«Авторитарный самодур, но талантливый»: мы нашли нижегородцев, лично знавших профессора Олега Соколова, который убил и расчленил свою аспирантку

«Авторитарный самодур, но талантливый»: мы нашли нижегородцев, лично знавших профессора Олега Соколова, который убил и расчленил свою аспирантку
фото gubdaily.ru
Историк Олег Соколов вжился в роль Наполеона


Шокирующая история питерского профессора Олега Соколова, который убил и расчленил свою 24-летнюю возлюбленную аспирантку Анастасию Ещенко, сейчас в новостях — самая горячая тема. Мы нашли нижегородцев, которые лично знали доцента Соколова и встречались с ним на исторических реконструкциях. Все они единодушны в том, что «чокнутый профессор», безусловно, был блестящим знатоком своего дела, талантливым преподавателем и харизматичной личностью.

Но… Обратной стороной его «гения» было — да, злодейство. В общении с людьми Соколов был очень неприятным человеком: авторитарный, резкий, он считал себя центром своей наполеоновской вселенной, а окружающих воспринимал как солдатов своей армии.

Впрочем, читайте сами.

Вадим Андрюхин, политолог, главный редактор газеты «Новое дело»:

— С профессором Соколовым я довольно часто встречался на Бородинском поле во время мероприятий по реконструции знаменитого сражения. Он, конечно, играл Наполеона ну очень натурально. Соколов действительно глубоко знал наполеоновскую эпоху до мельчайших подробностей — французский орден Почетного легиона почем зря не раздают. Но знаете, реконструкторы иногда так ярко входят в образ, что теряют связь с реальностью. Вот и Соколов, как мне кажется, не просто играл чью-то роль, он по-настоящему чувствовал себя Наполеоном!

Вел себя как диктатор, был резок, надменен. И любое сомнение в своем «всесилии» мог воспринять как смертельную обиду.

От всей этой истории, честно — я в шоке. Лишний раз убеждаюсь, что фанатизм ни к чему хорошему не ведет: хоть в политике, хоть в религии, хоть в исторической реконструкции.

Тележурналист Михаил Видонов:

— Моё знакомство с Соколовым произошло в 1999 году на одной из первых массовых реконструкций Бородинского сражения, и оно началось со скандала.

Была репетиция, я ходил с камерой «внутри» битвы, чтобы понять, с каких точек лучше снимать. Мне нужно было наработать несколько планов через лошадиную голову, и я попросил у Соколова лошадь — ненадолго, просто пару раз по полю прокатиться. Он моментально вышел из себя: покраснел, сорвался на крик и мат. Смысл был такой: ходят тут всякие — без формы… Сам-то он был уже в облачении императора Наполеона. Хотя до сражения оставались еще целые сутки! Ну, я, конечно, в долгу не остался…

Вячеслав Фёдоров, журналист, краевед, военный историк и постоянный участник исторических реконструкций Бородинской битвы:

— Соколов — человек огромной энергетики, очень авторитетный, даже авторитарный, привыкший, что его слушаются и подчиняются беспрекословно. При первом же знакомстве с ним, после пары минут общения сразу становилось понятно — этот человек очень умный, глубоко одаренный, талантливый, но при всем при этом — сложный и даже немного опасный. В том смысле, что он не считал нужным себя сдерживать в проявлении негативных эмоций, и его мощная буйная натура всегда вырывалась наружу, обрушиваясь на окружающих. Историческая реконструкция — мероприятие масштабное, там должна быть четкая организация и железная дисциплина. Соколов часто был несдержан: мог накричать на участников, топал ногами, говорил резкие обидные вещи. Но, знаете, удивительно дело — все его почему-то слушались…

При этом сам Соколов не терпел критики, требовал беспрекословного подчинения. И вокруг него всегда была группа преданных «адьютантов его превосходительства», которые ловили каждое слово и готовы были исполнить любой приказ своего «повелителя».

Автор: Елена Орленко

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации