«Ты хоть замуж без меня не выходи»: главврач Дивеевской больницы рассказал о жизни на карантине и борьбе с коронавирусом

«Ты хоть замуж без меня не выходи»: главврач Дивеевской больницы рассказал о жизни на карантине и борьбе с коронавирусом
Фото: Ксения Самсонова
Главврач гордится коллективом, где в самый разгар пандемии, падая от усталости, никто ни разу не сказал: «Сегодня не моя смена»

Сегодня медики по всей стране совершают настоящие подвижнические подвиги. Ежедневно в тяжелых условиях они помогают больным. Это те герои, которые даже в условиях эпидемии остались на выбранном поприще, нашли в себе мужество, отвагу бороться с невидимым врагом.

 

Неспящий гарнизон

Про врага – это не аллегория. Так вирус называют сами врачи. Это помогает перестроиться в новый режим, в котором они входят в «красную зону». Именно там их передовая.

У главного врача Дивеевской ЦРБ Вячеслава Сурусина, как и у многих медицинских руководителей, есть своя армия. Вернее – гарнизон снежно-белой крепости в окраинном районе Дивеева в окружении аллей и старого сада. Но заснеженная тишина не должна вводить в заблуждение – там все перестроено на военный лад. Под рукой Вячеслава Анатольевича есть мобильный         спецназ – фельдшеры «скорой помощи» по первому сигналу опасности бросаются на вызов. Далее больного встречает бесстрашная пехота приёмного покоя. За ними в борьбу за здоровье попавшего «в окопы», то есть на койки «красной зоны» пациента, вступают войска реаниматологов, пульмонологов и врачей всех прочих отделений. Больничный гарнизон живёт по законам «военного» времени, оказавшись в авангарде борьбы с новым вирусом. Здесь никто не ропщет на условия полевой, не кабинетной работы.

Вячеслав Сурусин мечтал стать медиком еще со школы. Хотя в семье медработников не было. Он считает свое поколение пришедшим в медицину по зову сердца. По сей день большинство из их выпуска остались практикующими врачами. На вопрос «не изменился бы выбор профессии, если бы тогда рассказали о нынешней пандемии?» твердо отвечает «ни в малейшей степени».

Сначала шутили

Возглавил Дивевскую больницу Сурусин ровно два года назад. За плечами  опыт работы врачом акушером-гинекологом, врачом-экспертом, заместителем главврача Первомайской ЦРБ. На новом месте дел хватало, но сразу было ощущение, что попал в замечательный коллектив единомышленников и тружеников. Всеобщая дружеская поддержка очень помогла, когда пришла беда эпидемии.

– Первое время мы не видели опасности, даже шутили друг над другом, – старается передать атмосферу тех месяцев Вячеслав Анатольевич. – А потом вдруг как ворота открылись… Вместо обычных 17 вызовов в сутки на машину вдруг резко – по «скорой» 24 вызова, по приемному покою 34 обращения. Потом было 40 и 37 соответственно. Люди просто не спали, приезжали с вызовов, надевали СИЗы и опять на работу. Как выдерживали?!  По несколько суток работали, спали урывками, большинство переболели «на ногах».

Главврач «в тылу» не отсиживался, хотя и организовал медицинский штаб в отделении статистики. Да в те весенние дни тыла-то нигде и не было, везде «передовая». Сон – по случаю, работа – по числу поступивших.

Многое было новым и непривычным. Медики предусмотрительно выставили посты перед Дивеевским монастырем. И это вызвало возмущение и непонимание. Прихожане жаловались, что им мешают. Это сейчас посты проверки и дистанционные термометры стали обыденностью, а тогда эти процедуры встречали в штыки. Да и термометры-то современные с трудом достали в технопарке и у частника. Потом выяснилось, что меры эти нужные. Заболевшие есть и их очень много.

Вячеслав Сурусин листает записную книжку — вот сразу 56 вызовов. Вот – 92, 90… Тут не только новый вирус — инсульты инфаркты никто не отменял. А вот день, когда в паломническом центре заболело одновременно 29 человек. Мазки отправляли и в областной центр, и  в Москву, среди паломников люди, которые требовали к себе особого отношения.

 

Карантин на «дошираках»

Вскоре выходит постановление губернатора и 23 апреля на территории Дивеева вводится карантин. По звонку из министерства главврачу сообщили, что по условиям карантина он должен жить в больнице.

– Все неожиданно вышло, – разводит руками доктор. – Даже чай у родителей не успел допить, сказал – потом допью. А получилось допить только через 7 недель. Но раз надо – пошел, хлеба купил и поселился в инфекционном отделении в боксе. Ровно 7 недель день в день прожил в больнице. Такой вот был период у многих медработников.

По словам Вячеслава Анатольевича, было очень тяжело. Дома в Первомайске осталась семья. Дочь заканчивала школу, вручение диплома и последний звонок прошли без участия отца. По телефону он дочку даже в шутку попросил – ты хоть замуж без меня не выходи. Сын заканчивал очередной класс тоже без папки.

– Они звонили и плакали – когда придешь… А я никак не мог. Майские праздники, пасха прошли в напряжённой работе.

Для многих медработников обычная палата стала жильём на весь карантин. Диван, телевизор, микроволновка, сухой паёк. Жизнь без разносолов. Один из коллег по вынужденному несчастью признался, что до карантина очень любил пельмени. По возвращении жена на радостях ему налепила, а тот на них после стольких недель изоляции даже смотреть не мог. А у Сурусина с «дошираками» та же история. Научился в них вынужденно разбираться: китайские – вкусные, а отечественные похуже. Но и тех, и других наелся тоже на всю жизнь.

 

Главное без паники

Покинув такую памятную для главврача палату, идем на экскурсию по больнице. Вячеслав Анатольевич показывает «чистую» зону, где находятся пациенты, пришедшие на «обычный» приём. За ней «зелёная» зона, тут тоже относительно безопасно. Дальше оборудована «красная», и туда вход не каждому, даже после антисептической обработки и в СИЗах.

Тот весенний опыт, который дивеевцы получили, организуя разные зоны, налаживая медпомощь в новых условиях, он тяжелый, но необходимый. Теперь медики знают, как разобщить больных и здоровых, как подключить помощь смежных служб, как поэтапно оказывать лечение. Даже убедить людей пользоваться средствами защиты тоже надо уметь. Весной эти привычные вещи казались странными. Но сейчас все осознали уровень опасности.

– Именно первая волна была трудной, – вспоминает Вячеслав Анатольевич. – У нас девчонки падали от изнеможения, усталость персонал с ног валила. Спасались, друг друга подменяя. Я горжусь коллективом – настоящие медики, ни один не сказал¸ что это «не моя смена, я выйду только в свою очередь». Надо, надевали СИЗы и шли в зону. Водители из-за «баранки» не вылезали. Никто не просил отдыха. И это коснулось всех вплоть до отдела статистики, ведь медицина – это командная работа.

По словам медиков сейчас работается полегче. Сейчас и лекарства, и методические рекомендации есть. Наработанный опыт каждый получил. Особенно важным все медработники назвали отсутствие паники у населения, которая была первые дни. Третьего мая помимо 50 вызовов «скорой» толпа людей стояла у дверей приемного покоя. Они стучались, требуя эвакуации, крича, что умирают. Паника давила на психику и провоцировала недомогание.

Влияние оказала специфика монастырской и паломнической жизни района. Тут люди иначе переживают различные потрясения. До последнего лечатся молитвой, а обращаются только когда уже стоят на грани. Кто-то отказывается принимать лекарства, считая, что лечиться надо в храме. Это привело к тому, что заболевали целыми группами. Только 3 мая в паломническом центре 47 заболевших. «Скорые» не справлялись, больные поступали каждые 5 минут.

 

У семьи свой герб и флаг

В этих условиях большую помощь оказал областной минздрав, коллеги из соседних районов. Опыт совместной работы у дивеевцев уже был. Большим подспорьем стало ежегодное обеспечение медпомощи в паломнических лагерях во время Серафимовских празднеств. Врачи уже умели налаживать связь с любыми обеспечивающими службами. И когда потребовалась эвакуация сразу 72 монахинь, никто не растерялся. Свою работу выполняли полицейские, автопассажирские предприятия, а силовики помогали и сопровождали.

– Было тяжело, зато эта общая беда заставила людей сплотиться, стать дружной семьей, – убежден Вячеслав Сурусин. – Кстати, у нас в больнице давние традиции развития корпоративного духа. Тут два собственных музея, к наполнению которых экспонатами приложил руку почти каждый сотрудник. А еще у больницы есть собственный флаг и герб. Нашу «скорую» с гербом на борту ни с одной другой не перепутаешь. Больница у нас маленькая, но есть чем гордиться, и свою уникальность мы ценим и храним.

Даже дни пандемии не остановили развитие больницы. Здесь успели отстроить детскую консультацию, завели электронное табло, «открытую регистратуру». По осени установили много современного оборудования. Вот-вот начнется строительство нового корпуса, а старый оденется в гранитный фасад. Обновления коснутся не только коммуникаций. Вячеслав Анатольевич с воодушевлением рассказывал, как они всем коллективом задумали почти полностью пересадить больничный сад.

Автор: Александр КУРИКОВ

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки