Поиск – дело тонкое: кто и как помогает нижегородской полиции находить пропавших людей

Газета "Нижегородская правда"
Поиск – дело тонкое: кто и как помогает нижегородской полиции находить пропавших людей
Фото: из архива Александра Челышева
Актив поисковой группы – 25 человек. У них своя форма.

Эти люди погоны не носят, но оперативники уголовного розыска называют их «наш спецназ», и День сотрудника полиции 10 ноября они могут отмечать по праву. Некоторые действительно носили погоны в прошлом, но есть среди них и врач, и механики, и электрики – в общем, люди самых разных профессий. А объединяет их одно: они ищут пропавших людей.

 

Волею случая

 

Поисковая группа помогает 8-му отделу Управления уголовного розыска областного ГУ МВД. Именно он занимается розыском пропавших. Добровольные помощники вознаграждения за свою работу не получают. Более того, на снаряжение, бензин тратят свои деньги. Но они готовы вскакивать среди ночи, терпеть холод, дождь, идти километры по грязи, залезать в подвалы и на чердаки, потому что человек пропал и его надо найти. Для кого-то это возможность проявить себя – «такой уж характер», кто-то вдруг понял, что неправильно выбрал профессию, а на самом деле душа лежит к розыску, а для кого-то это личная история, как, например, для папы Маши Ложкарёвой – он теперь тоже в поисковой группе. Его дочь искали всем миром, и он также решил помогать.

А начиналось всё в 2011 году, когда нижегородец Александр Челышев, в недавнем прошлом носивший погоны, узнал, что в Семёновском районе, в лесу, пропала девочка.

– Ну и что ты сидишь? – вдруг сказала жена Ирина. – Ты же знаешь эту работу, ты мог бы помочь.

На месте Александр узнал, что помощь уголовному розыску действительно требуется. Девочку тогда нашли. Кстати, не без трудностей – малышка потом призналась, что видела людей, слышала, что её зовут, но не откликалась, потому что родители строго-настрого ей запретили подходить к незнакомым…

После того случая Челышев начал собирать группу единомышленников. И супруга Ирина, к слову, стала одной из первых. К правоохранительным органам она отношения не имеет, но за это время стала опытным бойцом, как называет командир своих подчинённых, – сходу анализирует обстоятельства, выдвигает версии, наравне с мужчинами, несмотря на трудности, участвует в поисках.

Основы оперативно-разыскной деятельности, тренировки – всё это есть в подготовке членов группы. Они знают, что следы нельзя затаптывать, как иногда делают неопытные волонтёры, приезжающие на поиски людей, – их сначала должны посмотреть и зафиксировать следователи.

К слову, Александр Челышев считает, что работу волонтёрских отрядов нужно упорядочить – обстоятельства исчезновения человека могут быть криминальными, а это особые случаи, которыми должны заниматься только специалисты.

Кто и как помогает полиции находить пропавших людей

По следам дяди Фёдора

 

Командир группы знает, у кого какая сильная сторона. Один боец отлично освоил работу с металлоискателем – там много нюансов, например, то, что каждый металл «звучит» по-своему. Другой – прекрасный аналитик, третий – специалист по коптерам (на вооружении у группы таких аппаратов несколько, в том числе подводный). У троих бойцов есть собаки, с ними приезжают на поиск.

Группу в обязательном порядке привлекают, если пропадают дети до 13 лет. Историй за это время было множество.

– Вот, например: исчез мальчик из дома по улице Чаадаева в Нижнем Новгороде. Мой боец, направляясь к месту поиска на машине, вдруг увидел похожего ребёнка. Оказалось, что это и есть пропавший мальчик. Он насмотрелся мультиков про Простоквашино и, как дядя Фёдор, решил отправиться «в деревню».

Ещё история: в микрорайоне Мещерское озеро пропали две 12-летние подружки.

– На дворе ночь. Пришлось поднимать одноклассников, их родителей, учителей, – продолжает Александр Челышев. – К счастью, люди в таких случаях в основном нормально реагируют. В итоге выяснили: девочки уехали на метро до «Парка культуры» на Автозаводе и там гуляли. Когда мы их привезли домой, они заявили, что сделали так, потому что родители «их не понимают». Девочки, говорю, кто вас не понимает, что это значит? Родители работают, заботятся о вас, сейчас пандемия, в жизни немало трудностей, а вы такое творите… В общем, дошло до них. Расплакались, пообещали больше так не делать.

«Вас ищет дочь…»

 

Самое трудное, по словам Александра, искать тех, кто прячется. В Сормове, например, один подросток «развлекался» – убегал из дома, пролезал на чердак какой-нибудь из соседних многоэтажек и смотрел сверху, как едут машины с мигалками, люди с собаками бегают – его ищут… Трижды убегал. В итоге Челышев нужные слова нашёл. Побеги прекратились.

Командир поисковой группы называет разные причины исчезновения детей. Среди них не только обиды на взрослых, беспечность, но и неприспособленность к жизни.

– Они знают, как сделать пост в соцсетях, но понятия не имеют, как развести костёр, построить шалаш, – говорит Александр. – Научить, как действовать в разных ситуациях, – задача взрослых. Пока же мне иной раз приходится слышать такие, например, вопросы, как в одной школе, где проводил беседу с родителями. Встала одна мама и говорит: «Скажите, а как узнать, с кем дружит мой сын?..»

При участии поисковой группы было найдено больше 300 человек. А ещё произошла удивительная история, когда нашли… самого командира. Александра Челышева нашла его единственная дочь, о которой он даже не знал. Женщина, которая много лет назад была в его жизни, зачем-то сказала, что прервала беременность. Для Александра это стало ударом, отношения он оборвал. Через много лет встретились.

– У меня было ощущение, что она что-то хочет сказать, но не решается, – говорит наш герой. – В 2014-м она умерла, а в 2015-м раздался звонок: «Вы знали такую-то, знали, что она ждёт ребёнка? Ваша дочь вас ищет». Сказать, что я был в шоке, – ничего не сказать…

Выяснилось, что женщина всё же родила, но в роддоме от малышки отказалась. А своим родственникам сказала, что кроха умерла. Девочка выросла в приёмной семье. В 2012-м, поступая в вуз, она случайно нашла в доме документы о своём удочерении… Сначала девушка разыскала родных по матери (самой её уже не было в живых), экспертиза ДНК подтвердила родство. Они назвали имя отца, но больше ничего о нём не знали. Долго искала его, пока не вышла на страйкболистов. А Челышев увлекался страйкболом (военно-спортивная игра). Шаг за шагом нашла его телефон…

Встреча была в кафе. Наш герой свою дочь сразу узнал – настолько она оказалась похожей на его мать, свою бабушку, в молодости, просто одно лицо… Они стали друг для друга родными людьми. Вот такие чудеса…

Александр Челышев говорит, что теперь уже ничему не удивляется и знает точно: как бы ни было, надо верить – человек найдётся. И – действовать.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки