Ольга Анцупова: «Надо смаковать каждый прожитый день, жить по принципу «ещё», а не «уже» и достойно нести свои годы»

Крупнейшее издательство страны заказывает ей новые книги, именитые авторы более чем лестно отзываются о её творчестве. При этом сама Ольга КАТ писательницей себя не считает. Смеётся: «У любого писателя должны быть свои привычки». Лев Толстой любил шить сапоги «на подарки», а Шарлотта Бронте постоянно отрывалась от писания и шла чистить картофельУ неёничего подобного. Моя героиня не писательфакт. Потому и творческих планов у неё нет. Зато есть само творчество. И не только оно.

Есть ли жизнь на пенсии

К знакомству с ней я шла почти год. Не буквально и не напролом, а както внутренне, пробираясь околицей. Теперь понимаю, почему. Познакомься мы раньше, в суете могла бы не распробовать вкус этой встречи и не ощутить её послевкусия. И никогда бы не узнала, насколько мне должно было быть жаль. А тут всё сложилось: размеренность праздников, падающий за окном снег и её звонкий голос с нотками доброжелательности, иронии и самоиронии.

Да у меня же первая книжка родилась совершенно спонтанно, – продолжает спорить то ли со мной, то с собой Ольга Анцупова, публикующаяся под литературным псевдонимом Ольга Кат. – Приятельница собралась на пенсию. Слушайте, я никогда не видела, чтобы человек в 46 лету нее военная пенсиявпал по этому поводу в настоящую депрессию. И я просто взяла и описала с десяток моих приключений вживания в пенсионную жизнь. Так и назвала книжку: «Пенсионные забавы, или Есть ли жизнь на пенсии». Думаю: подарю ей на выпуск, – смеётся. – Муж сказал: «Давай издадим. Два экземпляра. Один ей, другойнам». И я отнесла рукопись в «Деком». Там почитали и предложили тираж увеличить. До ста.

Эти сто книжек из магазинов исчезли через две недели, а из издательства последовал звонок: «Давайте что-нибудь ещё в том же духе». Так появилась вторая книжка – «В лабиринте судьбы. И в шутку, и всерьёз». А подруга на пенсии увлеклась вышиванием, стала заядлой театралкой и теперь порой не находит времени, чтобы лишний раз позвонить своей спасительнице.

Не умирай раньше смерти

Той первой книгой я хотела нейтрализовать страхи будущих пенсионероводиночества, старости, помочь им взглянуть на пенсионную жизнь как на один из самых увлекательных отрезков, – признаётся Ольга Анцупова. – Она вышла под девизом «Не умирай раньше смерти». Это девиз моей семьи.

Первый литературный опыт привёл её в комплексные центры при управлениях социальной защиты города.

Както раз меня пригласили на встречу с пенсионерамия ж не именитый писатель, без заносчивости, – шутит она. – Ну и пошлопоехало.

Теперь Ольга Борисовна в социальных учреждениях, библиотеках частый гость. Причём не только рассказывает о себе. Готовит методические пособия, просто разговаривает с людьми за жизнь. Это не выступление с лекцией. Скорее, моноспектакль.

Поднять якорь!

Сама она никогда не продаёт свои книги. Говорит: неловко. Если и прихватит на встречу пару-тройку экземпляров, просто дарит. Зато потом, когда люди пишут, что её рассказы заряжают оптимизмом, разве с деньгами это сравнить?

У меня же псевдоним Ольга Кат, – улыбается Ольга Борисовна. – Катэто не от кошки. Вопервых, от имени Катеринамоей дочери, моей музы. Но самое главное, катэто устройство для подъёма якорей. Я же из семьи потомственных офицеров ВМФ. Помню, в детстве, один из моих прадедов мог неожиданно объявить общий сбор и повести всех в лес или на речку. В этом случае раздавалась команда «Взять якорь на катИ это слово отложилось в моей детской памяти как нечто такое, что позволяет, мгновенно отбросив все дела и заботы, поднять якорь и пустится в свободное плавание, заняться чемто увлекательным.

Космос и три языка

Мы разговариваем о творчестве и волонтёрстве, а меня одолевает вопрос: откуда все эти гуманитарные «кружева» в человеке, которому прочили блестящее научное будущее в областиробототехники?

У меня действительно два технических образования, – пожимает плечами Ольга Борисовна. – Прикладная математика и автоматизированные системы управления технологическими процессами. Изобретения тоже исключительно инженерные. Работала в лаборатории «Роботы и робототехнические системы» СКБ Института Кибернетики, потомв Институте космических исследований, занималась научными разработками в области искусственного интеллекта. Но при этом с детства говорю на трёх языкахпомимо русского знаю польский и немецкий. Мама считала, что эти знания развивают у ребёнка память, стимулирует творческий потенциал. У нас это многовековая традициявсе наши детки владеют ещё хотя бы одним иностранным языком. Моя бабушка по маминой линии полька. А гдето в XVIII веке у нас в роду затесался ещё и немец, поступивший на русскую службу в годы царствования императрицы Елизаветы Петровны, и оставивший своим потомкам завет, переживший все перипетии истории Российской империи и истории нашего рода: «Присягнув на верность России, мы должны оставаться с ней. Власти приходят и уходят, а Россия остаётся».

Трагедия превращения

Весь смысл этих слов – про разделять судьбу своей страны – Ольга поняла в 1990-м, когда в Баку, где она жила, начались страшные погромы. Те несколько дней искалечили её родителей, дочка в четыре с половиной года стала седой. Но до сих пор Ольга Борисовна уверена:

Самым страшным было видеть, как через человеческое обличье в полный рост встаёт зверь. Никогда бы не поверила, что люди в XX веке могут вдруг дойти до средневекового массового безумия. В такие моменты можно либо потерять веру в во всё разумное, либо устоять. Мне повезло устоять. В международном литературном конкурсе моя работа так и называлась «Имею честь быть человеком». Это, наверное, моё кредо на сегодняшний день.

Те трагические события оставили семью без крыши над головой, а её саму — без работы. В стране бушевала перестройка, и беженке Анцуповой пришлось забыть о науке: нужно было в прямом смысле слова выживать на новом месте – в Заполярье. Жизнь пришлось начинать с чистого листа. Она работала учителем в школе, техническим переводчиком, даже главным инженером в строительном управлении. А потом надела погоны.

На пенсию выходила из силовой структурыв звании подполковника. В звании старшего офицера ушёл в запас и муж Ольги. Сегодня погоны носит их дочьюрист, которая ещё в детствевидимо, под впечатлением от всего увиденного во время Бакинских погромоврешила бороться с преступностью. Хотя ей прочили блестящее литературное будущее.

По принципу «Ещё»

Всё моёэто исключительно результат семейного воспитания, круто замешанного на традициях и обычаях, – говорит моя героиня. – У нас семейный архив и летопись рода ведутся с XVIII века. Традиция литературномузыкальных пятниц (а позднеесуббот) тоже насчитывает не один век. На этих семейных вечерах происходят поэтические баттлы, зачитываются собственные произведения.

Кстати, путь в творчество Ольга начала именно с поэзииещё в юности её волшебные стихи публиковались в периодике. О прозе она тогда и не помышляла. Сегодня в её жизни есть и то, и другое. Анцупова всё время пробует чтото новое. Говорит:

Это от мамы. Самой ей, например, в 70 лет стало интересно освоить стенографию, и она это сделала, в 50 решила научиться водить машину и водила до смертного часа.

В Живом Журнале Ольга Анцупова ведёт свой блог «Время собирать камни». Удивительно глубокое и интересное чтиво. Рассказы цепляют сердце, а взглядфото потрясающей красоты женщины.

Помню, мы шли по улице, и я видела, как мужчины оборачиваются ей в след, – рассказывает Ольга Борисовна. – А маме было 73 года. Онана своих любимых 12-сантиметровых шпильках, стильная. Абсолютно прямая спина, невзирая на возраст, кучу болезней. Мама была ранена в Финскую, в блокадном Ленинграде, искалечена во время погромов. Инсульт, инфарктвсё у нее было. Не говоря уже о врождённой тяжёлой болезни. И у меня есть мечта: прожить свою старость так, чтобы внукам и правнукам, глядя на меня, не страшно было стареть. Это тоже одна из мыслей, которую я пытаюсь донести на встречах с людьми. Надо смаковать каждый прожитый день, жить по принципу «Ещё», а не «Уже» и достойно нести свои годы.

Добавить сайт в мои источники