Как стать промышленным журналистом?

Фото Михаила Сорокина, Артема Семенова, Юрия Правдина

«Самый тяжелый отдел – производственный», — говорила  моя коллега про редакционную «нарезку компетенций». В газете, где я тогда работала, были отделы культуры, коммунального хозяйства, даже морально-этических проблем. И был еще производственный. Туда меня и отправили.

 

Мне было 19 лет. Я думала, что завод – это что-то большое и засаленное. Вопросом, как из засаленного появляются сверкающие чистотой товары, не задавалась. Наверное, как-то появляются.

В общем, если бы в момент, когда я пришла на производство, там проводился конкурс «Кто из присутствующих знает меньше всего о промышленности», я бы заняла уверенное первое место, обогнав швабры и штангенциркули.

Было очень страшно спросить что-то не то.

Но еще страшнее было не написать статью – из-за того, что не удалось собрать информацию.

Брать ее требовалось «здесь и сейчас» — у работающих в цехе людей. Интернета во второй половине девяностых годов в нашей редакции не существовало.

Наверное, они делали скидки на мой возраст и гендер – люди, у которых я брала интервью. Наверное, думали: «Господи, да чего эта девочка тут понимает! Надо же ей совсем простыми словами все объяснять!»

Наверное, они в душе смеялись над испуганной наивностью молодой журналистки, которая в моменты особо громких производственных процессов пыталась прятаться за диктофон.

Но статья получилась.

И даже получила похвалу.

С тех пор прошло больше двадцати лет. Я научилась отличать холодную штамповку от горячей. Я узнала, что означает холодная высадка (нет, это не про сельское хозяйство, это про металл). Я была в металлургических, кузнечных, сварочных, окрасочных, сборочных производствах…

И даже о Toyota Production System, которую сегодня практически все крупные предприятия внедрили себе под названием «производственная система» (и у бережливых поликлиник, кстати, ноги оттуда же растут) я узнала именно в тот момент, когда она впервые появилась в России.

Меня никто не учил. То есть учили, конечно. Коллеги охотно отвечали на все вопросы, работники предприятий помогали разобраться в сложных темах. Но никакой системной учебы «как человеку с гуманитарным образованием познать производство» не было.

Может, поэтому производственный отдел считали трудным?

А ведь на самом деле там нет ничего сложного. Производство – это вообще, на мой взгляд, самое интересное, о чем можно писать.

Вы просто придите на линию автоматической сварки, посмотрите, как работают роботы – вам захочется пожать им манипуляторы и взять автограф.

Или в литейное производство – стоять и смотреть, как льется раскаленный металл. Его температура – больше тысячи градусов, он выливается из гигантского чана, по твоим щекам проходит волна жара. А ты не можешь оторваться, отвести взгляд. «Оказывается, самый красивый цвет в мире – это цвет раскаленного металла», — шепчешь ты, и стоящий рядом с тобой литейщик тихо улыбается. Этот цвет не передает ни один самый современный экран. Его можно увидеть только своими глазами.

Или в штамповку, где стоят прессы, выдающие усилия до 35 тонн (и тебе говорят: «Ну, 35 тонн – это ерунда, бывают и стотонные»). И где со смехом узнаешь, что матрицу и пуансон называют «мама» и «папа» (а потому что технология похожа).

А в сборочном цехе процесс постановки кузова машины на раму практически официально зовут свадьбой.

Но нужно было немного поучиться, чтобы видеть это. Чтобы понять производство, почувствовать его.

Меня не учили – все знания добывала сама.

Нынешним студентам повезло больше – их будут учить.

Министерство промышленности, торговли и предпринимательства Нижегородской области открывает Школу деловой журналистики.

Бесплатную.

Для всех желающих.

Это уникальный случай: сотрудники минпрома сами, понимая, что писать про промышленность становится некому, решают проблему, которую до них пока никто не решил.

Они собирают под своим крылом лучших промышленников и лучших промышленных журналистов. И те, и другие – практики. И те, и другие, умеют не только работать, но и учить.

И те, и другие, заинтересованы в том, чтобы про производства писали интересно, легко и понятно – и читатели перепощивали бы такие статьи и выхватывали друг у друга из рук газетные листки.

Проблема нехватки производственных журналистов есть? Есть. Надо что-то делать? Надо. Они берут и делают.

Да, я тоже буду в этой Школе одним из тренеров. И расскажу, как брать интервью, даже если вам вообще ничего непонятно, как писать репортажи прямо из цеха – и много другого.

Сейчас идет набор в Школу. Не упустите шанс. Тот, кто ее окончит, будет знать то, что знают лишь единицы.

Записаться в нее могут все желающие в возрасте 18-30 лет. Но отбор конкурсный: чтобы стать слушателем Школы, нужно написать заметку по одной из тем:

1.  Цифровая экономика. Станет ли нижегородская промышленность цифровой, и зачем это нужно?
2. Конверсия 2.0. Перспективы диверсификации производства на предприятиях оборонно-промышленного комплекса региона.
3. Импортозамещение. Модное слово или новая реальность?
4. «Точки роста» экономики региона. Каковы шансы нижегородских предприятий стать лидерами на мировом рынке высокотехнологичной продукции?
5. Внешнеэкономические связи региона. Поможет ли развитию нижегородской экономики сотрудничество с зарубежными государствами?
6. Сельское хозяйство Нижегородской области. Сможет ли оно стать высокотехнологичным?
7. Самостоятельная трактовка.

Свои работы можно присылать на электронную почту prminprom@yandex.ru с пометкой «Школа деловой журналистики» до 15 января 2018 года.

Справки по телефону: 435-16-59; +7(920)018-78-34

В сопроводительном письме необходимо указать свои данные (ФИО, телефон, email, ссылки на страницы в социальных сетях), дать краткую справку о себе (где учитесь/работаете, почему интересуетесь деловой журналистикой, как планируете применить на практике полученные знания, чем увлекаетесь и что умеете).

Все подробности – на сайте минпрома.

Встретимся на производстве!