Делают сильней в школе вратарей

Делают сильней в школе вратарей

Нынешний год проходит под знаком 80-летнего юбилея выдающегося горьковского вратаря, двукратного олимпийского чемпиона и восьмикратного чемпиона мира по хоккею Виктора Коноваленко. Одним из его учеников является бывший голкипер «Торпедо» Владимир ВОРОБЬЁВ, сейчас – старший тренер по работе с вратарями в автозаводской хоккейной СДЮСШОР. Недавно корреспондент «НС» встретился с Владимиром Николаевичем, побеседовав о его работе и, конечно же, о том, каким ему запомнился Виктор Сергеевич.

 

ЦЕННАЯ ПОМОЩЬ ДРУЗЕЙ

 

– Да вы обо мне-то как можно меньше пишите, – сразу попросил Воробьёв, принимая меня в своей рабочей обстановке – во Дворце спорта имени Коноваленко. – Успеется обо мне. Давайте про Виктора Сергеевича, про школу вратарей, носящую его имя. Вы находитесь в том самом зале, где мы и проводим свои тренировки.

 

– Тогда жду вашего рассказа о школе вратарей, Владимир Николаевич.

 

– Открыть её было давнишней мечтой Коноваленко – с того момента, когда он закончил играть. Но одному, без помощников, сделать это было тяжело. В 1986 году я лёг в больницу как раз на место Виктора Сергеевича, которого уже выписывали, и мы поговорили на эту тему. Он сказал, что ему трудно показывать хоккейные элементы на льду: ноги болят, спина. А ты, мол, давай заканчивай игровую карьеру и вместе начнём растить вратарей. У меня тогда была травма позвоночника, целый сезон пропустил, но хотел выступать дальше. А когда в 1989 году всё-таки завершил карьеру, в торпедовской школе не оказалось тренерской ставки. В итоге я на долгие годы от хоккея отдалился. Вернулся в 1999-м, и во многом это была дань памяти Виктору Сергеевичу, которого не стало в 1996-м. Я стал тренером вратарей первой команды «Торпедо», взяли меня с условием, что одновременно буду готовить смену в СДЮШОР. Это приблизило к воплощению мечты Коноваленко. Хотя в силу занятости осуществить задуманное всё равно удалось лишь через несколько лет.

 

– И как это произошло?

 

– С готовым планом я пришёл к руководству СДЮШОР «Торпедо». Мне дали вот этот самый зал, раньше в нём хоккеисты занимались со штангой. Состояние – плачевное, но помочь отремонтировать помещение вызвались друзья-бизнесмены. Когда я представил смету – 78 тысяч рублей, они удивились: ну и что ты на эти деньги сделаешь? Сами собрали столько, сколько было нужно с их точки зрения, всё закупили, прислали трёх вьетнамцев, работой которой я остался очень доволен. Зал до сих пор выглядит хорошо, хотя минуло уже лет десять.

 

Благодаря меценатам, которые чтят Коноваленко, у нас появилось и современное оборудование, в частности используемое спецназом. Так, ученик Сергея Александровича Тюляпкина Владимир Бажанов, сам бывший вратарь, купил дорогие тренажёры. В результате созданы все условия для развития у ребят силы, выносливости, координации движений. При этом у клуба «Торпедо» мы не взяли никаких денег.

 

– Посещают ли зал действующие голкиперы – выпускники торпедовской СДЮШОР?

 

– Разумеется. И не просто посещают – дарят инвентарь: нужные на тренировках ракетки и мячи для большого тенниса, коврики для упражнений на полу. Спасибо Андрею Суханову, Николаю Молькову, Андрею Тихомирову – вратарям из системы «Торпедо». Не забывает про нас и Александр Пиманкин, который в этом сезоне играл в Высшей хоккейной лиге за «Южный Урал» (Орск). Именно здесь он опять начнёт подготовку к следующему сезону.

 

А КАК ПОСТУПИЛ БЫ ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ?

 

– Важно то, что у нас могут тренироваться вратари со всего города, со всей области, – продолжает рассказ Владимир Воробьёв. – Девчонки из «СКИФа», взрослые из Ночной хоккейной лиги… Лёд специально для вратарей выделяется в 6.30 дважды в неделю, по средам с 9.00 весь день идут часовые тренировки в зале.

 

– Кто работает с голкиперами кроме вас?

 

– Сергей Александрович Тюляпкин, с которым мы в одно время выступали за «Торпедо», обучает младших ребят. Начинать отрабатывать вратарские навыки можно лет с восьми, когда пацаны более-менее определяются с хоккейной специализацией.

 

Под опекой у Сергея Александровича – три-четыре возраста. Тех, кто постарше, берёт к себе Михаил Владимирович Воробьёв – мой сын. Из профессионального хоккея он ушёл не так давно, знает все новые требования, которые предъявляются к подготовке вратарей. К слову, в этом сезоне сын поддерживал форму, выходя на игры чемпионата области в составе «Дальнего Константинова». Я работаю с парнями, которых передал Михаил. Помогаю вратарям команды «Торпедо», выступающей в Юниорской хоккейной лиге, и голкиперам «Чайки». Безусловные успехи – золото и серебро наших воспитанников в МХЛ, серебро в Кубке мира, участие Андрея Суханова в позапрошлогоднем матче лучших игроков Молодёжной хоккейной лиги.

 

– Вы отметили, что потренироваться в школе может любой вратарь. А каковы расценки?

 

– В том-то и дело, что все занятия – бесплатные. Это тоже в память о Коноваленко. Когда встал вопрос об оплате индивидуальных тренировок, мой сын сказал, что Виктор Сергеевич не брал бы никаких денег… Вообще, мы часто думаем, как бы он поступил в той или иной ситуации, и стараемся этому следовать.

 

– Зал школы вратарей – своеобразный мини-музей…

 

– Мы хотим, чтобы мальчишки понимали, почему Коноваленко нам так дорог, и знали о нём как можно больше. Поэтому действительно создали музейный уголок. Вот перед вами дипломы Коноваленко к олимпийским золотым медалям – подлинники. Их подарили жена и дочь Виктора Сергеевича. Вот копия маски, в которой он играл. Настоящая маска – в столичном музее отечественного хоккея, куда переданы и некоторые другие экспонаты – майка, бюст. А вот портрет, написанный заключённым исправительной колонии в Сухобезводном (Семёновский район). «Муж как живой», – так оценила эту картину Валентина Дмитриевна Коноваленко.

 

Конечно же, для нас очень важно, чтобы мальчишки выросли сильными людьми, настоящими мужчинами. И пример Виктора Сергеевича у них перед глазами.

 

ГАСИЛ СТРАСТИ В РАЗДЕВАЛКЕ

 

– Владимир Николаевич, когда вы познакомились с легендой горьковского и советского хоккея?

 

– В 1972 году. Он тогда завершил выступления, а я пришёл в юношескую команду к Игорю Борисовичу Чистовскому, и мы – «Восток-2» – выиграли в Первоуральске всесоюзный финал «Золотой шайбы». При этом я был вторым вратарём. Не могу не вспомнить, как на награждении великий Тарасов потрепал меня по щеке со словами: «Бабушкины пирожки, наверное, любишь». А лет через пять, когда я проходил «службу в армии» в новосибирской «Сибири», состоялась ещё одна встреча с Анатолием Владимировичем, я напомнил про «бабушкины пирожки». Узнав, что я из Горького, он спросил: о, Витюхин, что ли?.. Коноваленко занимался с нами последние два года и многому меня научил, хотя дорогу в мастера открыл Чистовский. Кроме меня он воспитал ещё пятерых игроков 1959 года рождения, пробившихся в «Торпедо»: Юрия Вожакова, Вячеслава Рьянова, Анатолия Тарасова, Александра Пушникова, Геннадия Курдина.

 

После моего возвращения из «Сибири» в «Торпедо» Виктор Сергеевич тренировал вратарей на сборах. Обычно летом он работал с первой командой, потом – с мальчишками. Обязательно приходил на домашние матчи чемпионата СССР и был с командой – общался с игроками, подсказывал, помогал.

 

– Лично вас он хвалил часто?

 

– Таких эпитетов, как «молодец», «красавец», я от него не слышал. Вот мы выиграли матч, я по традиции сижу в раздевалке с краю. Зайдёт Коноваленко, возьмётся за моё плечо, хлопнет по щитку: «Ну что, нормально, молодой человек, нормально» – значит, сыграл отлично. После поражений он успокаивал: «Ничего, ничего». Вообще, в раздевалку Виктор Сергеевич заходил всегда и при неудачах гасил страсти, остужал пыл. А вот тренеры команды после проигрышей в раздевалку не торопились: пусть, дескать, игроки сначала между собой разберутся, пар выпустят.

 

– Какие игровые и человеческие качества Коноваленко вам особенно по душе?

 

– Недаром Тарасов в нижегородском документальном фильме «Батяня отечественного хоккея» подчеркнул, что рядом с ним не могло быть паники. Виктор Сергеевич представлял собой образец спокойствия, и не только на льду. Где бы он ни был: на улице, в ресторане, где-то ещё – можно было не волноваться: ничего не случится. Его спокойствие передавалось окружающим и в хоккее, и в повседневной жизни.

 

Само собой, нас, вратарей, вдохновляли мужество Коноваленко, его самоотверженность на площадке. Помимо техники отражения шайбы, у него было великолепно развито тактическое мышление, он здорово умел предугадывать броски. Не назвал

 

бы Виктора Сергеевича мягким, но при этом он был очень отзывчивым, восприимчивым к чужой боли, способным помочь, поддержать. Глубоко порядочным. Всегда говорил по делу, и слова с делом не расходились – настоящий мужик.

Мне повезло, что я у него учился, с ним разговаривал, просто видел этого великого спортсмена и человека. Кстати, очень люблю крылатые фразы Фаины Раневской. Одна из них начинается словами: «Есть люди, в которых живёт Бог». Именно так я говорю про Коноваленко.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Похожие публикации