Борис Пудалов: «В войну говорили: в Горьком тыл был настоящим фронтом»

Борис Пудалов: «В войну говорили: в Горьком тыл был настоящим фронтом»
Фото: Кирилла Мартынова
Руководитель комитета по делам архивов Нижегородской области Борис Пудалов

Наверное, сегодня только архивные документы могут рассказать нам всю правду о Великой Отечественной войне. Неудивительно поэтому, что к 75-летнему юбилею Великой Победы сотрудники архивных учреждений Нижегородской области подошли со всей ответственностью и постарались открыть для нижегородцев немало исторических страниц нашего прошлого, о которых ранее было либо просто мало известно, либо документы находились под грифом «Секретно». Об этих шагах мы попросили рассказать руководителя комитета по делам архивов Нижегородской области Бориса Моисеевича ПУДАЛОВА.

 

– Борис Моисеевич, я знаю, что ваши сотрудники подготовили целый комплекс таких вот победных мероприятий…

– Да, это действительно так. Прежде всего хочу отметить направление нашей работы, имеющее важную социальную направленность. Речь идёт о работе с запросами от людей, которые просят подтвердить их трудовой стаж в годы Великой Отечественной войны – как на промышленном производстве, так и в сельском хозяйстве. Архивные справки дают этим гражданам возможность получить прибавку к пенсии. Эти запросы мы выполняем в установленные законом сроки, с ними работают наши самые квалифицированные специалисты. И это не случайно, потому что здесь есть определённые сложности…

 

– Какие?

– Установление самого факта работы человека, особенно в сельской местности. Как правило, это были несовершеннолетние, оторванные буквально от школьной скамьи. Трудовых книжек у них в ту пору не имелось. Да и вообще в колхозах таких книжек не было ни у кого, колхозникам засчитывали так называемые трудодни. И если со взрослыми ситуацию ещё можно отследить по колхозным книгам и бухгалтерским ведомостям, то с детьми всё сложнее. Трудодни им, как правило, засчитывали в состав семьи и, к сожалению, нередко без указания конкретного имени. А если имя и указывалось, то могли его внести как детское, уменьшительное – Нюша, Вася и т. д.

Поэтому ещё надо доказать, что это именно тот человек, который направил нам запрос.

Информацию приходится собирать буквально по крупицам.

В этом деле мы руководствуемся постановлением Горьковского комитета обороны, согласно которому указывалось, куда именно направлялись учащиеся и на какие именно работы. А также ищем людей по сохранившимся колхозным документам, о которых я уже говорил. И если всё проходит удачно, то наша архивная справка является официальным документом для предоставления его в Пенсионный фонд.

 

– Наверное, важной частью вашей работы является и сегодняшняя борьба нижегородцев за предоставление Нижнему Новгороду звания «Город трудовой доблести»?

– Безусловно. Здесь, можно сказать, целый комплекс мероприятий, прежде всего просветительского характера. Например, наша регулярная работа со школьниками, студентами и вообще с молодёжью, когда мы рассказываем о трудовом подвиге наших земляков в военные годы на примере конкретных исторических документов. Работа эта идёт через прямые встречи с аудиторией и через различные СМИ – газеты, телевидение, радио.

Также была организована выставка под общим названием «Военные будни архивной строкой», где собраны как фронтовые свидетельства наших земляков, так и свидетельства их трудового подвига. Ведь не зря в войну говорили: здесь, в Горьком, тыл был настоящим фронтом.

А ещё мы проделали, я считаю, очень важную работу, когда провели оцифровку важнейших архивных материалов Горьковского обкома ВКП(б) и Горьковского комитета обороны. С материалами последнего сегодня можно свободно ознакомиться на официальном сайте Росархива под рубрикой «Документы советской эпохи». Надо сказать, что мы, наверное, единственная региональная служба в России, которая предоставила Москве документы нашего комитета обороны, руководившего в военное время жизнью области. И это хорошо видно на фоне документов всесоюзного Государственного комитета обороны – на каком уровне наш комитет выполнял указания и распоряжения ГКО, а на каком уже переходил к решению самостоятельных задач, которых тоже было немало. Думаю, что эти документы – лишний козырь в пользу того, чтобы присвоить Нижнему звание Города трудовой доблести.

 

– Говорят, что вы сегодня немалую роль отводите и увековечиванию памяти о наших земляках, непосредственных участниках войны.

– А мы эту просветительскую работу стараемся делать всегда, и не только в привязке к конкретному победному юбилею. Так, скоро будет организована выставка, которая показывает женское лицо войны. Ведь военнообязанными были не только женщины-медицинские работники. В нашей области в военное время действовали курсы девушек-снайперов, было и целое училище, которое готовило радисток, в том числе и для партизанских отрядов. Воспоминания этих участниц, их фотографии, письма, дневники и составили основу этой выставки.

И ещё. К нам обратились ряд общественных организаций с просьбой уточнить имена, фамилии и даты рождения Героев Советского Союза. Ведь по этому поводу даже в официальных документах порой встречается настоящий разнобой. Для этого приходится поднимать метрические и иные документы. К сожалению, в начале минувшего века – на позднем периоде существования Российской империи и ранних лет советской власти – с такими документами порой творилась просто настоящая беда, поэтому и здесь архивная работа по установлению истины очень нелёгкая. Тем не менее её мы считаем нашим священным долгом по отношению к этим героям.

 

– Сегодня наши архивные службы, особенно на федеральном уровне, активно поднимают тему преступлений нацистов на нашей земле. Нижегородская область в этом участвует?

– Да, и это несмотря на то, что наш регион не подвергался фашистской оккупации. Тем не менее у нас в архивах есть интересные документы органов государственной безопасности, в которых есть конкретные указания на эти нацистские зверства. А также имеются письма фронтовиков, которые приходили на только что освобождённую землю и своими глазами видели последствия преступлений гитлеровцев. Например, письмо бойца Смирнова, который весьма ярко описал свои впечатления сразу после освобождения городка Руза Московской области во время нашего контрнаступления под Москвой. Или письмо бойца Горохова своей жене в марте 1943 года…

О чём они писали? Прежде всего об обнаруженных массовых захоронениях советских людей, нередко со следами зверских истязаний и пыток. Писали наши бойцы и о конкретных свидетельствах местных жителей освобождённых территорий – о том, как немцы убивали наших военнопленных и мирных людей. Так, одна медсестра писала своему преподавателю из Горьковского музыкального училища о страшных методах фашистов по организации угона людей на принудительные работы в Германию. Отдельно хочется упомянуть о письме горьковчанке Опариной, которой написали бойцы нашей 17-й Горьковской стрелковой дивизии.

Её муж, командир одного из батальонов дивизии, попал в плен и был зверски замучен фашистами в селе Петровка Ростовской области…

Да, это, конечно же, не официальные документы прокуратуры и других правоохранительных органов. Но эти письма, на мой взгляд, являются важнейшими свидетельскими уликами, которые показывают истинно зверское лицо германского нацизма. Именно в этом и состоит их важное историческое значение.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации