«Я так хотела служить, что если бы мне сказали, что нужно купить слона, я бы тут же его купила»

Фото Юрия Правдина

– Ольга, откуда у девочки-первоклассницы взялась такая не девчачья мечта – служить «там, где трудно, где опасность, риск»?

– Я росла в таком, прямо скажем, недобром месте: Канавино, улица Авангардная. 1990-е годы. Воры, наркоманы, хулиганы – на улицу страшно выйти. Но были у нас два участковых – молодые парни, которые по первому зову приходили на помощь. Как могли усмиряли хулиганов. Мы, жители, глядя на них, понимали: не всё ещё потеряно, не исчезли такие понятия, как честь и совесть. Однажды у нас «выпотрошили» сарай: все заготовки на зиму, запасы провизии вынесли подчистую. А время голодное. Участковые тех негодяев нашли. Похищенное воры не вернули, но наказание понесли… В общем, ещё, наверное, в первом классе маме сказала: «Буду служить в милиции, хочу быть, как эти участковые». Мама Галина Александровна отнеслась к моей мечте серьёзно: «Решила – делай».

После школы окончила техникум по специальности «правоведение», позже получила и высшее образование. Физическая подготовка у меня нормальная была – улица воспитала. Пришла в милицию: «Хочу у вас служить». Ко мне, девчонке, как-то не очень серьёзно отнеслись. Но я же упорная. Сказала: «Не уйду, пока не возьмёте. Хочу служить – и точка». «Ну, – сказали мне, – может, в кинологи?.. Покупай собаку». Я помчалась и купила щенка – восточно-европейскую овчарку. Понимаете, я так хотела служить, что если бы мне сказали, что нужно слона, я бы тут же купила. Однако что-то там поменялось, и я попала не к кинологам, а во вневедомственную охрану. А собака Агрессия Вервольф осталась со мной, выросла огромной, мощной. Мой размер! Но сейчас завести собаку уже не могу – совершенно некогда…

– Как же вы заместителем командира взвода стали?

– Доказала, наверное, что что-то умею делать лучше многих мужчин (улыбается). Это было в отделе вневедомственной охраны по Советскому району Нижнего Новгорода. Участвовала в охране здания областной прокуратуры, показала себя. Назначили старшей группы задержания. И хулиганов задерживали, и воров квартирных – чего только не было. Группа задержания – я и двое сотрудников. Непривычно им было, что старший – женщина. Но я же «свой парень» – сработались. Но когда меня назначили заместителем командира взвода групп задержания (было пять групп и 10 постов), это стало для меня настоящим испытанием. Нет, никаких слёз, даже дома в подушку. Я должна была стать сильнее и жёстче. Авторитет завоевать должна была. Думаю, получилось.

– И всё же детская мечта стать участковым в конце концов осуществилась… Женщина-участковый – всё-таки редкость.

– Когда вневедомственная охрана переходила в структуру Росгвардии, я решила остаться в полиции. Предлагали служить в подразделении по делам несовершеннолетних, в службе дознания – традиционно «женские» должности. Но мне хотелось другого. «Осталась только служба участковых уполномоченных», – сказали мне. «Вот, – говорю. – Мне – туда». Это было полтора года назад.

– Сейчас настоящий бич – мошенники, заявляющиеся к пенсионерам. Как у вас с этим на участке?

– Памятки раздаём, беседы проводим постоянно: не открывайте двери незнакомым! Лишь бы толк был. А то вот недавний случай: только я с одной бабушкой в очередной раз об уловках мошенников поговорила, звонит её сосед: «Она в квартиру троих неизвестных впустила». Бросаю все дела, с напарником мчимся по адресу. На месте были через пять минут, а бабушка этих троих уже чаем поит. Когда я влетела в квартиру, лицо у меня, наверное, страшное было (смеётся): ну что же это такое-то?! Гости бабуле наобещали пластиковые окна чуть не за бесценок поставить. А ведь на самом деле обчистили бы квартиру в два счёта! Ну, мы их построили – и в отдел. Один из них, оказалось, был в розыске.

– На вашем участке около 5000 жителей, в том числе ранее судимые, недавно освободившиеся, сидевшие не по разу. Как они восприняли участкового «в юбке»?

– Это стало экзаменом. Начать с того, что надо выдержать взгляд, которым тебя встречают… Но я свою обязанность вижу в том, чтобы людям спокойно жилось, и для этого всё, что в моих силах, делаю. По крайней мере распивающих спиртное на лавках вы на моём участке вряд ли увидите. Протоколов составлено множество. Кажется, стали понимать, что всё серьёзно.