Зомби для Островского

Фото Ольги СКИНДЕРЕВОЙ

Уютная провинциальная улочка – аккуратные домики, церквушки с золотыми куполами, пузатые самовары, матрёшки, мужики в залихватски заломленных картузах, чинно прогуливающиеся горожане… Домашний мир маленького городка, так детально выписанный Александром Островским, очаровывает и создаёт ощущение уюта. Но что скрывается за этим чистеньким фасадом жизни?

К нам едет…

Оперный театр представил нижегородцам премьеру мюзикла «Красавец мужчина» по пьесе Островского. Музыку к нему написал нижегородский композитор, ректор консерватории и большой друг театра Эдуард Фертельмейстер, а стихисценарист так любимых нижегородцами капустников Сергей Плотов. Спектакль получился лёгким, в меру печальным, а местами совершенно необычным. Но обо всём по порядку.

Жизнь городка идёт своим чередом, ничто не предвещает изменений. Дворники метут мостовую, гуляки ухаживают за дамами, жена ждёт мужа, отбиваясь от влюблённых ухажёров, зажиточные горожане озабочены бизнесом. Классическая интрига: все ждут приезда героякрасавца Аполлона Окоёмовабогатого, эффектного, счастливого мужа, обожаемого своей женой, отдавшей в руки любимого свой капиталИ он приезжает, ставя уютный мирок семьи, да и всего города на дыбы. Промотавший деньги жены, он требует от неё изобразить измену, чтобы развестись и жениться на богатой старой и глупой даме.

Душа в клочья

Надежда Маслова в роли жены Окоёмова Зоинежная, восторженная, но в то же время страстная и гордая. В итоге каждая сцена прочувствована не только актрисой, но и зрителем, безоговорочно верящим любой интонации героини. Эффектен Окоёмов (Алексей Кошелев). Он вовсе не выкрашен в чёрный цвет злодея. Напротив, как в любом человеке, в нём намешано и плохое, и хорошее, и все переходы и нюансы роли от сомнения до решимости, от уверенности в собственной неотразимости до состояния раздавленности судьбой, он играет легко и свободно. И почемуто напоминает другого опереточного ловеласаГенриха Айзенштайна из «Летучей мыши». Главная сцена объяснения героев на скамеечке полна страсти и чувств, временами немного гипертрофированных. Жажду денег и глубину падения героя режиссёр спектакля Илья Можайский и художник Станислав Фесько изобразили очень эффектно. Эта сцена напоминает одновременно клип «Триллер» Майкла Джексона и одну из финальных сцен из «Вия» — смертельно бледные, с обведёнными чёрными кругами глазами жители города выползают из всех углов и ломаными движениями приближаются к героям, скандируя одно единственное слово «Деньги!». «Зомби!» — раздаётся удивлённый шёпот по залу! Эффект ужаса достигается мгновенно.

Друзья и соседи

Каждый актёр наделил своего героя несколькими запоминающимися чертами. Как всегда хорош Владимир Кубасов в роли барина Лотохина. Тут есть и юмор, и барство, и тревога, и хитрость, и справедливость. Александр Зубаренков – влюблённый Олешунин, великолепен в своей страсти, безграничной и наивной. А Сергей Перминов — Лупачёв, злой гений, исподволь являющийся чуть ли не главной действующей силой происходящего, то трогательно влюблён, то циничен, то порывист, то жесток. Каждое его появление на сцене вызывает оживление в зале. Свои арии он поёт, принимая эффектные позы, несколько напоминая павлина, в угоду зрителям распушающего хвост. А больше всех смеха дарит зрителям Сусанна (Екатерина Ефремова), притворившаяся богачкой Оболдуевой и фарсом раскрывающая карты обманщика. Хотите убедиться сами — приходите в оперный!