Страсти по Достоевскому: как нижегородка разбила сердце знаменитого писателя

Газета "Новое дело"
Страсти по Достоевскому: как нижегородка разбила сердце знаменитого писателя
Фото: А.О. Бауман, 1862 год
Возможно, без этой роковой встречи Достоевский не стал бы великим писателем

Великий Фёдор Михайлович Достоевский, чей 200-летний юбилей мир отметил 11 ноября, прославился не только как писатель, но и как глубокий психолог. Любовь и похоть, страсть к игре и одержимость высокими идеями, великодушие и подлость – он как никто мог показать все противоречия человеческой натуры. А галерея женских характеров выдаёт в авторе большого знатока прекрасной половины.  Однако прообразом всех роковых красавиц в его романах была одна женщина – это нижегородка Аполлинария Суслова. Одни считают, что она чуть не погубила Достоевского, другие уверены, что без неё он не стал бы великим писателем. Как бы то ни было, это была самая сумасшедшая страсть в его жизни…

 

Поля, русская Поля

 

Благодаря красивой внешности и тонким манерам многие считали её аристократкой. Но по происхождению Аполлинария – крестьянка. Родилась в селе Панино Горбатовского уезда Нижегородской губернии (ныне Сосновский район). Её отец Прокофий Суслов был простым крепостным графа Шереметева, но обладал незаурядными способностями. Умный, грамотный, начитанный, он сделал карьеру от простого писаря до управляющего всех имений графа и получил вольную ещё до отмены крепостного права.

До 15 лет Аполлинария жила в родном селе, потом вместе с семьёй перебралась в Москву, а затем – в город мечты Петербург. Родители, сами лишённые возможности получить образование, сделали всё, чтобы обеспечить его дочерям. Сёстрам Поле и Наде нанимали учителей, а затем отдали в пансион благородных девиц.

В отличие от сестры, питавшей явный интерес к естественным наукам, Полю ничего не увлекало. Из всей школьной программы ей запомнились только уроки истории: Древняя Греция и античное искусство пробудили её воображение и тягу к творчеству.

После гимназии сёстры Сусловы продолжили образование. Высшие женские курсы в России в то время ещё не были созданы, но правительство под давлением молодёжи разрешило барышням слушать лекции в университете. Аполлинария же продолжала искать себя – она интересовалась так называемым женским вопросом, была участницей всех студенческих сходок и демонстраций, не раз попадала в полицейский участок. Со всей горячностью молодости она хваталась за любые модные идеи и занятия. К этому разряду относилось и писательство. В «Современнике» уже вышел рассказ Надежды Сусловой, а Аполлинария всё ещё в задумчивости грызла перо.

Тут как нельзя кстати на её горизонте и появился прославленный писатель Фёдор Достоевский.

 

Мука-любовь

 

К моменту их встречи Фёдор Михайлович уже был настоящей звездой поколения. Он только вернулся из ссылки – попал туда за близость к кружку петрашевцев, готовивших государственный переворот.

Прогрессивная молодёжь зачитывалась его повестями и романами, он выступал перед студентами в Санкт-Петербургском университете. На одной из таких встреч его и увидела Аполлинария.

Набравшись храбрости, она протянула ему свою первую повесть «Покуда». Повесть была совершенно посредственной, но Достоевский решился опубликовать её в своём журнале «Время». Так у них с Аполлинарией появился легальный повод для встреч. Вскоре стало понятно, что объединяет их не только интерес к литературе.

То, что Достоевский женат, Суслову не смущало. Да и брак этот нельзя было назвать счастливым. Свою первую жену Марию Исаеву Фёдор Михайлович встретил в Семипалатинске. Она была замужем за местным спивающимся чиновником. Вскоре тот умер от затяжной болезни. Достоевский сразу же сделал предложение молодой вдове и получил унизительный отказ. Она выбирала между ним и местным учителем, в которого была влюблена. В конце концов во многом из жалости Мария всё-таки решилась выйти замуж за Достоевского, но семейная жизнь не задалась. В первую же брачную ночь у него случился эпилептический припадок. Жена была в ужасе и стала избегать близости с мужем. Ссоры, скандалы, обоюдные измены – совместная жизнь изрядно расшатали нервы обоих.

Аполлинария была самой сумасшедшей страстью гения

Вдобавок у Марии обнаружилась чахотка. Жить вместе с мужем в суровом климате Петербурга она не могла и находилась то в Москве, то во Владимире. Достоевский же тем временем блистал в столице.

Любовь молодой девушки поначалу была для него настоящей отдушиной. Достоевскому был 41 год, Сусловой – всего 22. Для Аполлинарии он был наставником и кумиром. Но очень скоро влюблённые начали открывать и тёмные стороны друг друга. Суслова признавалась: именно Достоевский, будучи настоящим «сладострастником», разбудил в ней чувственность. К этой страсти со временем примешалась чудовищная ревность ко всему её кругу общения. В минуты скандалов «Сияющий», как называла его Аполлинария, выглядел просто отталкивающе: кричал, переходил на визг, потом падал на колени, плакал, извинялся.

Впрочем, нервы сдавали и у неё. Всегда считавшая себя выше брачных предрассудков, Суслова вдруг начала требовать, чтобы Достоевский бросил «эту чахоточную». Объяснения, что он не может оставить больную женщину, её не устраивали. «А со мной, значит, можно?!» – в гневе кричала она. В конце концов Аполлинария собрала вещи и уехала в Париж – успокоиться, поизучать языки, историю. Но попытка расстаться с «мучителем» оказалась неудачной: вскоре Достоевский примчался в Париж, и страсти закипели снова.

Униженные и оскорблённые

 

На этот раз она мучила его совершенно сознательно. Апполинария с порога объявила Фёдору Михайловичу, что влюблена в местного врача Сальвадора. Достоевский плакал, когда узнал, что его возвышенная возлюбленная опустилась до страсти к «красивому зверю», а она упивалась своим «падением». Все эти русские страсти очень скоро надоели французу, и он бросил Суслову. А Достоевский повёз свою подругу залечивать душевные раны в Германию и Италию.

Пообещав, что будет ей «только братом», он селился с Аполлинарией в разных номерах и подолгу сидел у неё вечерами. А она как будто нарочно распаляла его и потом выставляла за дверь. Достоевский снова плакал и искал утешения в игре, униженно занимая деньги у знакомых «на написание нового романа». Справедливости ради, Суслова не раз помогала писателю материально. Но продолжала играть с его чувствами, то приближая, то отталкивая. В итоге они разругались окончательно, и Достоевский вернулся в Петербург. Позже он говорил, что тем самым спасся от неминуемого помешательства.

При этом Аполлинария Суслова оставила неизгладимый след в жизни и творчестве писателя. Она послужила прототипом Настасьи Филипповны и Аглаи из «Идиота», Полины из «Игрока», Лизы из «Бесов», Катерины и Грушеньки из «Братьев Карамазовых». Страдалица и мучительница в одном лице – любимый женский типаж Фёдора Михайловича.

Впрочем, придя в себя после этих отношений, он удачно женился на своей стенографистке Анне Сниткиной, которая стала ему и верной спутницей, и помощником, и другом. Она переписывала рукописи, общалась с издателями, контролировала финансы и буквально вытащила мужа из игромании. Достоевский умер, когда ей было всего 35 лет, но Анна больше не выходила замуж и всю оставшуюся жизнь посвятила сохранению наследия писателя.

Что касается Аполлинарии Сусловой, то она семейного счастья так и не обрела. Да оно и не было ей нужно. Осознав свою безграничную власть над мужчинами, Аполлинария упивалась ею всю свою жизнь. Бесчисленные любовники сменяли один другого. Хотя она пыталась отказаться от этих бессмысленных страстей, уехала в Тамбов и открыла школу для девочек. Но её закрыли из-за «неблагонадёжной» репутации Сусловой.

Тогда Аполлинария Прокофьевна вернулась в Нижний Новгород к родителям. Дом, где она жила, на улице Володарского, 57, сохранился до сих пор.

Именно там она познакомилась со своим мужем, философом Василием Розановым, который приехал в Нижний Новгород в гости. Ей был 41 год, ему 23. Он совершенно потерял голову от страстной, красивой, опытной женщины с ярким темпераментом и оригинальными суждениями. Но вскоре после свадьбы она увлеклась каким-то студентом, а Розанов, найдя себе другую, вполне земную женщину, до конца её жизни вымаливал у Сусловой официальный развод.

«С ней было трудно. Но её было невозможно забыть», – писал потом философ о своей бывшей жене, после расставания с которой написал свои лучшие труды.

Память об Аполлинарии Сусловой и правда осталась в веках. И пусть она не удостоилась названия улицы в свою честь, как её младшая сестра Надежда, ставшая первой в России женщиной-врачом. Но об Аполлинарии вспоминают благодаря двум величайшим мыслителям своего времени, которых она вдохновляла. А для истории, возможно, это не менее важно.

Лариса Плахина

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Нижегородская правда online», и новости сами придут к вам.
Самое популярное
Новости партнеров

Следующая запись

Больше нет записей для загрузки

Нет записей для подгрузки