Осторожно, двери открываются. Один день из жизни нижегородского метрополитена

фото автора

Сегодня, 20 ноября, нижегородский метрополитен отпраздновал свой день рождения. Ровно 33 года назад в этот день по нижегородской подземке от станции «Московской» до станции «Пролетарской» отправился первый электропоезд.

 

Накануне праздника наш корреспондент спустился «под землю», чтобы прожить один день жизнью сотрудников самого сложного и закрытого для посторонних глаз вида транспорта  —  нижегородского метро.

 

День за днём

Знакомство с нижегородской подземкой стартует с линейного пункта, расположившегося на станции «Московская». Здесь начинают и заканчивают свой рабочий день машинисты.

Первым делом они направляются к фельдшеру. Татьяна Кузнецова работает в метрополитене с самого пуска — 33 года.

— Первое время 100 с лишним человек за смену проходило, — рассказала она в перерыве между приёмами машинистов. — Сейчас единицы остались из тех, кто пришёл работать с первого дня. За смену человек 80, вот вчера, к примеру, 84 было. Бывает, мы не допускаем до работы, а как же! Не проходят по давлению, по пульсу, у кого температура, ушные, зубные боли. Всё это недопустимо. Мы фиксируем недомогания, даём направление и отстраняем от работы.

Если машиниста отстранили от работы из-за болезни, а заменить его некем, на выручку придёт машинист-инструктор. Это, конечно, не основная его обязанность, но в случае чего подстрахует. А главная задача, по словам машиниста-инструктора «Нижегородского метрополитена» Павла Комарова «побуждать машинистов качественно выполнять свою работу».

— После службы в армии я пришёл работать в депо слесарем, это было в 92-м году, — рассказал Павел Александрович. — Отец мой был машинистом на железной дороге, а мне хотелось попробовать что-то новое… Тогда электропоезда ездили только с «Московской» до «Парка культуры». Я года полтора-два проработал слесарем и как раз были организованы курсы машинистов для пуска сормовской ветки метрополитена. И в 94-м я поехал.

С тех пор Павел Комаров работает «под землёй». Две смены по 12 часов, отсыпной, выходной. Он сидит за столом, на котором установлены два монитора, а на них видны передвижения электропоездов. Пока мы разговариваем, к Павлу Александровичу подходят машинисты, которые своё на сегодня отработали и подают бумагу под роспись. Каждого машинист-конструктор спрашивает: «Всё в порядке?».

— В каждой работе есть свои плюсы и минусы, — говорит Павел Комаров, отвечая на мой вопрос о сложностях работы «под землёй» без свежего воздуха и солнечного света. — А как шахтёры работают?! А моряки по полгода в море! Люди, которые приходят работать в метрополитен, приходят осознанно.

И всё же, работа машиниста очень тяжёлая. Не зря среди машинистов нет и не было ни одной женщины! Специально для тружеников подземки в линейном пункте есть комната эмоциональной разгрузки. Сюда каждые 1,5 — 2 часа во время своей смены машинист приходит, чтобы перевести дух. В его распоряжении телевизор, бильярд, шахматы и шашки. Есть и спальные места.

— Метро работает до часу ночи, а движение начинается в 5 часов 20 минут, поэтому машинисты, которые работают в ночную смену, ночуют тут, в комнатах отдыха, — рассказал Павел Комаров, демонстрируя уютные комнаты с односпальными кроватями.

Свет в конце тоннеля

Из линейного пункта направляемся на платформу. Как раз подъезжает электропоезд под управлением Евгения Черноноса. С ним мне в порядке исключения разрешили проехать в кабине, но строго-настрого запретили разговаривать, использовать вспышку фотоаппарата и велели по-возможности оставаться незаметной.

Евгений бросает короткое «Здравствуйте» в ответ на моё приветствие и тут же весь сосредотачивается на движении. Ни слова, ни взгляда, а я судорожно щёлкаю затвором фотоаппарата и пытаюсь одновременно поймать ощущение. Первое, что замечаю: нет кромешной темноты, которой я ожидала. Дорога в тоннеле освещается,  я вижу бетонные стены, по которым ползут провода. И вдруг: свет в конце тоннеля — поезд движется по метромосту. Как позже признается Евгений, когда сойдёт с электропоезда, это его любимая часть поездки, здесь льётся солнечный свет.

Евгений пришёл работать в «Нижегородский метрополитен» в 2008 году. До этого, по его словам, где только не работал. Метрополитен привлёк его стабильностью, которая обеспечивается муниципальным предприятием.

— Поначалу было интересно, в новинку всё, с годами интерес отошёл на задний план, — рассказал Евгений. — Коллектив хороший, сплочённый, что редко встретишь. Зарплата стабильная. Сегодня у меня подменная смена, то есть я меняю машинистов, которые работают на маршрутах, чтобы они могли передохнуть, поесть.

График у машинистов сменный. Смена длится от 6 до 7,5 часов.

— Я по пятидневке уже не смогу работать, привык работать по графику, — рассказал Евгений. — Со стороны кажется, что у нас работа очень простая: сидишь, рычаг передвигаешь, кнопки открывания-закрывания дверей жмёшь и всё. На самом деле моральная нагрузка серьёзная, постоянно очень много людей и эта атмосфера изматывает.

Дома Евгения ждёт верный пёс, к нему он и спешит после смены. Говорит, общение с четвероногим другом как ничто помогает расслабиться после тяжёлого рабочего дня.

Трогай!

Со станции «Московской» отправляемся на самую новую станцию «Нижегородского метрополитена» — «Стрелку».

Здесь нас встречает старший электромеханик участка линейной связи службы сигнализации и связи Никита Молюшкин. Работа его участка незаметна для пассажиров, но очень важна.

— Основная задача: организация связи по линии, телефоны административно-хозяйственной связи, телефоны тоннельной связи, то есть телефоны, которые в тоннеле установлены, стрелочные — для организации стрелочных переводов, а также часофикация — это все часы, которые на платформах установлены и в помещениях, — рассказал Никита Молюшкин.

На «Стрелке» работает новейшее оборудование для обеспечения бесперебойной работы телефонии, радиосвязи, тревожных кнопок и прочей электроники.

— Если питание пропадёт в метрополитене, может перестать работать радиосвязь, телефоны будут работать, — рассказал старший электромеханик. — Также в случае теракта пользование радиосвязью становится невозможным и телефоны остаются единственным источником связи в метрополитене.

Начальник станции «Стрелка» Светлана Комиссина работает в «Нижегородском метрополитене» с 87-го года. Начинала с дежурной по станции на «Пролетарской», работала начальником станции на «Московской», открывала станцию «Горьковская».

— Потом меня, так скажем, повысили, сделав заместителем начальника службы, а когда станция «Стрелка» открывалась, директор решил, что нужно туда отправить меня, — рассказала Светлана Комиссина. — Нужен был опытный человек и я не возражала, я люблю эту работу.

Светлана Комиссина сама отбирала сотрудников для работы на станции. Среди них — Ирина Колесова — дежурная по станции. Ирина сигнализирует машинисту, что поезд готов к отправлению

— В случае, если есть неполадки у поезда, или пассажир застрял, я подаю сигнал: открыть двери, — рассказала Ирина. — Когда поезд готов к отправлению, я показываю машинисту белый диск с чёрной точкой.

Дежурная по станции работает в часы пик. В остальное время её присутствие не обязательно. По словам начальника станции «Стрелка» она обратила внимание на Ирину за «горящие глаза». И, действительно, как оказалось, работа в метро была детской мечтой молодой девушки.

— Первый раз я попала в метро, когда мне было 5 лет, мама повезла меня в цирк и мы ехали с «Парка культуры» до «Московской», — рассказала Ирина. — Я была в таком шоке: транспорт под землёй, тоннели! Это впечатление осталось со мной на всю жизнь. И пока я росла, я всё время думала, что я хочу здесь работать, хочу знать, как здесь всё устроено и прокладываю свой путь.

…Я покидаю Нижегородскую подземку, когда едва начинает темнеть. Для многих сотрудников метрополитена рабочий день в разгаре или только начинается. А я теперь каждый раз, провожая взглядом кабину машиниста или дежурную по станции, уже точно знаю, какой непростой труд стоит за этой  «подземной романтикой».

Добавить сайт в мои источники