Известный нижегородец раскрыл секрет обаяния Валентины Терешковой

Фото из архива Евгения Калабанова

В этом году исполняется 55 лет эпохальному событию – первому полёту женщины в космос. Наверняка нас ждут торжественные мероприятия, документальные фильмы, воспоминания как о самом полёте, так и космонавте, его совершившем, – Валентине Терешковой.

И, как выясняется, нижегородцам в этом плане тоже есть, что вспомнить. Так, известный актер нижегородского ТЮЗа Евгений Калабанов, оказывается, знает Валентину Терешкову лично: вместе они прыгали с парашютом. О том, как это было и какие впечатления у него оставила первая женщина-космонавт, мы и расспросили Евгения Николаевича.

В небо!

– Евгений Николаевич, мы все знаем вас как заслуженного артиста России. А тут вдруг какая-то история с полётами… Когда же это было?

– Всё началось с мечты моего детства. Сначала я хотел быть пожарным, но потом авиация стала главным увлечением и поборола все остальные. Я занимался авиамоделизмом, мы даже нашли книгу французских лётчиков «Искусство пилотажа». Всё разучили, садились на табуретку и моделировали взлёт, посадку… Летом с другом пробирались на аэродром. В итоге он поступил в авиационный техникум, а я пришёл в ярославский аэроклуб, а заодно занимался медициной и в итоге стал фельдшером. Даже роды принимал!

– Такие противоположные увлечения!

– Это была такая романтика! Друг у меня увлекался парусами и морем, я удивлялся и подшучивал над ним, намекая, что это опасная профессия. Я тогда даже мысли не допускал, что самолёты падают и разбиваются. И вот в 9-м классе я получил разряд по гимнастике, по прыжковой акробатике (тогда же все эти кружки были бесплатными, только занимайтесь). Это у нас семейное – папа у меня был гимнастом. Его даже звали Коля Ветерок. Летал как ветер. И вот тогда я стал мечтать о прыжках с парашютом.

– Когда был ваш первый прыжок?

– После того как я уже научился пилотировать планер. Были такие планеры БРО 9 и БРО 11. Меня тогда не взяли в театральную студию, и я учился в медучилище. Именно тогда я осуществил свой первый прыжок. А когда к нам на аэродром пришла Валя, у меня уже много прыжков было в парашютной книжке.

Самая обаятельная

– Какие впечатления остались у вас о юной Терешковой?

– Обычная девочка. Она на два года старше меня. Тогда она работала на комбинате технических тканей «Красный перекоп» в том же Ярославле и была там комсоргом. Мы впервые столкнулись на аэродроме. Все мы были как серенькие мыши, в одинаковых серых комбинезонах. Но она была очень обаятельная, и этим выделялась, от природы – очень общительный человек. И главное, когда ты с ней говоришь, понимаешь, что ей на самом деле интересно! В то время кумирами были авиаторы, и мы говорили о них часами, когда дежурили «на кресте» – это точка приземления парашютистов. Говорили и просто о жизни. Она была очень внимательная. Редкое для женщины качество.

– А вместе вы прыгали?

– Нет, мы прыгали тогда с Як-12, который брал всего двух парашютистов. И всегда брали двух мальчиков или двух девочек. Тогда и были сделаны эти фото. Представляете, ту плёнку, на которой были запечатлены первые шаги Терешковой в полётах, кто-то похитил, пока я был в армии! А это фото много лет висело в Москве, в парке культуры и отдыха имени Горького, и заставляло молодых мечтать о небе и космосе.

Тайна ото всех

– Как же началась космическая одиссея Терешковой?

– Я ушёл в армию, а они с подругой Таней уехали «пробоваться». Подруга вернулась, а Валя осталась. Она была идеальной кандидатурой: комсомолка, передовик, активистка, спортсменка.

– А вы знали, что она готовится к полёту в космос?

– Нет, конечно, это было совершенно секретно. Весной 1962 года Валентину Терешкову зачислили в отряд космонавтов, но она даже в письмах домой ни словом не обмолвилась о том, что её вместе с другими девушками готовят к полёту в космос. Просто писала, что продолжает прыжки с парашютом. Поэтому даже мама узнала, что её дочь стала первой в мире женщиной-космонавтом, из газет. И я тоже узнал об этом великом для страны событии из газеты. И с первого взгляда на фото её узнал, хотя там была и ретушь, и фото парадное в необычном ракурсе. «Я её знаю, вместе прыгали!», – показал я газету друзьям.

– А какой была ваша встреча после её полёта?

– Мы встретились с ней во МХАТе. Тогда я был там на гастролях с ярославским театром имени Волкова. Это было почти сразу после её полёта. Она пришла к нам, своим землякам, после спектакля, с цветами, в сопровождении секретаря обкома партии. Я подошёл и спросил: «Валя, ты меня помнишь?» Она пристально на меня посмотрела и ответила: «Помню!» Хотя я думаю, что на самом деле не помнила… Хотя, кто знает! Она была тогда в таком зашоре от свалившейся на неё известности! Все подаренные нам зрителями цветы в тот день мы подарили ей. Вы не представляете, что значила она для нас – наша гордость, гордость всей страны, первая женщина в космосе! Больше мы не виделись.

– Почему же?

– Что-то меня всегда держало. Хотя сегодня всё просто: одно электронное письмо – и вот оно у адресата. Сейчас Терешкова государственный человек, что тревожить. Но если бы кому-то из друзей понадобилась помощь, я бы не задумываясь написал ей. И уверен, она бы помогла.

Валентина Терешкова

Евгений Калабанов Заслуженный артист РФ

Такой Валентина Терешкова была в аэроклубе (первая слева).  Евгений Калабанов —  в центре.