«Я плакала, что придется работать на заводе которого не видно из-за кучи угля»

ДЗЕРЖИНСК

Дзержинск поистине уникальный город. Детище советской эпохи, он с радостью принимал новых жителей со всей необъятной страны. Здесь на предприятиях-гигантах находили работу, получали жильё, заводили семьи и создавали новую жизнь тысячи рабочих парней и девушек. И во всех сферах жизни молодёжь сопровождал комсомол — как полноводная река, он вбирал в себя ручейки судеб, чтобы вывести их на простор общей идеи, общего движения. И в этом единстве, вовлечении и устремлении нашла свой смысл, свой путь приехавшая в город Лидия Брославская.

 

 

Хорошая девочка Лида

После окончания Свердловского машиностроительного техникума в 1964 году по направлению в Дзержинск приехали четыре девушки. Они практически ничего не знали о предприятии, на котором им предстояло работать. Прохладным мартовским утром, добравшись на электричке в промзону на станцию «Ворошиловская», Лидия с подругой спросили, где находится завод «Химмаш». Им ответили, что искать его нужно сразу за угольной горой, которая была насыпана около ТЭЦ. Лидия Александровна навсегда запомнила это удивление и разочарование: «И вот сели мы с подружкой у этой горы угля и расплакались, ведь „Уралхиммаш“, где мы проходили практику, — это гигант, бывший завод „Большевик“, который в войну был эвакуирован из Киева. Каждое утро мы туда, как на демонстрацию, шли вместе с тысячами людей. А тут завод, которого не видно из-за кучи угля». Тогда «Химмаш» действительно представлял собой всего два стареньких корпуса, одним из которых было заводоуправление, да начавшуюся как раз в это время стройку третьего корпуса. Лидия Александровна стала свидетелем активного развития завода, выпуска новой, очень специфичной, практически штучной продукции, которая в том числе отправлялась на экспорт. Когда на завод пришла Брославская, там трудились меньше сотни комсомольцев, а в 1972 году их было уже более семисот, и заводское бюро получило права райкома.

Как новичка и выпускницу без большого производственного опыта, Лидию для начала поставили на участок контроля качества. Чуть ли не в первую же трудовую смену она проявила себя как скрупулёзный, ответственный и добросовестный сотрудник. Сверившись с чертежами мостового крана, решительно отправила в брак изделие с неверным диаметром. Ну, а брак — это взыскание всей рабочей смене, поэтому начальник ОТК прибежал разбираться. Брак был нивелирован находчивыми токарями, а серьёзную девушку приметили в заводском бюро комсомола. Очень быстро Лидия включилась в его насыщенную деятельность, потому что с самого детства отличалась неуёмным, живым характером. Уже осенью на отчётно-выборном собрании, в ходе которого сдал пост Леонид Грузинов, а занял место первого секретаря Евгений Земсков, Лидию включили в состав заводского бюро комсомола, и она сразу организовала в цехе выпуск сатирической стенгазеты «Крюк». Ей, 20-летней девушке, первый секретарь Земсков казался очень взрослым, солидным, ведь он уже был человеком семейным и, отстаивая интересы комсомольцев, на равных общался с руководителями завода — директором Константином Поповым и главным инженером Вячеславом Тюгиным.

Лидия Александровна неохотно рассказывала нам о себе, зато с удовольствием и воодушевлением говорила про то, как жили и работали её соратники по комсомолу, как их руками строился завод и город, в котором мы все теперь живём.

 

Большая стройка

Они все действительно были строителями — нового завода важной химической отрасли, нового социалистического города, нового кипучего уклада жизни, наконец, своих судеб и жизней, которых они не представляли без работы и движения к общей цели. Слушая рассказы таких людей, как Лидия Брославская, понимаешь, что этот трудовой комсомольский порыв не был насаждением сверху, а являлся искренним, поддержанным подавляющим большинством. Они хотели быть первыми во всем. А тут и подходящая дата наметилась впереди — 50-летие ВЛКСМ.

В 1968 году на предприятии решили провести конкурс на звание лучшего по профессии «Золотые руки». По области он уже проводился, а Дзержинск в нём не участвовал. Тогда заворг горкома комсомола Лев Галкин предложил химмашевцам стать пионерами в этом деле. Сначала с успехом провели его у себя, потом удачный опыт был перенесён на общегородской масштаб на базе «Химмаша». Лидия Александровна помнит, что в том первом конкурсе принимали участие токари, которых на заводе было немало. Помнит она и имя победителя: Николай Петров стал лучшим в городском конкурсе, а потом представлял Дзержинск и тоже победил в областном на Горьковском автозаводе. Профессиональный рост был тесно связан с комсомольской деятельностью. Лучшие становились наставниками новичкам, много учеников было и у Николая.

Повышение квалификации кадров на бурно растущем предприятии было приоритетной задачей комитета комсомола.
Этой цели служило, например, движение «Ни одного отстающего рядом», к которому подключились и комсомольцы «Химмаша». Лидия Александровна даже побывала на всесоюзном семинаре, посвященном воспитанию рабочей молодёжи, в Свердловске на заводе «Уралмаш». Вся система комсомола выстраивала на предприятии тесные, практически семейные связи между старшими и совсем юными товарищами. «Я помню, к нам на завод пришел Серёга. Мы до сих пор общаемся, поэтому я не буду называть его фамилию, — рассказывает Лидия Александровна. — Он был тогда, как говорится, оторви и брось. 4 класса образования. Мы заставили его учиться в школе рабочей молодёжи. Он освоил профессию токаря. Как говорится, стал человеком. А вот, например, Николай Понягин пришел к нам из детского дома. Расходовать деньги и теперешние сироты не умеют, и тогда было так же. Ему Валя Алипанова практически заменила мать. Опекала его, забирала зарплату и выдавала деньги на обед, покупала ему одежду. В шестом механическом цехе всегда было много молодёжи, и атмосфера сложилась не просто дружеская, а семейная. Они все были друг другу как братья и сестры. Это объединение, братство было в крови у наших ребят». Лидия Александровна нисколько не преувеличивает, ведь кому, как не ей, воспитанной без родителей, одной бабушкой, знать, какую жизненную силу дает поддержка вот именно что не просто коллег, а товарищей.

Едва ли не первыми в городе химмашевцы стали создавать комсомольские рабочие бригады, которые имели право называться таковыми, если в их составе было 2/3 молодых членов ВЛКСМ. Это означало, что они брали на себя обязательство по выполнению норм, по ударному труду и могли рассчитывать на всяческое содействие со стороны руководства завода. Алексей Васильевич Заплохов, который впоследствии строил бульвар Космонавтов, был мастером во втором цехе на участке, где работала эта бригада котельщиков. Вскоре таких бригад на заводе стало несколько. «Это были задорные, боевые бригады, — вспоминает Лидия Александровна. — Они ни в чём не хотели уступать „старикам“.

В честь 50-летия комсомола на предприятии реализовали еще одну задумку. „Химмаш“ выпускал оборудование многотоннажное, крупногабаритное, — поделилась воспоминаниями Лидия Александровна. — И вот представляете, ехали на открытых железнодорожных платформах наши цистерны или теплообменники, а на них большими буквами с комсомольским значком надпись „С комсомольской гарантией“. Мы наносили эту надпись как знак того, что брака в изделии нет и быть не может». А ещё она рассказала, как на комсомольских субботниках для Невинномысского завода теплообменников набивали десятки трубок. Работа эта хоть и была не очень сложной, зато монотонной и требующей ответственного отношения. Исключений для неё не было, занимались этим все: и инженеры, и технологи, и рабочие других цехов. Комсомольцы завода взяли шефство над начальными сельскими школами Володарского района, решали самые насущные проблемы: где с нехваткой портфелей помогут, где крючки к партам найдут и прикрутят для этих самых портфелей. Практически ни одни выходные не обходились без общественно полезного труда. «Если это был не заводской, то городской субботник, — рассказывает Лидия Александровна. — Если не городской, то ехали строить Ильиногорский свинокомплекс. Когда мы на завод пришли, общежития не было, с его строительства и начали комсомольцы. В общем, жизнь била ключом». Конечно же, не только в работе, но и в досуге комсомольцы были заодно: множество кружков по интересам и творческих конкурсов, поездок на турбазы — всё это организовывалось и проводилось регулярно, ведь юность требует реализации способностей и находится в вечном поиске.

21 января 1971 года за высокие показатели в труде, за досрочное выполнение заданий 8-й пятилетки по выпуску химического оборудования Дзержинский завод «Химмаш» был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Огромная доля труда в этом результате принадлежит комсомольцам. В общей сложности семь лет работала Лидия Брославская в комсомоле. Потом продолжила деятельность на родном заводе в составе парткома, получила высшее юридическое образование. Кстати, в институт она поступила, пока её дочка-первоклассница была в летнем лагере, а муж с бригадой на сельхозработах в колхозе, просто потому, что не привыкла сидеть без дела. Праздный отдых для активных комсомольцев вообще был, кажется, сродни наказанию. Они привыкли преодолевать трудности в работе и в быту, рано взрослели, становились самостоятельными и ценили то, что достигалось своим трудом, оставались верны идеалам и спутникам жизни. Лидия Александровна с мужем — тоже комсомольцем с «Химмаша» — в 2015 году отметили «золотую свадьбу».

«Дзержинск построен на песке и в прямом, и в переносном смысле, — говорит Лидия Александровна. — Люди приезжали сюда со всех окрестностей, со всей страны, поэтому традиции города создавались заново на моей памяти и очень быстро. Это было прекрасное время! Строился завод, рос город. А какие были интересные люди! Мы жили с непередаваемым ощущением причастности к большому делу». Возможно, этим и объясняется характер Дзержинска: всегда живой, деятельный, совсем не похожий на сонную, тихую провинцию. Именно таким его сделали комсомольцы: рабочие и инженеры, строители и общественные деятели — те, кто умудрился создать для нас, будущих поколений, город на песке с прочным фундаментом.

 

Автор: Наталья КУРГАНСКАЯ

Источник: «Дзержинские ведомости»