Эпоха застроя: как малогабаритные хрущёвки определили образ жизни горьковчан

Эпоха застроя: как малогабаритные хрущёвки определили образ жизни горьковчан
Фото: Станислав Редошкин
Типичная обстановка квартиры в советский период.

Хрущёвки у большинства ассоциируются с чем-то маленьким, не лучшего качества и даже морально устаревшим. Между тем только в Горьком было построено больше полутора тысяч таких домов, что позволило обеспечить отдельным жильём тысячи семей. Более того, эти самые хрущёвки служат и по сей день, составляя почти пятую часть от всего жилого фонда в областном центре. Полистав страницы «Горьковской коммуны» и её преемника «Горьковской правды», мы вспомнили, как велось строительство этих домов и кем были первые счастливые новосёлы.

 

В тесноте, да не в обиде

После выпуска постановления правительства 1957 года об устранении излишеств в проектировании и строительстве со сталинской архитектурой было покончено. Главная задача заключалось не в том, чтобы строить красиво, а в том, чтобы строить быстро, дёшево и массово. Людей следовало срочно расселять из бараков и коммунальных квартир, тем более что в 50-е годы прошлого века отмечался рост рождаемости.

Экономия достигалась прежде всего сокращением жилого пространства. Площадь кухни уменьшалась до 5–6 квадратных метров, санузлы стали совмещёнными, минимальная высота потолков – 2,5 метра, минимальная ширина комнаты 2 метра 20 сантиметров. Отказались от мусоропроводов и лифтов. Именно из-за отсутствия последних большинство хрущёвок – пятиэтажные, считалось, что на шестой подниматься уже тяжело. Панельное домостроение, в свою очередь, помогало возводить многоэтажки в максимально короткие сроки.

Интересно, что возникновение малогабаритных квартир послужило причиной для производства новой мебели – такой, которая бы помещалась в небольшом жилье. Так в стране появились не только типовые многоэтажки, но и типовая мебель.

Всё это прекрасно описано в фильме «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» Поэкспериментировав с бескаркасным панельным домостроением в Ленинграде и Москве, правительство выделило близ подмосковной деревни Черёмушки участок под строительство опытно-показательного микрорайона. В дальнейшем район получил название Новые Черёмушки, а экспериментальный участок стал 9-м кварталом. Всего возводили 16 четырёхэтажных домов. Среди них были блочные, панельные. Первые жильцы заселились в них в 1957 году.

Об экспериментальном строительстве в рубрике «Москва сегодня» писала и «Горьковская коммуна»: «В экспериментальном 9-м квартале Новых Черёмушек построен крупнопанельный жилой дом № 14 из тонкостенного железобетона, состоящий из 48 одно-, двух- и трёхкомнатных квартир, имеющих удачную планировку, хорошие пропорции и все виды удобств. Опытное строительство в Новых Черёмушках показало большое экономическое преимущество этого крупнопанельного жилого дома».

Часто под подоконником на кухне в хрущёвках располагался небольшой шкаф для хранения продуктов. Зимой его использовали в качестве холодильника

Быстрее, лучше, дешевле

Горький, как и большинство городов Советского Союза, тут же взял курс на увеличение темпов жилищного строительства. В газетах постоянно печатаются статьи под заголовками «Строить быстрее, лучше, дешевле», «Сормовские домостроители наращивают мощности».

«В центре Сормова, в квартале № 27 и на других стройплощадках Сормовского района за последнее время появилось несколько красивых многоэтажных сооружений из крупных панелей. Панели – продукция коллектива завода крупнопанельного домостроения № 2 Горьковского домостроительного комбината», – пишет «Горьковская коммуна» в июньском номере 1957 года.

Строятся новые цеха, идёт постоянное усовершенствование процесса, чтобы удешевить и ускорить возведение домов.

Вот корреспондент «Горьковской коммуны» Благин берёт интервью у директора завода Зильберберга.

«Новый цех, – рассказывает директор завода, – существенно отличается от действующего. Кроме панелей внутренних и наружных стен, панелей перекрытий и вентиляционных блоков он будет изготавливать панели для сооружения подвалов, которые раньше делали из мелких штучных элементов. Сборка подвалов из крупноразмерных конструкций повысит производительность труда монтажников на 50%, снизит себестоимость сборки».

В областной прессе появляются статьи о счастливых новосёлах, о вновь отстроенных микрорайонах.

«Совсем недавно здесь, рядом с Кооперативным посёлком, было болото. Но вот сюда пришли строители, и над пустырём взметнулись стрелы башенных кранов. Один за другим поднимались дома. На днях в новых домах справили новоселье десятки семей сормовичей».  Такая подпись стоит под фотографией Наговицына, размещённой в «Горьковской правде» в 1960 году.

Через несколько номеров фото корреспондента Балакина с Автозаводского шоссе. «Два года назад здесь был пустырь, теперь выстроено более двух десятков многоквартирных домов», – сообщает главный печатный орган области. В следующем номере отдельная статья о крупнопанельном 64-квартирном доме в Выксе на улице Красных Зорь.

Метры счастья

– Ордер на трёхкомнатную квартиру на улице Станиславского в Горьком мы получили в феврале 1968 года. Он у меня до сих пор хранится, – рассказывает житель Нижнего Новгорода, труженик тыла Николай Павлович Ефремов. – До этого мы с женой и двумя детьми жили в комнате в коммунальной квартире. Комната была такая маленькая, что, когда в центре ставили новогоднюю ёлку, места уже не оставалось. Сказать, что мы были рады получить отдельную квартиру со всеми удобствами, не сказать ничего. Мы были счастливы. Одна комната в квартире была изолированная, зал проходной и дальше ещё одна спальня. Кухня маленькая, конечно. Но это было наше отдельное жильё.

Дворы в новых микрорайонах, как правило, были большими и зелёными. Обязательно – детская площадка и территория, где мужчины выбивали ковры, а женщины развешивали бельё, тогда его сушили прямо на улице.

– Хорошо помню, что каждую весну местные жители выходили на субботники, приводили в порядок палисадники, – рассказывает нижегородка, бывшая жительница хрущёвки Мария Колесова. – У нас жил мужчина в соседнем подъезде, который просто так, на общественных началах ремонтировал штакетник, следил за деревьями. Все соседи друг друга знали, а у подъездов в хорошую погоду на лавочках не было свободных мест. Все выходили, чтобы пообщаться, обсудить новости, ну и посплетничать, конечно.

Впоследствии хрущёвки подверглись критике. Их ругали за отсутствие лоджий, маленькие кухни, проходные комнаты, плохую звукоизоляцию и унылость образа.

Однако в эпоху массового дефицита жилья данный метод строительства позволил возвести сотни миллионов квадратных метров жилья по всему Советскому Союзу. С 1956 по 1963 годы было построено в два раза больше квадратных метров, чем за 40 лет до этого. Во второй половине 60-х дома начинают претерпевать некоторые изменения, возникают новые серии, которые впоследствии отнесли к ранним брежневкам.

Кстати, хрущёвки, как бы их ни ругали, стоят и по сей день. По наблюдениям специалистов, при должном уходе они могут прослужить верой и правдой своим жильцам ещё не один десяток лет. Хотя процесс сноса хрущёвок первой серии в Москве стартовал ещё в начале этого столетия.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров