Мифы Барбароссы: как Гитлер пытался обмануть Сталина

Газета "Новое дело"
Мифы Барбароссы: как Гитлер пытался обмануть Сталина
Разгром нашей страны был заветной мечтой Гитлера

Ровно 80 лет назад, зимой 1940 года, вождь нацистской Германии Адольф Гитлер утвердил план нападения на Советский Союз, получивший название «Барбаросса» – по имени императора средневековой Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы, жившего в 12-м столетии. Этот император отличался большой воинственностью и участвовал во многих военных походах, значительно расширив территорию подвластных земель…

 

Словом, Гитлер, склонный к разного рода мистике, очень надеялся, что дух императора-завоевателя поможет ему покорить Россию. План «Барбаросса» строился на тактике молниеносной войны, уже опробованной Гитлером на полях Европы. Согласно плану, предполагалось быстро, буквально за две недели разгромить советские войска в западных районах Советского Союза, после чего выйти на линию Архангельск – Горький – Астрахань, что, в свою очередь, должно было вызвать безусловную капитуляцию Советского Союза… Как известно, «Барбаросса» обрушился на нашу страну 22 июня 1941 года…

За годы, прошедшие после Великой Отечественной войны, эти события обросли множеством исторических мифов. Рассмотрим только некоторые из них.

 

Миф 1. Гитлер был вынужден напасть на Советский Союз

Этот миф о якобы вынужденном характере «Барбароссы» исходил из арсенала пропаганды нацистской Германии, пытавшейся оправдать гитлеровскую агрессию. Якобы это Сталин, бредивший идеями мировой коммунистической революции, решил нанести удар по немцам, увязшим к 1940 году в войне с Британией. Гитлер вовремя узнал об этом и потому нанёс свой ответный удар…

Этот миф позднее, уже в 80-е годы, был подхвачен на Западе советским перебежчиком Владимиром Резуном, который под псевдонимом Виктор Суворов опубликовал ряд книг, оправдывавших Гитлера. Эти книги сегодня особо популярны в Прибалтике и на Украине, где изо всех сил пытаются избавиться от советского прошлого.

Впрочем, серьёзные историки всего мира относятся к этому мифу весьма скептически. И прежде всего исследователи из Германии, которые указывают на то, что ещё задолго до прихода к власти в Германии Гитлер стремился к антисоветской агрессии. Например, об этом пишет известный историк Рольф-Дитер Мюллер в своей книге «Враг стоит на востоке» (очень её рекомендую!). Мюллер указывает на то, что ещё в 20-е годы лидер национал-социалистов много говорил о необходимости завоеваний российских территорий. Вот характерный отрывок из гитлеровского творения «Моя борьба» (1925 год):

«Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены… Сама судьба указует нам перстом на Россию. Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель».

Ненависть к нашей стране у Гитлера складывалась из многих факторов: это и традиционная неприязнь типичного германского националиста к славянам, которых он считал «низшей расой», это и ненависть к советскому социализму, который якобы был порождением «еврейского большевизма», это и желание завоевать богатые восточные территории, которыми «неполноценные» славяне якобы не могут нормально управлять…

И слова у Гитлера не расходились с делами! Как пишет историк Мюллер, едва придя к власти в 1933 году, Гитлер начал искать пути сближения с Польшей, чтобы совместно организовать военный поход против Советов. Переговоры с поляками в принципе шли успешно, но в конце 30-х два агрессора переругались из-за спорного города Данцига, на который претендовали и Польша, и Германия. В итоге Гитлер, пойдя на вынужденное подписание пакта о ненападении с Советским Союзом, в сентябре 1939 года напал на Польшу.

В войну на стороне поляков вступили Британия и Франция, что подтолкнуло нацистов на временный отказ от восточных планов. И только после разгрома французов и военной блокады Британского острова Гитлер смог, наконец, приступить к реализации завоеваний на востоке. По словам Мюллера, впервые об этом Гитлер заявил летом 1940 года, сразу после капитуляции Франции – германскому Генеральному штабу был отдан соответствующий приказ. И к зиме 1940 года план «Барбаросса» был готов.

Первоначально планировалось напасть на нашу страну 15 мая 1941 года. Однако возникла сложная ситуация на Балканах, где против блока фашистских стран выступили Греция и Югославия – их весной 1941 года Гитлеру пришлось подавлять военной силой. Поэтому окончательной датой нападения стало 22 июня…

 

Миф 2. Германские военные были против агрессии

Эта легенда возникла уже после вой­ны, когда недобитые гитлеровские генералы пытались свалить всю вину на национал-социалистов и персонально на Гитлера. Мол, генералы якобы преду­преждали его не воевать с такой большой и сильной страной, как Советский Союз, но он их не послушал.

На самом деле эти генералы стали «противниками» Гитлера только после поражений на Восточном фронте, то есть не ранее 1944 года. А до этого они были вполне лояльными и самому вождю Третьего рейха, и его восточной политике. Вот что об этом рассказал российский военный историк Юрий Никифоров:

«Никто в вермахте не занимался саботажем плана «Барбаросса», и никто не пытался отговорить Гитлера. Наоборот, в работу включились все, и все считали, что разгромить Советский Союз удастся. И кроме того, генералы считали, что захват СССР означает решение экономических трудностей Германии (в частности, продовольственных) через захват промышленных и сельскохозяйственных ресурсов».

Кстати, очень ярко позицию генералов характеризует та оккупационная политика, которую они проводили на захваченных советских территориях. Это была политика настоящего геноцида – генералы издавали чудовищные военные приказы, которые предусматривали и массовое взятие заложников из числа мирного населения, и сожжение вместе с людьми целых населённых пунктов, и целенаправленное уничтожение советских военнопленных.

Наши люди, пережившие оккупацию, вспоминали, как немцы любили фотографироваться на фоне повешенных и расстрелянных. Немецким солдатам и в голову не приходило, что эти фото потом станут уликами на грядущих судебных процессах. И не только потому, что были уверены в своей окончательной победе – они просто не считали славян за людей! Убить человека на улице оккупированного города для них было всё равно что убить приблудную собаку – просто ради забавы. Жизнь славян для них ничего не стоила.

Мало того, оккупанты не стеснялись открыто справлять нужду при местных жителях или прилюдно ходить в чём мать родила. Мой отец, который мальчишкой пережил оккупацию на Ставрополье, вспоминал, как летом 1942 года вошедшие в их городок немецкие танкисты остановили свои машины возле колодца. Они разделись догола и стали шумно мыться. При этом им было плевать на то, что в это самое время за ними наблюдали сотни глаз – женщин, детей, стариков…

Знаете, кто так себя обычно вёл? Европейские колонизаторы среди каких-нибудь дикарей, которых они причисляли к диким животным. Впрочем, немецкие военные и не скрывали, что являются такими же колонизаторами.

Миф 3. Сталин знал о «Барбароссе» от своих разведчиков, но не сумел предотвратить войну

Начнём с того, что советская разведка ничего не знала конкретно о плане «Барбаросса». Хотя лидер нашего государства Иосиф Сталин нисколько не сомневался в том, что война с Гитлером неизбежна – он слишком хорошо изучил и самого вождя Третьего рейха, и все его агрессивные устремления. Мало того, уже в самом начале 1941 года Сталин понял, что скорее всего война начнётся именно в этом году.

Но когда последует удар? И где будет его главное направление? Данные разведки были очень противоречивыми. Мало того, эти данные накладывались на сложнейшую военно-политическую ситуацию в Европе.

С одной стороны, Германия активно проводила кампанию по дезинформации, дабы усыпить нашу бдительность. И, надо сказать, проводила, увы, блестяще. Так, немцы очень искусно довели до нашей стороны с полтора десятка различных календарных дат, когда якобы должно было последовать нападение, вплоть до 10 июня 1941 года. Но проходила одна дата, а вой­на не начиналась, приходила другая – вой­ны опять нет, потом третья, четвёртая, пятая… Это не могло не породить определённого недоверия со стороны Сталина к нашей стратегической разведке.

Кроме того, немецкому Абверу (военная разведка и контрразведка) удалось ввести в заблуждение наших военных относительно направления главного немецкого удара – в реальности он намечался в Белоруссии, а наши предполагали украинское направление. Целенаправленный вброс такого рода дезинформации начался задолго до принятия плана «Барбаросса» (примерно с сентября 1940 года) и шёл вплоть до нападения 22 июня 1941 года.
С другой стороны, шли постоянные интриги со стороны Англии и США, которые изо всех сил пытались столкнуть СССР с Германией, в том числе и через информацию о скором нападении Гитлера. Как рассказал мне по этому поводу известный историк нашей разведки Арсен Мартиросян:

«Хуже того, англосаксы сами в любой момент могли заключить с Гитлером тайное соглашение – соответствующие переговоры ими активно велись… В общем, любая ошибка Сталина, любое необоснованное доверие к непроверенной информации могли привести к трагическим последствиям, в том числе к непреднамеренному втягиванию нашей страны в войну. Поставьте себя на место Сталина. Мало того, что он прекрасно знал о дезинформационных мероприятиях, проводимых немцами и британцами, ему, как и любому другому нормальному человеку, было чрезвычайно сложно психологически перейти рубеж, который отделяет руководителя мирного времени от военного вождя. Это ведь огромнейшая ответственность, и не только за себя, но и за всю страну».

По словам Мартиросяна, первыми о точной дате агрессии – 22 июня – узнали британцы. В своё время им удалось расшифровать секретные немецкие шифры. Они перехватили радиограмму, из которой стало известно, что 10 июня 1941 года был подписан приказ начальника германского штаба сухопутных войск генерала Гальдера о начале атаки на Советский Союз 22 июня.

Наши, в свою очередь, узнали об этом от своих британских агентов – знаменитой «Кембриджской пятёрки», руководимой великим советским разведчиком Кимом Филби. Ещё раньше, в мае, Кремль получил информацию от своего агента в германском Абвере Курта Велкиша, который указал, что нападение произойдёт в 20-х числах июня. Информация из Британии в общем-то подтвердила и уточнила эти данные. Получали мы информацию и из других источников. По словам Мартиросяна:

«Лично я насчитал 47 документально подтверждённых разведывательных сводок, где указывалась эта роковая дата. А всего их было, по некоторым данным, свыше 50».

18 июня 1941 года по личному приказу Сталина командир одной из авиационных дивизий, опытный боевой лётчик полковник Захаров пролетел вдоль всей западной границы, внимательно наблюдая за немецкими передвижениями. Им был подготовлен ряд донесений, суть которых можно свести к одной фразе: «Начнётся со дня на день!». В тот же день нарком иностранных дел Молотов обратился в Берлин с просьбой организовать ему официальный визит. И когда немцы ответили отказом, стало окончательно ясно, что 22 июня агрессия действительно начнётся…

…Почему же эта агрессия поначалу удалась, немцы прорвали нашу приграничную оборону, а советские войска понесли тяжёлые потери? А это уже вопросы к нашим военным, которые не смогли ни угадать направление главного удара, ни организовать должный отпор, и вообще многие наши военачальники явно не соответствовали своим званиям и должностям. Всё это пришлось исправлять в ходе войны…

Впрочем, это уже совсем другая история.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки