«Наш ребёнок погиб, потому что о нём просто забыли!»

«Наш ребёнок погиб, потому что о нём просто забыли!»

Родители погибшего в огне на турбазе 10-летнего Кирилла Гергеля дали сегодня показания следователю.

 

Трагедия произошла, напомним, в ночь на 2 ноября в деревне Соболиха Городецкого района. Загорелась база отдыха «ForRest House» — трёхэтажное деревянное здание, в котором находились 14 детей и двое взрослых. Отдых организовало ООО «Галерея ВИП-тур». Семь дней проживания с образовательной и развлекательной программами стоили 33 тысячи рублей, но для 10-летнего Кирилла Гергеля отдых был бесплатным.

— Директор «Галереи ВИП-тур» Светлана Вахтель — крёстная Кирилла, — рассказал » Нижегородской правде» отец мальчика Дмитрий Гергель. — Я знаю Светлану, можно сказать, всю жизнь — с 15 лет. Наша семья относилась к ней с уважением, доверием, поэтому, когда зашла речь, чтобы сделать Кириллу такой подарок — отдых на турбазе, — у нас и тени сомнения не возникло, что что-то может быть не так. Мы о Кирилле очень заботились, он наш единственный ребёнок. Провожали от дома до школы и обратно. Он впервые отправился в поездку один. И мы были уверены, что всё будет хорошо.

Ранним утром 2 ноября маме Кирилла Марине позвонила подруга, у которой дочь также отдыхала на этой турбазе, сообщила, что там пожар. Марина Гергель рассказывает, что сразу стала звонить сыну, гудки шли, но он не ответил. Тогда она позвонила наставнику детей Елене Корыткиной. По словам Марины, Елена подтвердила, что в здании пожар, но все дети вышли. На вопрос Марины, где Кирилл, Елена ответила, что не видит его, и дала отбой связи.

Через два часа родители Кирилла были на месте. Тогда ещё сохранялась надежда, что Кирилл выбежал из здания и находится где-то в лесу. Добровольцы движения «Волонтёр НН» организовали поиск ребёнка, но тщетно. Пожарные на расспросы родителей Кирилла ответили, что им никто не сказал, что в горящем здании может быть ребёнок.

Тело мальчика нашли на пепелище. Установлено, что он погиб, задохнувшись дымом.

— Кирилл спал на третьем этаже, его никто не разбудил, хотя одна из наставниц, Юлия Скугаревская, также ночевала на третьем этаже, — утверждает Дмитрий Гергель. — Она, получается, думала только о собственном спасении. Она не разбудила и двоих других мальчиков, ночевавших на третьем этаже. Один из них рассказал следователю, что проснулся о  запаха дыма, посмотрел на спавшего рядом приятеля, но решил, что тот уже мёртв, побежал спасаться, ему как-то удалось выбраться через крышу. Но второй мальчик тоже проснулся, он смог спастись через балкон. А Кирилл спал в другой комнате… Я много внимания уделял вопросам безопасности, учил сына, как вести себя в той или иной опасной ситуации, в том числе при пожаре. Я уверен, что шанс на спасение сына был. Но наставницы его не разбудили, вообще забыли о нём! Перед нами никто не извинился, не высказал слов сожаления. Светлана Вахтель написала нам, но слов поддержки, извинений не последовало. От прямого ответа на мой вопрос, ощущает ли хоть каплю вины, она ушла. Я был об этом человеке другого мнения.

Дмитрий Гергель считает, что в гибели его сына виноваты Светлана и две находившиеся с детьми наставницы. Так ли это, установит следствие.

— Виновные должны понести наказание, — заявил он. — Для нас с женой это горе, которое невозможно описать. Мне 50 лет, это был мой единственный ребёнок. Сына не вернуть, но мы с женой хотим, чтобы другие дети, когда отправятся на отдых, были в безопасности, чтобы с ними были ответственные взрослые, чтобы соблюдались правила пожарной безопасности. Мы верим, что следствие будет тщательным, суд — справедливым. Ради других детей!

Дмитрий Гергель заявил, что претензий к ходу следствия у него нет. В ближайшее время должны появиться результаты экспертизы, и можно будет говорить о причине возгорания.

Дополнено:

Юлия Скугаревская сегодня изложила свою версию событий на странице в соцсети. Она написала, что приехала в лагерь преподавать по личному приглашению Светланы Вахтель и «не являлась воспитателем, ответственным за детей», «не подписывала никакие бумаги, договоры, не получала никакие деньги» — преподавала и за это проживала в лагере с сыном.

«Где и как проживали дети, я не знала, представляла приблизительно. Сама проживала на третьем этаже, одна в номере. Сын — на втором, с другими ребятами, — написала Юлия Скугаревская. — Когда я ночью услышала приглушённые крики, то проснулась не сразу, в комнате было много дыма. Настолько много, что я просто схватила штаны и майку и выскочила в холл. Ничего из вещей больше я не взяла и уже даже не думала ни о чем, кроме того, чтобы выскочить из комнаты.
В холле был ад — дым был плотный, чёрный, с гарью и сильным запахом. Я поняла, что меня забыли, потому что спасали детей. Поняла, что задыхаюсь и теряю сознание, закрыла лицо вещами и скатилась по лестнице на второй этаж. Там я встала и бросилась в комнату, где горел свет, — там никого не было, потом кинулась в комнату мальчиков — оттуда выбежал один мальчик, а потом мой сын. Что я орала, я не помню. Но после детей я выскочила на первый этаж, на улицу и только там, на веранде, увидев детей, я натянула штаны и майку.
Куратор группы и дети, которые вышли из дома раньше, были одеты. Вещи, которые потом оказались на мне и некоторых детях, нам подали люди, которые отдыхали в соседнем коттедже.

Я пересчитала детей, их было 11. Я заорала, что трое — в доме. Куратор хотела броситься в дом, но ее вытолкала женщина, которая стояла в дверях и держалась руками за косяки. Она кричала на неё матом, толкала и била по лицу».

Кто эта женщина, неясно.

«Для меня понятно одно: выбраться с третьего этажа через холл по лестнице после меня не было никакого шанса. Со слов детей я узнала, что маленький мальчик спал в комнате за перегородкой, без окна, за дверью и там была труба — видимо, дымоход», — написала Юлия Скугаревская, добавив, что «главные факты установит только следствие».

Новые подробности: 

Мы позвонили Светлане Вахтель, однако она лишь сообщила, что всё написала на своей странице в соцсети, и больше комментировать ничего не будет.

В её посте, в частности, сообщается: «Я не готова ничего комментировать, ведётся следствие. Я не буду обвинять, оправдывать, лить воду, мешать следствию, давить, выражать пустые эмоции, задевать хоть как-то чувства родителей погибшего, бередить воспоминания детей и пострадавших, участников событий». Светлана выразила уверенность, что «причина случившегося будет точно установлена». «Дождитесь фактов, после них будет все ясно, что мы, я, вы, каждый можем реально сделать, чтобы предотвратить подобные ситуации», — написала Светлана.

Добавим, что, как сообщил нам Дмитрий Гергель, собственники здания турбазы, где произошёл пожар, установлены, они под домашним арестом.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки