Горький журналист. Почему редактор был недоволен статьями знаменитого писателя в «Нижегородском листке»

Горький журналист. Почему редактор был недоволен статьями знаменитого писателя в «Нижегородском листке»
Фото Максима Дмитриева (из архива комитета по делам архивов Нижегородской области)

28 марта исполняется 150 лет со дня рождения великого русского писателя Максима Горького. По этому поводу готовятся акции, театральные премьеры, новые музейные экспозиции. Для журналистов этот юбилей особый. Ведь больше века назад Максим Горький был нашим коллегой и трудился в одной из первых газет региона – «Нижегородский листок».

Мы разыскали потомков редактора «Нижегородского листка» Николая Ашешова, которые рассказали о малоизвестных фактах биографии «буревестника революции» и его первых шагах в журналистике.

«Очевидно, это не моя специальность»

Как известно, Mаксим Горький (Алексей Максимович Пешков) родился в Нижнем Новгороде в семье управляющего конторой пароходства и дочери известного купца Василия Каширина. С 11 лет мальчик начал работать в магазине, потом трудился пекарем, буфетным посудником на пароходе. После неудачной попытки поступить в Казанский университет юноша отправился путешествовать. Пожил на Кавказе, опубликовал первые рассказы.

В это время он познакомился с писателем Владимиром Короленко, который принял активное участие в его дальнейшей судьбе. Именно Короленко в 1896 году и порекомендовал Николаю Ашешову, работавшему тогда в «Самарской газете», малоизвестного литератора Алексея Пешкова. Так что работать журналистом Горький начинал не в Нижнем Новгороде, а в Самаре.

– Воспоминания Ашешова о начале карьеры Горького были напечатаны в 1913 году в газете «Руль» и с тех пор нигде не переиздавались, – говорит праправнучка первой жены Ашешова, нижегородка Светлана Гамзаева. – Есть только книга, написанная нашей дальней родственницей из Англии Еленой Тарановой – «Малоизвестный факт большой биографии».

Как выяснилось, журналистская работа давалась Горькому непросто.

«И как-то жутко вспоминать первые литературные шаги этого писателя с волшебной карьерой, первые попытки пробить себе дорогу на мировую арену», – пишет в своих воспоминаниях Николай Ашешов. Горькому было поручено ежедневно писать фельетоны и составлять подборки из провинциальных газет, но редактор часто оставался им недоволен.

Это недовольство чувствовал и сам писатель.«Скажите, что вы думаете о том, как я трактую факт?– обращался он к своему литературному наставнику Владимиру Короленко. – О самой ценности факта? О тоне? Ашешов говорит, нужно писать живее. Я стараюсь. Но, очевидно, это не моя специальность, и мне кажется, что порой я впадаю в пошло-зубоскальский тон. Сдерживаюсь. Выходит тускло. Я очень-очень прошу вас помочь мне и газете вашим советом и вашей критикой».

Три копейки за строку

Летом 1896 года Ашешов уехал из Самары в Нижний Новгород и вскоре стал редактором «Нижегородского листка». А «Самарскую газету» возглавил Пешков – больше оказалось некому. Редакторство длилось 82 дня, за которые им было подготовлено 63 номера. При этом Горький подвергался самой жёсткой критике со стороны своего коллеги – редактора газеты «Волгарь» Дробыша-Дробышевского. Тот указывал на «жажду лидерства, болезненное отношение к критике, возмутительную грубость, материальные претензии и большое самомнение», которые были якобы свойственны Пешкову.

Возможно, отчасти он был прав. Замечания Горький терпел только от Короленко. По воспоминаниям Николая Ашешова, писатель часто жаловался на стеснённое финансовое положение, хотя получал по тем временам неплохой оклад – 100 рублей в месяц – столько же, сколько сам редактор. Кроме того, гонорары за его рассказы были больше, чем у других журналистов – три копейки за строку, тогда как остальные сотрудники получали одну или две копейки.

Кстати, именно в Самаре Горький встретил свою единственную законную жену – Екатерину, которая работала в редакции корректором.

«Мощно, живо и страшно»

Вскоре Ашешов пригласил Горького в «Нижегородский листок». В связи с тем, что Нижний Новгород готовился к Всероссийской промышленной выставке, газету было решено преобразовать по столичному типу. Она стала выходить в новом формате, в ней принимали участие самые лучшие нижегородские писатели того времени, в том числе Владимир Короленко. Здесь талант Горького и расцвёл в полную силу.

«Теперешним издателям М. Горького следовало бы обратить внимание на «Нижегородский листок» того времени», – пишет Елена Таранова в своей книге. – Здесь найдётся целый ряд превосходных, блестящих, порой ослепительных статей Максима Горького, который развернулся во всю ширь и мощь своего таланта».

По данным её исследования, статьи Горького о ходынской катастрофе 1896 года, когда во время коронации Николая II из-за давки на Ходынском поле погибло и пострадало более 2000 человек, можно сразу отличить от аналогичных на эту тему. Психология толпы, психология паники были переданы «мощно, живо и страшно». А его описания Всероссийской промышленной выставки можно считать образцом художественного репортажа – яркого, красочного, изящного. Например, одну из статей он написал с точки зрения рабочего, который строил выставку, а когда она открылась, то её двери перед ним захлопнулись, и он смотрел на праздник из-за решётки.

С одной лишь Всероссийской выставки Горький написал за четыре месяца 107 статей и 18 рассказов.

Однако через год у писателя обострился туберкулёз, и он с семьёй переехал в Крым. Горький уже втянулся в активную революционную деятельность, за что впоследствии был сослан в Арзамас, а после революции 1905 года заключён в Петропавловскую крепость. Под давлением мировой общественности власти разрешили Горькому уехать за границу. Этот вынужденный вояж затянулся надолго.

Когда писатель вернулся на родину, «Нижегородского листка» уже не было. А появившаяся газета «Горьковская коммуна» (та самая, которая позже превратилась в «Нижегородскую правду») подробнейшим образом освещала его визит. Здесь же печатались рецензии на постановки горьковских пьес и различные факты биографии писателя. Сам же он для своих публикаций предпочитал центральную прессу. Публиковал, в частности, статьи в газете «Правда». А «Горьковская коммуна» их оттуда перепечатывала.

Так что Максиму Горькому в итоге нашлось место не только в истории мировой литературы, но и в истории нижегородской журналистики, отношения с которой у него поначалу складывались так непросто.

P.S. Николай Ашешов проработал в «Нижегородском листке» недолго. В 1898 году он переехал в Москву, затем в Петербург, где работал в различных изданиях. Его сын Игорь стал военным врачом, после революции оказался в эмиграции, жил в Индии, Америке, Англии, где сделал ряд медицинских открытий. Поэтому потомки «горьковского» редактора сейчас живут по всему миру.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации