянии аффекта, быстрее — быстрее. На последний вопрос отвечал, как в кино, на последних секундах: 5,4,3,2,1, все! Я ответил и выдохнул.

А если мы говорим о психологическом тестировании – когда нас осталось 11 финалистов, там тоже было над чем подумать. Был вопрос – непростая нравственная дилемма и конкретный поступок. И было необходимо оценить со своей точки зрения этот поступок. Варианты ответы были примерно такие: «хорошо, потому, что можно», «хорошо, несмотря на то, что нельзя», «плохо, несмотря на то, что можно», «нельзя, несмотря на то, что хорошо». Мало того, что нужно понять, как ты поступишь в предложенной ситуации, так ещё нужно выбрать наиболее подходящий тебе ответ. Как вы понимаете, в этом тестировании уже не было правильных и не правильных ответов.  Была задача определить наши взгляды и поведенческие нормы.

Библио — будущее

 

— Почему для защиты проекта вы выбрали тему развития библиотек. Ведь вы до этого никогда с библиотеками не работали?

— Всё просто, это жизненный опыт подготовки к любому серьёзному проекту. Я написал около 5-6 тем самостоятельно, посоветовался с друзьями из сферы культуры и добавил еще семь. Проанализировал, убрал менее масштабные. И в итоге остановился на теме библиотек. Эта тема мне близка не только потому, чтобы я люблю читать, но и потому, что сам испытываю потребность в рабочем пространстве. Именно не классическом офисе, а творческом месте, где можно прийти поработать с ноутбуком, почитать книги, пообщаться с профессионалами в разных областях. И современная библиотека как раз должна стать таким пространством. И подобный опыт уже есть в России.

 -А когда вы последний раз были в библиотеке и пользовались её услугами?

-Это тот вопрос, который мне задали на защите проекта. Конечно, я посетил несколько при подготовке к проекту. Но до этого не был со времен школы. И это является показательным.  Чаще я пользуюсь электронной книгой, либо покупаю в магазине, поэтому библиотека, как «хранилище книг» мне не интересна. Формат работы и услуг должен эволюционировать. Мастер-классы, лекции, пространство коворкинга, мини-кафе в конце концов, чтобы можно было, не отвлекаясь от чтения, попить кофе.

Знаю, почему не я

 

— Почему, несмотря на детальную разработку такого интересного проекта, в число 11 финальных претендентов вы вошли, а в пятёрку  — нет?

— Я точно знаю ответ на этот вопрос. Главная причина — нехватка опыта работы именно в государственных учреждениях культуры. Я брал креативным подходом, современными тенденциями и пониманием потребностей нового времени. Но базы не хватает. Хотя я уверен, что быстро бы ее наработал, но экспертное жюри с этим несогласно, и они имеют на это полное право.

— А планируете ли вы дальше заниматься разработкой этой темы. И поступали ли вам уже предложения о работе в этой сфере, в том числе и внесение в кадровый резерв правительства?

— Мне это интересно, и я нетерпением жду предложений! Есть разные системы в психологии, которые позволяют познать себя и понять свои сильные стороны. Из тех, что сейчас популярны – это Human Design и соционика. Так вот по соционическому типу я — Дон Кихот. Если помните, он боролся с ветряными мельницами, а люди этого типажа работают с задачами, которые кажутся невыполнимыми.  Такие задачи мне интересны. Сложные, требующие нестандартных решений. Еще лучше – если до тебя за эти задачи кто-то брался, но так и не смог найти эффективного решения. Чтобы не спать ночами, ездить в командировки, читать море литературы, встречаться с людьми. И обязательно масштабные! От таких проектов я заряжаюсь энергией и получаю удовольствие.

— Так чем же кандидаты — дамы оказались в итоге лучше кандидатов мужчин?

— Это действительно забавное стечение обстоятельств. Я даже подумал, что, если бы мы были не в России, а в Европе или США, где существуют законы о гендерном равенстве, жюри бы обязали выбрать в составе победителей и мужчину, чтобы не было дискриминации.  Но на самом деле, думаю просто так совпало и придираться к жюри в этом вопросе безосновательно. Мне многие говорили; «Роман, ты же знаешь, что все уже решено и тебя не пропустят». Но я никакой подтасовки не почувствовал, тем более, что знаю многих членов жюри лично. Это был честный отбор.

 — Кто же, на ваш взгляд, станет министром?

— Сначала, от одних людей, я слышал конкретную фамилию победителя. Меня уверяли на 100%. Потом попал в другую компанию, с другими сферами влияния. И там мне сказали, что нет, будет вот этот кандидат. Без сомнений. Потом я услышал третью фамилию. Так что, если верить слухам, я точно знаю срезу трёх министров культуры с вероятностью 100% (смеется)! Мне кажется, что кадровая политика Глеба Никитина позволит расчистить в назначениях в регионе всю местечковость и коррупционную составляющую. Так что если человек достойный — он станет министром, а если он некомпетентен, то не станет. Несмотря на все знакомства, дружеские связи и прочие ухищрения.

 — Какую самую интересную идею подарила вам работа над проектом выбора министра?

—  Их много, честно говоря. Расскажу про ту, что родилась накануне финального собеседования совершенно случайно. Это было на обсуждении «Стратегии развития региона». Одна из участниц отметила, что в стратегии не уделено внимания архивам. А я как раз недавно касался вопроса архивов, когда составлял генеалогическое дерево своей семьи. И подумал, что сделать такую программу в масштабах региона будет здорово. Программу, которая будет мотивировать и стимулировать нижегородцев создавать свои генеалогические деревья. Через свою семью проще и интереснее изучить свой край, историю своей страны. Я уже не говорю о самоидентификации себя, как гражданина России, когда ты понимаешь, сколько поколений до тебя жило в этой прекрасной стране.

Меня часто спрашивают, что значит моя фамилия. Беагон (бен гаон) в переводе -«сын мудреца».  Очень надеюсь оправдать этот титул своей жизнью и своими действиями. И мое участие в конкурсе и желание развивать культуру в регионе – еще один шаг в этом направлении.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки