«Впервые я увидела, как люди на заводе спят стоя» — воспоминания тружеников тыла

«Впервые я увидела, как люди на заводе спят стоя» — воспоминания тружеников тыла
Фото Александра Воложанина
Ветеран завода "Сокол" Федор Сыров

Послушать рассказы тех, кто пережил войну, теперь доводится далеко не каждому. Поколения сменяются, уходят ветераны, но нет сомнений, что память должна жить. Почему звание «Город трудовой доблести» нужно тем, кто не видел войны? Об этом рассказы очевидцев.

 

На работу, как на войну

— Радио не выключалось ни днем, ни ночью. Как только на рассвете оживал черный репродуктор, оглашая наш дом позывными страны, нужно было уже одетой и умытой выбегать на улицу, чтобы успеть на первый трамвай, который выезжал из ворот кремля, как символ начала военного рабочего дня, — рассказывает труженица тыла Ольга Треймут. — Порой мама, засидевшаяся за строчащим «Зингером» до утра, совала мне в руку вареную картошину, я жевала на бегу. Она, как и другие женщины, у кого были швейные машины, днем работала, а по ночам строчила белье для фронта по заказу швейных фабрик. Брала работу на дом и соседка — мама братьев Познанских, двое из которых уже погибли на фронте, о чем скорбил весь наш маленький Газовский переулок. Самый младший, Саша, будущий артист и чтец, «по возрасту» оставался дома. Я — чуть старше, в 15 лет чувствовала себя совсем взрослой.

…На Черному пруду — толпа людей, нужно вдавиться в трамвай, иногда повиснув на подножке. Город двигается на свои заводы плотной трудовой армией. На конечной пассажиры приподнимают и выносят меня, как пушинку, наружу. Дальше — бегом, вприпрыжку, на другой трамвай или по прямой, вместе с толпой — по своим заводам.

Ольга после седьмого класса ушла из школы в авиационный техникум, где учили строить самолеты для фронта. Так она могла заработать трудовые карточки, по которым хлеба давали чуть больше — 700 граммов и можно было кормить семью, почерневших от горя родителей. Старшая сестра Октябрина погибла в самом начале войны: возглавляла группу комсомольцев на строительстве оборонных сооружений, по мерзлой земле поскользнулась, оступилась и упала в траншею вниз головой…

Ольга Треймут
Лёлька с Газовского переулка

Авиационный техникум, оснащенный передовым для того времени оборудованием, быстро готовил из вчерашних пионеров слесарей, фрезеровщиков, сборщиков, гальваников. С первых дней войны всех желающих студентов посылали на заводы, и Леля оказалась сначала на переехавших в Горький заводах Громова и Маленкова, потом — на авиационном имени Серго Орджоникидзе. Быстро освоила горизонтальный фрезерный станок и вкалывала наравне со взрослыми.

— Впервые там я увидела, как люди спят… стоя. Женщины в санитарной комнате, прислонившись к косяку, стенам, изнеможденные от бессонной смены, выходили сомкнуть глаза на пять минут. Уставали ноги, немели руки, перед глазами — вертящаяся фреза, а в голове крутится чудное название супа, которым накормят в столовой, — «шулюм» без мяса, с крапивой и зелеными помидорами. Самый вкусный на свете…

самолет
Герой войны крылатый "лавочкин"

Твой цех — твоя передовая

В годы Великой Отечественной войны на фронт ушли сотни заводчан, нужны были руки. Несмотря на это, резко увеличилось количество выпускаемых машин. Завод перешел на круглосуточный график работы.

— Спали на выстроенных в красном уголке нарах. Рабочая смена могла длиться до 18 часов, я порой трудился по суткам, — рассказывает электрик, почетный ветеран области и орденоносец завода Федор Сыров.

В его квартирке на улице Светлоярской тепло и уютно, здесь застыло мирное время, но забывать то, военное, ветеран нам не велит.

— Мы неделями не покидали цехов, уделяя сну по 2 — 4 часа в день. В первый же день войны я пошел к начальнику цеха Семену Зайчику: «На фронт и не мечтай. Ты нужен здесь». Пришел домой, а там повестка, я снова к нему: «Нет! Здесь, на заводе, твоя передовая линия!» Начав трудовой путь в 1939-м, так я и проработал всю войну, а потом остался в цехе навсегда.

— Тяжело ли было нам? Судите сами. Двое парней, моих приятелей, Скобелев, Королев, все же отпросились, ушли на войну, и, кроме несомненного их патриотизма, была вторая причина: выдержать такую работу мог не каждый. А как мы могли еще трудиться, если видели, к примеру, ленинградских детдомовцев. Эвакуированные дети попросились на завод, и им у конвейера мы построили «пьедестал», чтобы было удобно стоять. Назвали бригаду сквозь слезы «Веселые ребята», ими руководила наша комсомолка, учившая ребятишек свинчивать простые детали. Все мы видели результаты: в цехе № 50 летчики поднимали машины в воздух и летели на фронт.

Федор Петрович рассказывает, а глаза его темнеют то ли от слез, то ли от воспоминаний. Ему скоро 99, а там и 100, он хочет успеть поставить свою подпись там, где собирают голоса за присвоение Нижнему Новгороду звания «Город трудовой доблести». Это, безусловно, нужно, обязательно, восклицает ветеран.

Почти каждый третий советский истребитель времен войны вышел из цехов Горьковского авиазавода. Более 19 200 истребителей КБ Н.Н.Поликарпова и С.А.Лавочкина поставили фронту горьковские (нижегородские) авиастроители. К концу 1941 года доля Горьковского авиазавода в совокупном производстве истребителей в СССР составила 34 - 38 процентов.
Благодаря активной механизации производственного процесса и переводу сборки самолетов и их агрегатов на конвейер, к 1944 году темп выпуска на Горьковском авиазаводе № 21 достиг 22 - 26 самолетов в сутки, то есть практически каждый час с заводского конвейера сходил новый истребитель.

В первый период Великой Отечественной войны советские летчики воевали на «И-16», который выпускался предприятием начиная с 1934 года. В 1939 году конструкторы Лавочкин, Горбунов и Гудков спроектировали самолет «ЛаГГ-3». В конце 1940 года было принято решение об организации его производства на заводе № 21, главным конструктором завода был назначен Семен Алексеевич Лавочкин.

Серийное освоение в кратчайшие сроки цельнодеревянного «ЛаГГ-3», значительно отличавшегося по конструкции от самолетов конструкции Поликарпова, потребовало масштабной перестройки всего тех­нологического процесса. Но уже в первые шесть месяцев 1941 года предприятие освоило серийное производство новой машины. Конвейер сборки «ЛаГГ-3» уже занимал половину сборочного цеха, а на второй половине продолжался выпуск «И-16».

«ЛаГГ-3» заводской сборки впервые поднялся в воздух 23 января 1941 года. Вооружение «ЛаГГ-3» состояло из 1 пушки калибра 20 мм, 2 пулеметов ШКАС калибра 7,62 мм. Всего завод выпустил 3583 самолета этой серии.

Тысяча процентов

Сведения из музея завода «Сокол». На 1 января 1942 года на заводе было 44 стахановских участка с общим количеством работающих на них 1884 человека. На 1 января 1945 года на заводе работали 590 фронтовых бригад. Легендой стал токарь-тысячник Сергей Степанович Цецегов, который, внедряя собственные изобретения, за смену выполнял 1031 процент нормы! Первой женщиной-тысячницей в городе Горьком и Горьковской области стала клепальщица завода № 21 А.Г.Яндаева, она добилась выполнения задания на 1050 процентов.

На личные средства горьковчан была построена эскадрилья «Валерий Чкалов».

За образцовое выполнение заданий правительства по выпуску боевых самолетов завод № 21 имени С.Орджоникидзе Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 октября 1941 года был награжден орденом. За период войны коллективу завода как победителю соцсоревнования 25 раз вручалось переходящее Красное знамя ГКО, которое в 1946 году передали ему на вечное хранение. За самоотверженный труд во имя победы 587 работников завода в 1941 — 1945 годах награждены орденами и медалями СССР Трудового Красного Знамени. Главному конструктору завода С.А.Лавочкину за выдающиеся заслуги в области создания новых конструкций самолетов-истребителей присвоили звание Героя Социалистического Труда.

Вера Чеботарева «Нижегородские новости»

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации