О работе на Чкаловском винзаводе с легкой грустью и благодарностью вспоминает Надежда Ивановна Груздева

«Прекрасное далеко, …», — поется в одной песенке. Молодость и все, что с ней связано, всегда помнится только с хорошей стороны. О своем «прекрасном далеко», о работе на Чкаловском винзаводе с легкой грустью и благодарностью вспоминает Надежда Ивановна Груздева. 30 лет жизни отдала она предприятию, из них 15 лет была начальником цеха розлива.


Чуть за двадцать было Наденьке, белокожей красавице с толстой русой косой ниже пояса, когда она пришла в 1975 году на винзавод. Как одно мгновение пролетели годы. И вот он, тяжелый 2005 год, когда Надежда Ивановна потеряла привычную работу. В 2004 г. завод обанкротился. И кто только ни пытался его «прихватизировать»! «Остались в памяти лишь фамилии: Бессараб, конкурсный управляющий Королев, бывший следователь Аникин с Бора — всех не упомнишь, — вспоминает она. — Практически с 2003 года рабочие не работали, а сидели и караулили цеха, надеясь, что все-таки будут работать. 24 проверки пережили перед банкротством: все на нервах. А в 2005-м всех работников полностью сократили. (Надежда Ивановна была тогда начальником цеха розлива). Два года я на бирже стояла. В 2007 году ушла на пенсию».


Звали Надежду Ивановну на возрождающееся предприятие, и силы были, но энергичная женщина уже нашла себе другую работу: в диспетчерском пункте администрации. Стабильную. Да и пенсия уже была. Так что рисковать она не стала. Связей с родным заводом не потеряла: стала председателем первичной ветеранской организации. «Поздравляю ветеранов с юбилеями, — говорит Надежда Ивановна, — своим кругом собираемся дома у кого-нибудь и вспоминаем былые годы. 9 Мая нас приглашают на завод, накрывают столы и дают подарки тем, кто пришел. Раньше (в советские годы), помню, как из профкома и администрации кто-то всех пенсионеров объедет, и с праздником поздравят, и подарок вручат. Сейчас такого нет».

Сидя в уютной гостиной, мы с Надеждой Ивановной рассматриваем фотографии. По ходу она рассказывает о тех, кто на них изображен, и попутно о работе. Вот на фото человек двадцать в белых халатах. Это цех розлива. Выпускали тогда горькие настойки марки «Летувишка», «Стругураш», водки «Чкаловск — Ванкувер»,»Начальник Чукотки», «Экстра». Разливали в обычные бутылки и в сувенирную посуду по 0,25 л, 0,7 л, 0,5 л. Перебирая фотографии, она называет фамилии: Адольф Павлович Коробов, Антонина Ильинична Малахова, завлабораторией, Павел Николаевич Данилов и многие другие. Вениамин Безруков на рынке торгует. А вот на фотографии группа нарядных женщин с цветами: мастера, начальники цехов, лаборант, биохимик, завпроизводством, завскладом, — перечисляет Надежда Ивановна. «День рождения, наверное, справляли. Лишнего себе никогда не позволяли. Дружно жили. Как время быстро летит! (Вздох.) Кого-то уже нет. Ильиничны нет уже много лет. А мастеру Нине Владимировне Филатовой 20 сентября 70 лет будет! А у Нины Васильевны Гараниной уже был юбилей».



— Да, на заводе за 10 лет многое поменялось, продолжает Надежда Ивановна. — Нина Васильевна Ханкова, наверное, вам рассказывала. Она ведь, считай, у истоков становления предприятия стояла. Помнит, сколько было исхожено по грязи, а сейчас вся территория заасфальтирована. Автокары бойко бегают по двору. Чисто, зелено кругом. Вход на завод где был, там и остался. Пристроили совсем новый цех — шампанизации. На месте склада готовой продукции был тарный цех. Туда на грузовиках привозили посуду и сгружали. Потом на линию ставили и через бутыломоечную машину пропускали, на бракераже проверяли на наличие трещин, грязи (посуда была оборотная). А дальше посуда шла на автомат розлива.

В цеху тогда работало множество народу: много было ручного труда. На линии — 24 человека. 2 ставят посуду, 2 на мойке, слесарь, на автомате розлива, бракераже, этикировке, затарке — по 2, склад готовой продукции, еще 2 слесаря, напорное отделение и т.д. Работали две- три бригады в две смены. Когда летом рабочие уходили в отпуска, мы набирали школьников на простые, легкие операции: растарку, затарку. На автоматы ставили своих свободных рабочих. Ребятишки в каникулы были и заняты, и денежку зарабатывали. А в цехе розлива сейчас такая красота стала! Светло, чисто. Народу мало — автоматика. И продукция тоже качественная!

Помню, когда я пришла на завод (1975 г.), ассортимент был другой. Сами делали плодово-ягодные дешевые (по 92 коп.) вина. Закупали у населения рябину и яблоки. Но яблоки нам еще и привозили. Целыми вагонами. До сих пор помню, как однажды привезли вагон удивительно крупных красных яблок, какие у нас не растут. И сорт назывался оригинально — «Майя Плисецкая». Конечно, разливали мы и красные, и марочные вина, и сухие: «Дербент», «Три семерки», «Красный Кавказ», «Алиготэ». Бутылки были с красивыми блестящими этикетками.
Был на заводе и свой соковый цех: мы перерабатывали рябину и яблоки. Квасный даже цех был. А какой лимонад выпускали в лимонадном цехе! «Тархун», «Буратино», «Ситро» и др. Ребятишки наши до сих пор вспоминают его вкус: выросли они на заводе. После школы, бывало, прибегут и просят: дай бутылочку. А мастером тогда был муж Нади Луговой Василий Иванович (они по направлению сюда приехали). И давали, и пили: хорошее, доброе было время!
В 1985 году вышел «сухой закон». Мы с Молдавией начали работать. Нам привозили цистерны виноматериалов. На заводе доделывали по технологии. Выпускали и сухие, и крепленые вина. Вот на этой фотографии женщины в тарном цехе вручную клеят кольеретки на горлышки бутылок. Продукцию разлили, колпачки на бутылки надели, а кольеретки некому клеить. Кого только ни ставили на эту операцию! Это сейчас автомат все сам делает: и этикетки, и кольеретки, и марки. На складе ящики деревянные таскали на животах по 20 бутылок. Хорошо стало сейчас: робот успевает все загрузить.

Надежда Ивановна, склонив красивое лицо над фотографией, продолжает свое повествование: «О людях тогда забота была. Работники завода отдыхали по бесплатным санаторным путевкам или за 10% стоимости. И на ведомственной базе отдыха, что располагалась на реке Юг. И жилье у нас строили, люди квартиры получали. Два или три дома на улицах Октябрьской, Корякова, Северной стоят. Надо отдать должное Григорию Григорьевичу Лесовому, нашему директору. Это при нем построили пятиэтажный МКД и два подъезда в нашем доме совместно с молокозаводом в квартале Лесной. также при директоре Г.Г. Лесовом и спортивная команда была, он всем купил форму. А как весело мы отдыхали всем коллективом! Были выезды в лес, к примеру, на 23 февраля. Сначала соревнования, потом поздравления и — традиционные шашлыки. Прекрасное было время! (И с легким чувством грусти) Где бы я потом ни работала, на заводе было лучше всех».

Автор: Валентина Большакова, фото автора. 

Источник: www.chkl-znamya.ru

Добавить сайт в мои источники