Бабушка-божий одуванчик, которая любит пионы

Фото автора

Богородчанка Лидия Николаевна Болотнова из тех людей, которые не понимают, как можно не восхищаться розовыми пионами. Из года в год её любимые цветы «заказывают» в июльском ателье лепестки-наряды самых нежных оттенков, чтобы порадовать хозяйку в праздничный день. 

 

Лидии Николаевне пятого июля исполнилось 90 лет, и пионы первыми поздравили свою милую садовницу с днём рождения, пожелав здоровья и хорошего настроения.

Накануне я встретился с Лидией Николаевной в её садовом царстве. Она сразу же повела меня к пионовому островку, а потом к столетней царице – груше. Большое, раскидистое, в зелёной мантии, «сшитой» из листвы, дерево действительно казалось монархом, чья власть никем не может быть оспорена. Познакомив со своими любимцами, пригласила в дом, где и состоялась наша беседа.

Моя собеседница родилась в семье, в которой труд почитался высшей добродетелью. Её мать Серафима Михайловна Куприянова, уроженка деревни Великосельево, с 16 лет жила в Богородске и три года была в няньках. Устроившись на кожевенный заводе имени Рыкова, работала в дубильном цехе, затем в отделочном. За принципиальность и умение отстаивать свои взгляды коллеги избрали её секретарём цеховой партийной организации. С 41-го и до пенсии Серафима Михайловна трудилась на швейно-галантерейном комбинате. Ветеран труда, она не уставала повторять дочери слова народной мудрости: «Человек делами красен».

Николай Иванович Куприянов, отец Лидии Николаевны, тоже исповедовал эту истину и не мыслил себя без дела. Работал в артели по пошиву верхней одежды «Пролетарка», на ШКГ браковщиком. Участвовал в Советско-финской и Великой Отечественной войнах.

– Папа очень любил меня, и я его любила. По утрам мы вместе с ним делали гимнастику, вместе и на велосипедах катались, и на лыжные прогулки ходили. Не было случая, чтобы он вернулся домой без гостинца, – всегда чем-то вкусненьким угощал.

22 июня он добровольцем ушёл на фронт, а 28 августа 1941 года погиб в бою. Похоронен в селе Гомонтово Ленинградской области, но в памяти мой доб-рый, чудесный, отзывчивый, трудолюбивый папа жив! – произнесла моя собеседница.

В годы войны Лидия Николаевна училась.

– Четвёртая, девятая, вторая стали мне родными школами. Похвальные грамоты за отличные успехи и примерное поведение у меня хранятся до сих пор. В 44-м я поступила в медшколу, располагавшуюся тогда на улице Венецкого в доме, где сейчас находится налоговая инспекция. Старалась учиться как можно лучше, ведь на войне нужны знающие специалисты, а я, как и другие девочки из группы, надеялась попасть на фронт, чтобы бить проклятых фашистов! – призналась Лидия Николаевна.

К счастью, ей не довелось воевать, но и мирная, послевоенная жизнь складывалась нелегко. Оставшись без отца, они с матерью мужские заботы взвалили на свои плечи. Чего только стоили пешие походы в Крастелиху, возле которой в лесу семье Куприяновых выделили делянку. Сами деревья валили, сами пилили, вот только выво-зить дрова в Богородск добрые люди помогали.

– Но ничего, сдюжили мы с мамой и жили не хуже других, на судьбу не жаловались. После окончания медшколы я вышла замуж за Юрия Ивановича Болотнова, а затем устроилась в детскую поликлинику патронажной медсестрой. Со временем стала работать в детской больнице. У нас был прекрасный коллектив, дружный – водой не разольёшь. Спустя два года после рождения сына перешла на новое место работы – в здравпункт завода имени Юргенса, – сказала Л.Н. Болотнова.

Под заводское медучреждение ей выделили помещение. Благодаря молодой, энергичной медсестре и начальнику строительного цеха Василию Павловичу Пинаеву в нём были оборудованы приёмная, процедурная, стоматологический, гинекологический, физиопроцедурный кабинеты. Медицинское оборудование, весь инструментарий за счёт заводских средств Лидия Николаевна закупала в Горьком.

– Забот хватало, но они мне пришлись по душе. Регулярно оценивала санитарное состояние цехов, проверяла руки рабочих дубильного цеха на выявление кожных заболеваний, производила ревизию медицинских аптечек, убеждалась в наличии носилок, читала лекции на медицинские темы, снимала пробы в столовой. Непосредственно в здравпункте выполняла назначения врача: делала перевязки и уколы рабочим, проводила физиолечение после полученных травм. У нас на заводе и санитарная дружина была. На соревнованиях заводских сандружин мы всегда занимали призовые места, – с гордостью произнесла Лидия Николаевна.

Сорок два года своей жизни она отдала заводскому здравпункту.

– Завод стал мне родным домом: всё время только и думала, как что-то улучшить в своей деятельности. Медсестра, фельдшер, заведующая пунктом – какую бы должность я ни занимала, всегда помнила родительский завет и спрашивала себя: красна ли я делами? Конечно, об этом судить не мне, но если б снова начать, то опять бы выбрала трудовой путь, который прошла: подчас нелёгкий, но интересный и светлый! – поделилась сокровенным Л.Н. Болотнова.

В этот момент набежавший ветерок пошевелил листья розовых пионов и царицы груши. Хотя, может быть, они просто подтвердили слова своей хозяйки. Заботливой и любимой.

 

Автор: ЩЕЛИН Сергей

Источник :«Богородская газета»

Добавить сайт в мои источники