Колесо смелости. В чем секрет самого рискованного номера в нижегородском цирке

Фото из архива Карена Сафаряна

Наш корреспондент выяснил секрет самого рискованного номера в нижегородском цирке

Огромное колесо, вращающееся на арене цирка, многократно отражает огни прожекторов, а маленькая фигурка артиста на головокружительной 12-метровой высоте, под самым куполом, делает сальто без страховки! Удивительный номер «Колесо смерти» Карена САФАРЯНА обсуждают все, кто видел программу «Джамбо». Отошедшие от шока зрители единодушны: «Это самый смелый человек, которого мы встречали в жизни».

 

Рисковый номер

Тем удивительнее, что сам герой, за несколько минут выступления заставляющий зал не раз то замирать, то аплодировать, вовсе не из цирковой династии – его родители не имели никакого отношения к арене. Да и сам он шёл к цирку окольными путями.

– С пяти лет я учился в цирковой школе в Ереване, – рассказывает Карен, – пробовал себя в разных жанрах, но с 1992 года увлёкся акробатикой. По-настоящему увлёкся – ушёл в спорт. Понял, что это не моё, только в 1996-м, когда стал мастером спорта. И вернулся в цирк. Был эквилибристом на першах («перш» в переводе с английского «шест, жердь». – Авт.), силовым акробатом, работал, да и сейчас работаю, на полотнах. Много лет выступал за границей – в Германии, Арабских Эмиратах. И вот уже 11 лет в России.

– Карен, вы просто потрясающий! – после увиденного эмоции сдержать трудно. – Кто же придумал этот номер и эту конструкцию, которая сама по себе выглядит устрашающе?

– Первым «Колесо» показал миру один американец. Номер везде принимали на ура, так он и попал в цирк. Помню, увидев его, я часами смотрел в записи, как работают зарубежные коллеги, изучал всё посекундно. Так тогда захотелось такого же экстрима! Хотелось проверить себя: получится у меня или нет. И вот – получилось. Уже три года я выступаю с этим номером. Он называется «Колесо смерти» потому, что для его исполнения не предусмотрена никакая страховка. Ни во время выступления, ни во время репетиций. Рисковать приходится всегда.

 

Сальто на точке

– Можно ли развить такое чувство равновесия, как у вас, или это даётся природой?

– Это часы, дни и месяцы репетиций. Когда я только начинал работать над номером, не знал, как встать, как сделать правильно то или иное движение. Это действительно страшно. Но потом страх вытесняется опытом.

– На какой же высоте работаете ваше сальто?

– Двенадцать с половиной метров. Кстати, сальто было не сразу. Я постоянно дорабатываю свой номер. Сначала добавил трюк со скакалкой на самой верхней точке колеса, потом сальто назад, а сейчас хочу во время круга делать переднее сальто.

– Из зала смотрится – просто сердце останавливается! А вы зрителей во время номера видите? Или мы при такой скорости сливаемся в однородную массу?

– В этот момент я думаю только о работе. Здесь каждый неправильный шаг может стать последним. Но когда после выступления зрители подходят, говорят: «Молодец, мы так за тебя волновались», понимаешь: ради этого стоит и работать, и рисковать. Да, я не вижу зал во время номера, не думаю о нём, но я всегда его чувствую.

 

Я – против!

– Карен, в вашем выступлении в какой-то момент страховка падает на арену. Только сейчас от вас я узнала, что она здесь невозможна и это всего лишь игра для зрителя. Как реагирует ваша жена на такой рискованный номер?

– Жена каждое представление приходит в зал, смотрит. Не может усидеть дома. Говорит, лучше уж я приду и посмотрю, чем сидеть дома и волноваться. В итоге стала помогать мне с колесом как ассистентка – поднимать его и спускать. Она у меня тоже циркачка, джигитка. Но сейчас больше занимается с ребёнком.

– Малыш уже видел папу под куполом?

– Он очень любит цирк и моё колесо. Каждый день встаёт в нём, начинает прыгать и кричит «Эй! Эй!» Говорит, что хочет быть как папа и тоже «работать колесо». А я говорю – нет, лучше не надо! Я – против! Мои родители тоже переживают, каждый раз звонят мне после представления и спрашивают, всё ли нормально. Наверное, именно поэтому я не хочу, чтобы мой сын работал в таком номере. Если он захочет продолжить нашу династию в цирке – пожалуйста! Хоть акробатом, хоть дрессировщиком – пускай решает сам. Но на колесо я его пускать не хочу!

Красота полёта над ареной при выступлении Карена на полотнах завораживает

Надёжность металлической конструкции артист проверяет всегда сам