Сильная воля Матрёны Вольской: как смоленская учительница спасла больше 3 тысяч детей во время Великой Отечественной войны

Сильная воля Матрёны Вольской: как смоленская учительница спасла больше 3 тысяч детей во время Великой Отечественной войны
Фото: архив Лидии Шестаковой
Иван Ефимович и Лидия Михайловна Шестаковы прожили вместе 30 счастливых лет

Глаза ребёнка. Сердце разрывается, когда из них, широко распахнутых и доверчиво смотрящих на мир, текут слёзы. Фашистов, пришедших на нашу землю в 1941 году, это не трогало. Партизаны Смоленщины постарались спасти ребятишек, проживающих в их области, когда немцы установили там «новый порядок». В 1942 году была проведена беспрецедентная операция «Дети». Горький тогда стал вторым домом для сотен смоленских мальчишек и девчонок.

 

Партизаны Бати

Смоленская область одной из первых приняла на себя удар немцев. Какие кровопролитные здесь шли бои! Но сдержать натиск фашистов нашим войскам не удалось. Более чем на два года Смоленская область попала под немецкую оккупацию. За это время фашисты уничтожили около 5000 деревень, 300 – вместе с жителями.

«Немцы совсем озверели. Фашистские банды за три дня сожгли 24 деревни. Деревню Кишкинцы сожгли, население поголовно уничтожили. Чудом спаслись двое из 75 жителей. Детей рядами клали на дорогах. Затем подавили их танками. Одну женщину бросили в огонь, когда её дом уже догорал, затем туда же бросили трёх её малюток», – писал в донесении секретарь Духовщинского райкома Пётр Цуранов.

На Смоленщине активно действовало партизанское подполье. Ещё в июле 1941 года для организации партизанской борьбы сюда был направлен Никифор Захарович Коляда, все его знали под псевдонимом Батя. Он-то и стал инициатором детского похода: партизаны всеми силами старались спасти детей – будущее страны.

В лесу Духовщинского района их собралось более полутора тысяч – мальчишек и девчонок 8–16 лет, которым судьба уготовила совсем недетские испытания, многие из них уже осиротели. План был такой: довести их до прифронтовой железнодорожной станции Торопец, погрузить в эшелон и отправить за Урал. Предстоял путь в 200 километров по земле, где зверствовали фашисты!

Вести колонну поручили Матрёне Вольской, 22‑летней учительнице. Она вместе со своим мужем учителем физики Михаилом Архиповичем Вольским сначала была на связи с партизанами, затем перешла в отряд. Девушка смелая и решительная, Матрёна Исаевна к этому времени уже была представлена к ордену Красной Звезды – за операцию, успешно проведённую партизанами у деревни Закуп. В помощники Батя ей выделил ещё двух молодых женщин – учительницу Варвару Полякову и медсестру Екатерину Громову.

Во время похода дети были разбиты на отряды по 40–50 человек. Двигались ночами, днём прятались в лесах. Матрёна Вольская постоянно уходила вперёд на несколько километров, чтобы проверить путь.

По дорогам Смоленщины

В путь они тронулись 23 июля 1942 года – таким же жарким июльским днём, что стоят сейчас. На площади деревни Елисеевичи родители, провожатые прощались, понимая, что, может быть, видят детей в последний раз. «Такой плач стоял, упаси Бог услышать ещё когда-нибудь! И у нас троих не было уверенности, что всё обойдётся благополучно», – вспоминала Варвара Полякова.

Был среди ребятишек и 14‑летний Иван Шестаков – племянник Михаила Архиповича Вольского. Сегодня, к сожалению, его уже нет с нами. Но его супруга Лидия Михайловна Шестакова, с которой они поженились в 1960 году, благодаря воспоминаниям мужа прекрасно знает о подробностях той исторической операции «Дети».

– Именно из его воспоминаний я узнала о зверствах фашистов, от которых буквально останавливается сердце, – рассказывает Лидия Михайловна. – Как они сжигали деревни с женщинами и детьми. Об этом ему рассказывали ребята, вместе с которыми они совершали этот 200‑километровый переход. Надо отметить, что партизанский штаб многое предусмотрел, прежде чем отправить детей в Торопец: пункты питания на пути, часовых перед заминированными участками, подводы для ослабленных и, возможно, раненых детей. Но небо не закроешь от «Юнкерсов». Спасали наши истребители, которые вели схватки за жизни детей. Приходилось туго, деревни на пути следования отряда были сожжены, колодцы отравлены – немцы сбрасывали туда трупы. Когда изнемогающие от жары и жажды вышли к реке и бросились к воде, оказалось, что и её пить нельзя. Здесь шли ожесточённые бои, и с обеих сторон осталось столько убитых, что вода стала ядовитой.

Пока колонна шла, к ней присоединялись всё новые и новые ребятишки из разорённых сёл и деревень. Еда быстро закончилась, перешли на подножный корм – ягоды, грибы, щавель, заячью капусту, одуванчик, подорожник. В Торопец Вольская привела уже около 2000 юных жителей Смоленщины, а когда был сформирован эшелон, их оказалось 3240 – полуголодных, измученных, у многих начались кишечные заболевания, кровоточили дёсны. «Не довезу до Урала», – поняла Матрёна и стала рассылать телеграммы в крупные города с просьбой принять детей. Откликнулся Горький…

 

Память живёт в Смольках

Встречали состав в городе Горьком ранним утром 14 августа. «Дети имеют ужасный вид, совершенно не имеют одежды и обуви, – было записано в акте приёмки. – Приняли от Вольской 3225 детей».

– Иван Ефимович вместе с другими ребятами был отправлен в ФЗУ города Мурома, – рассказывает Лидия Михайловна. – Это была достойная смена ушедшим на фронт. Потом муж почти 40 лет проработал на «Красном Сормове». Помню, как я была горда, когда ему вручали орден Трудового Красного Знамени. Как часто мы стояли с сыновьями (у меня их двое) у заводской Доски почёта, где висел портрет их отца!

После освобождения родной Смоленщины некоторые участники операции «Дети» вернулись в родные места, кто-то остался жить в Горьком, Дзержинске, Балахне, Муроме, Выксе, на Бору, в Городце. Матрёну Вольскую направили в Городецкий район. С 1 сентября 1943 года до конца 1976‑го она работала учителем начальных классов в Смольках.

– Удивительная женщина! – не скрывает своего восхищения Лидия Михайловна, преподаватель литературы с 44‑летним стажем. – Она никогда не считала, что, спасая детей, совершила подвиг и не рассказывала о своём боевом прошлом. Только в 1986 году, когда вышла книга Леонида Кондратьевича Новикова и Натальи Михайловны Дроздовой «Операция «Дети», я узнала, что Матрёна Вольская награждена орденом Красной Звезды. Увидела фото, где она, единственная девушка среди сотни награждённых мужчин, совсем молоденькая, с косичками, сидит рядом с Калининым. Я горжусь, что знакома с семьёй Вольских, дружу с семьёй их сына Владимира, его дочерьми и правнуком Матрёны Исаевны, которая, к сожалению, рано ушла из жизни – ей было всего 59 лет. Каждое лето я провожу в Смольках, мой дом – по соседству с домом Вольских. Мой муж часто повторял: «Всем хорошим, что есть в моей судьбе, я обязан Вольским».

Теперь с нетерпением ждём, когда будет открыт памятник Матрёне Исаевне. Пока этого не позволила сделать пандемия коронавируса.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Новости партнеров

К сожалению, ничего не найдено

вернуться на главную