Жительница Нижнего Новгорода рассказала, как попала под немецкую оккупацию в Кабардино-Балкарии по пути из блокадного Ленинграда в Горький

Жительница Нижнего Новгорода рассказала, как попала под немецкую оккупацию в Кабардино-Балкарии по пути из блокадного Ленинграда в Горький
Фото: из архива Равили Арифовны
Правнучка Милана вместе с родными тепло поздравила Равилю Арифовну с Днём Победы.

Сегодня мы знаем, что пришлось испытать в войну жителям блокадного Ленинграда. Многие выжили только благодаря эвакуации из зажатого в фашистское кольцо города. Повезло и Равиле Арифовне Шабаевой. Но судьба уготовила ей и её родным новые испытания.

Уехав за тысячи километров от родного дома, они оказались в немецкой оккупации.

 

Дорога жизни на Кавказ

– Я родилась 16 декабря 1933 года в Ленинграде, в 1941 году должна была пойти в первый класс, – рассказывает Равиля Арифовна. – Но 8 сентября город оказался в блокаде.

Отца забрали на фронт, мама осталась с двумя детьми: у Равили был младший братишка. Девочка начала ходить на занятия, которые были организованы в помещении бомбоубежища. Но со временем они были отменены. Из-за частых бомбёжек перемещаться по городу стало слишком опасно. С каждым днём всё хуже и хуже становилось и с продуктами питания. В октябре жители почувствовали на себе явную нехватку продовольствия, а в ноябре в Ленинграде начался настоящий голод.

– Мама уходила из дома, чтобы выменять на вещи или посуду хоть какую-то еду, – тяжело вздыхает Равиля Арифовна. – Были люди, которые в то время имели доступ к продуктам, они и меняли. А в конце марта 1942 года нас оформили на эвакуацию. Ночью вывезли из города по Ладожскому озеру и погрузили в товарные вагоны.

Посредине вагона – печь-буржуйка, вдоль стен – двухэтажные нары. Куда их везут, никто из пассажиров не знал. А ехали долго – месяца полтора. На больших станциях людям выдавали брикеты сухой каши, ими и питались, заливая водой, вскипячённой на той самой буржуйке. Когда была дана команда выгружаться, оказалось, что поезд стоит в Нальчике – столице Кабардино-Балкарской Республики.

На Кавказе ленинградских детей обучала специально присланная русская учительница. В одном классе занимались и первоклашки, и старшеклассники

Приняли как родных

– Сначала нас поселили в гостинице и пару месяцев выхаживали, – рассказывает блокадница. – Мы были настолько истощены, что наши желудки могли принимать только жидкую пищу с небольшим количеством манной крупы. Нам давали с ней супчик, кашу, иногда на ужин готовили манный пудинг со сладкой подливкой. Когда мы более-менее пришли в себя, людей распределили по сёлам. Мы и ещё несколько десятков семей поехали в Каменномостское, в нескольких десятках километров от Нальчика. Население нас приняло очень хорошо, разместили в своих домах.

Делились люди с блокадниками и едой.

– Местное население не сеяло ни рожь, ни пшеницу, – вспоминает Равиля Арифовна. – Выращивали много кукурузы. Из неё варили густую кашу, выкладывали на стол, придавали круглую форму и резали вместо хлеба. К этому блюду полагался ещё и кусочек солёной брынзы. Люди также держали скот: были и коровы, и овцы, и курдючные бараны. Там, в Кабардино-Балкарии, голода мы уже не чувствовали.

Юная Равиля уже начала понимать, что говорит их хозяйка – тётенька Нашхо. Выучила некоторые кабардинские слова и предложения. И, казалось, все главные беды и трудности уже позади. Но на Кавказ рвались немцы. Осенью 1942 года им удалось занять большую часть Кубани и Северного Кавказа. 27 октября был захвачен Нальчик, появились фашисты и в селе Каменномостское.

Помогла Красная армия

– Очень хорошо помню эти события, – рассказывает Равиля Арифовна. – Въезжают немцы в село: впереди – мотоциклисты, дальше – немецкие подразделения на «Студебекерах». Солдаты сидят по обе стороны в кузове грузовика, на губных гармошках играют. Замыкает колонну автомобиль, гружённый велосипедами. Немцы по селу пешком вообще не ходили. Утром встанут, сядут на велосипеды и едут на речку.

В селе оккупанты, конечно, похозяйничали, но недолго. В январе 1943 года Каменномостское будет освобождено частями Красной армии.

– Не помню, чтобы немцы расстреляли кого-то из местного населения, – говорит женщина. – Но, думаю, нам просто повезло. Планы немцев сорвало наступление наших войск. Говорили, что у фашистов уже и списки были готовы, кого нужно было уничтожить. Через какое-то время мама и тётя Маруся, жена маминого брата, пошли в сельсовет: мы хотели бы вернуться домой. А им отвечают: вы были в оккупации, теперь нужно, чтобы за вас кто-то поручился и прислал вам вызов.

К этому моменту родственники их уже разыскивали – сестра мамы Равили и их брат, муж Маруси. Сестра жила в Горьком, сюда же по ранению списали и брата. Они и прислали запрос. Уже в январе 1944 года семьи обустроились в столице Приволжья. Через
какое-то время сюда же пришло извещение, что отец Равили Арифовны погиб 16 августа 1944 года, похоронен в Карелии.

Наша группа ВКонтакте: интересные новости, живое обсуждение, розыгрыши и призы. Подписывайтесь!
Подпишитесь на нас
Новости партнеров

К сожалению, ничего не найдено

вернуться на главную