Дочь знаменитого актёра рассказала, почему не хочет признавать самопровозглашённого брата

Фото Александра ВОЛОЖАНИНА

Уже несколько месяцев скандал вокруг имени знаменитого актёра Спартака Мишулина находится в центре внимания общественности и федеральных каналов.

Напомним, молодой актёр Тимур Еремеев на всю страну заявил, что он является внебрачным сыном знаменитого актёра. Первоначальная экспертиза подтвердила родство. Однако на днях законная дочь Спартака Васильевича Карина Мишулина заявила, что результаты теста оказались ложными.

Мы связались с ней, чтобы узнать, каким отцом был прославленный актёр, и выяснить все подробности развернувшейся семейной драмы.

Брат ты мне или не брат

– Карина, как вы вообще узнали о существовании Тимура Еремеева?

– 22 августа подружка кинула мне ссылку на интервью Тимура в журнале. Я, естественно, в эту статью сразу не поверила. Это полный бред. Единственное, в чём была доля сомнения, – может, у него с этой женщиной была какая-то единичная связь? Ведь он же был мужчина! И поэтому поначалу я допускала мысль, что Тимур всё-таки мог быть его сыном. А вдруг? Но потом убедилась, что этого просто быть не могло.

– А как вы в этом убедились?

– Ну, во-первых, если читать интервью внимательно, там столько нестыковок и нелепостей!

Но самое главное – мама это долго скрывала и не хотела никому говорить, но у папы в 81-м году был поставлен диагноз «бесплодие». Он переболел серьёзным простатитом, и это дало осложнения.

– А вы знакомы с мамой Тимура – Татьяной?

– Мы выяснили, что она работала с 2000 по 2002 год вахтёршей в нашем доме. И когда начинают говорить, что Мишулин её туда специально и устроил, мне просто хочется смеяться. Конечно, папа больной был, чтобы на глаза жене и дочке устроить мать своего тайного ребёнка. И потом, если бы он действительно хотел найти ей работу, он скорее устроил бы её в театр, сделал бы гастрольным директором, чем позволять, чтобы она работала вахтёром за копейки. Тем более папе тогда уже было 74 года. А где она была раньше? Почему папа её тогда раньше сюда не устроил, лет 20 назад?

Я так думаю, что она была какой-то папиной фанаткой либо не была, но когда устроилась на работу вахтёршей, у неё в голове родился такой план. Она могла сама себе всё придумать и искренне в это верить.

Большой ребёнок

– А как ваши родители познакомились?

– Мама работала монтажёром на программе «Время» в «Останкино». А папа в это время снимался там в «Кабачке «13 стульев». Вышли в курилку, и, как рассказывала мама, папа, который к тому времени уже был известным актёром, просто остановил свой взгляд на ней. У мамы были огромные синие глаза.

И он как ребёнок стоял и молча на неё смотрел. После этого он нашёл её телефон, они начали встречаться. Встречались долго – два года. Папа был очень осторожный человеком и очень избирательным в женщинах. Он очень боялся, что женщина может предать или просто полюбить его за известность – у него были сложные отношения со своей мамой (она в детстве отдала его в дом ребёнка. – Авт.). И когда он понял, что наша мама абсолютно бескорыстный и преданный человек и друг, то все сомнения отпали. Под конец жизни он говорил: «Если бы не Валя, я бы, наверное, давно умер».

Они действительно были одним целым. Поддержка друг друга была во всём. Мама если в магазин уходила на час, у папы начинались ломки, пока она не придёт. Они на физическом уровне не могли друг без друга находиться.

– А каким Спартак Васильевич был папой – строгим или нет? Он вас наказывал когда-нибудь?

– Папа был абсолютно не строгим. Наоборот, мне всё позволял. У нас мама была злой полицейский, а папа – добрый.

Он ни разу в жизни меня не наказал, не отругал. Папа меня настолько любил, что даже в переходный возраст, когда я могла позволить себе какое-то резкое высказывание или заявление, он, как вспоминала мама, этому только умилялся. Вместо того чтобы отругать меня или сделать замечание, просто расплывался в улыбке.

Потом, когда я уже повзрослела, он стал меня немножко ревновать. Я понимала, что ему больно от того, что я выросла и уже не совсем его девочка…

Он был безумно добрым человеком, безумно порядочным. И очень ранимым. Такой взрослый ребёнок, верящий в чудеса, в то, что добро побеждает зло…

– Таким людям в театре непросто… Как у него складывались отношения с коллегами и художественным руководителем Театра сатиры Валентином Плучеком, известным своим нелёгким нравом?

– Папе безусловно очень многие завидовали. Но благодаря его искренности и доброте его многие приняли. Папа не испытывал ни к кому зависти, ни о ком не сплетничал, никогда никому не переходил дорогу. Он был очень порядочным и, я думаю, из-за этого его и приняли в московскую стаю. Скольким людям он помог абсолютно бескорыстно и никогда не просил ничего взамен.

А Плучек, думаю, конечно же, его любил. Но как любой гений, злой гений… У папы был период, когда Плучек 10 лет не давал ему никаких ролей. Просто так, ни с чего… Может быть, Плучеку не нравилось то, что папа не умел просить. Есть такие актёры, которые постоянно ходят на поклон, выпрашивают роли. А папа никогда не умел этого делать, он стеснялся. А Плучек, может быть, этого ждал..

Папу в этот период звал Марк Захаров, которому тогда только дали «Ленком». И папа очень хотел уйти. Но, как он сам говорил, он был моногамный: одна женщина, один театр. И он не смог предать Плучека. Хотя до конца жизни и жалел об этом.

Он был очень преданным человеком во всём. Это человек, каких сегодня уже нет. Это то довоенное поколение, когда мужчина был действительно мужчиной. Когда порядочность, честь и достоинство стояли выше, чем амбиции.

– Карина, вы знаете весь этот мир театра без прикрас, трезво его оцениваете и тем не менее в него пошли. Как к этому отнёсся папа?

– Когда я ещё была у мамы в животе, он говорил: не важно, кто родится – мальчик иди девочка, но он точно будет актёром. Он был совершеннейшим фанатом профессии и не понимал, как можно не хотеть, чтобы их ребёнок продолжил династию. Поэтому папа сделал всё, чтобы я не смогла не полюбить эту профессию.

Меня в полтора года принесли в театр, и то, что я там застряла до сегодняшнего момента, – папина заслуга. Он так заразил меня любовью к театру, что несмотря на всю изнанку театра, которую я видела, меня всё равно засосала атмосфера театра.

Театральный обман

– Несмотря на публичность вашей профессии, наверное, нелегко переживать на глазах у всей страны такую драму. После того как в эфире центрального телеканала объявили, что Тимур является вашим братом, он даже пытался с вами поговорить, но вы не захотели. Вы ведь потом всё-таки общались с ним?

– Я захотела с ним встретиться, чтобы понять, что он за человек. Я сама инициировала встречу, пригласила его в кафе. Мы пообщались, потом он исчез. Я напросилась к нему в театр с детьми. Именно напросилась. Причём когда мы пришли, выяснилось, что на нас не выписан пропуск. Он всё свалил на администратора, и ситуацию как-то разрулили. Потом я пригласила его на свой спектакль, но он не пришёл. То есть общаться он не хотел. Но это его право.

– Как мама переносит всё, что сейчас происходит?

– Очень плохо. Поначалу мне было хуже, чем ей. Всё-таки удар в первую очередь пришёлся на меня. Потому что я публичный человек. У меня были жуткие нервные срывы.

Мама из-за этого тоже очень сильно переживает. Плюс у неё диабет II степени, и сейчас очень сильно подскочил сахар, давление под 200 постоянно. Несколько месяцев у нас дома такая атмосфера, как будто кто-то умер.

…Сейчас Карина с мамой собираются подать в суд на Тимура Еремеева с мамой, а также на телеканал за разглашение сведений из их частной жизни. Виновным по этой статье может грозить до семи лет лишения свободы.

Спартак Мишулин и Тимур Еремеев

Карина Мишулина

Добавить сайт в мои источники