Александр Прудник: «Эпоха потребления заканчивается»

Александр Прудник: «Эпоха потребления заканчивается»
Фото: Александр Воложанин
Многие жители не теряют эпидемиологической бдительности

«Наш мир не будет прежним» – эта фраза стала буквально девизом последних месяцев. Эксперты из самых разных сфер сейчас размышляют о том, как мы будем жить после пандемии.  О том, что конкретно изменится или уже изменилось в нашем обществе из-за коронавирусной инфекции, мы поговорили с известным нижегородским социологом Александром Прудником.

 

Время перемен

– Александр Васильевич, пожалуй, больше всего коронавирус повлиял на наши бытовые привычки. Что-что, а руки мы приучились мыть с особой тщательностью. Какие еще привычки или приобретенные навыки теперь с нами навсегда?

– Привычка часто мыть руки удержится просто потому, что она записана в естественный культурный код здорового чистоплотного образа жизни. Скажем, русские относятся к одним из самых чистоплотных народов. Представить себе, что русский человек заходит с улицы и в уличной обуви ходит по собственной квартире нельзя. В Европе же во время пандемии как раз появилась привычка снимать обувь при входе. Частота мытья рук увеличится, как и частота влажной уборки квартир.

Сохранится привычка к онлайн-общению между людьми. К тому же она захватила все группы населения, поскольку пожилых людей, относящихся к повышенной группе риска, оградили от родственников, и всё общение перешло в сеть и мессенджеры. Многие вещи, связанные с регистрацией выхода на улицу, оформления пособий онлайн, останутся, в том числе расширение сферы безналичного расчёта. В скором времени наличный расчёт будет экзотикой. И когда говорят, что мы вернёмся в другой мир, да, так и будет.

 

– Из-за пандемии мы на долгое время лишились походов по торговым центрам. И если одни стали больше пользоваться магазинами онлайн, то другие предпочли вообще воздержаться от покупок. Как вы думаете, изменятся ли наши потребительские привычки и как именно?

– Масштаб потребления снизится и уже не восстановится в прежнем объёме. Это не значит, что мы перестанем потреблять, нет. Объёмы потребления будут даже расти, но вот вес, значение экономики потребления для простых людей изменится. Система потребления перестанет быть довлеющей. Эпоха шопинга сожмётся.

Изменится и способ потребления. До пандемии физический контакт с товарами был доминирующим. Возможность для интернет-покупок была, но многие в силу инерции, этой возможностью не пользовались. В период пандемии они вынуждены были освоить эту технологию и больше от неё не откажутся. Торговля сохранится, но структура её изменится.

Многие магазины, даже целые сети будут испытывать трудности и исчезать, потому что потребитель уйдёт в онлайн-торговлю. Это будет происходить на наших глазах. Да что там, мы сами будем формировать эту тенденцию.

Процесс перемещения жителей за город будет только нарастать
Александр Прудник

На дистанции

– Удаленным в период пандемии стал не только шопинг, но и работа. Как показывают опросы, сотрудники не прочь продолжить трудиться из дома. Как вы считаете, готово ли общество к тотальной «удалёнке» и чем это может обернуться?

– Удалённая работа пришла навсегда. Но, как массовое производство не отменило ручной труд ремесленников, так и вместе с «удалёнкой» сохранится физическое присутствие на работе. И такая работа, как и ручной труд ремесленников, будет цениться гораздо выше.

Те, кто думает, что удалённая работа будет такой же работой, но из дома, должны понимать, что работодатели ради оптимизации расходов могут перейти на соглашение с ними как с фрилансерами, то есть заключать договоры на решение конкретных задач. Есть работа – заключается договор. Нет работы месяц, два – нет договора. То есть, если на фриланс шли добровольно те, для кого свобода выше стабильности, сейчас в такое положение будут ставить людей, не называя это фрилансом. Таким образом уровень социальной защищённости и стабильности у наёмных работников понизится. С этой социальной проблемой придётся столкнуться.

 

– А что с учёбой? Дистанционное обучение пока воспринимается родителями в штыки. Но эксперты говорят, что переход на «дистанционку» очень даже возможен. Как быть в этом случае с социализацией детей и подростков?

– Дистанционное обучение уже никуда не уйдёт. Но это не значит, что оно будет всеобщим.

Когда мы видим, как в развитых странах, таких как Великобритания, США, критикуют общественные школы, мы видим только часть картины. Элитные школы по-прежнему дают большой и глубокий объём знаний.

Я думаю, для массовой школы базой станет дистанционное обучение. При этом будет привязка к определённой школе и контакт с определёнными учителями. Когда говорят, что такой тип обучения не способен сформировать творческую, глубокую личность, которая может двигать науку вперёд, нужно понимать, что планируемый тип образования для этого и не предназначается. Двигать и интеллектуально, и технологически развитие человечества будут люди, которые пройдут иную форму обучения.

Как в XIX веке существовали гимназии, которые давали высочайший уровень образования, и церковно-приходские школы, где учили считать, читать и писать. И мы на новом витке приходим к тому же уровню.

Ближе к природе

– Запертые во время пандемии в своих квартирах россияне стали активно интересоваться загородной недвижимостью. Значит ли это, что нам стал ближе стиль одноэтажной Америки?

– На протяжении всего XX века наша страна шла по пути стремительной индустриализации, а значит, шло стягивание всех ресурсов, в том числе человеческих, в города. Доля городского населения стремительно росла, а сельского – сокращалась. Сейчас наблюдается обратный процесс. Из крупных городов, из больших блочных домов, которые снисходительно называют человеческими муравейниками, люди постепенно перебираются за город.

И чтобы понять, как будет развиваться эта поселенческая философия, надо посмотреть на поведение элиты. И мы вспом­ним, что уже начиная со второй половины девяностых годов, особенно в начале двухтысячных, элита начала массово переселяться за город, строить свои собственные поселения. Город стал для них местом, куда они приезжают работать.
Параллельно загородные общины будут структурированы по социальным группам. Поскольку сегодняшнее соседство в блочных домах людей разных социальных групп приводит к конфликтам на ментальном, психологическом, эстетическом уровне.

При этом дифференциация может носить как позитивный характер, как в США, так и негативный характер, как в странах третьего мира, в Бразилии, к примеру, или Южной Африке, где благополучные слои населения вынуждены отгораживаться от остальной части жителей. Важно, чтобы у нас этот процесс перемещения людей за город и дифференциации не приводил к конфликту, когда жилые окраины, застроенные многоэтажками, превращаются в зону социального бедствия. Важно найти баланс.

Материал подготовлен для проекта «Адаптация». «Адаптация. Думаем о том, что потом» — общероссийский журналистский проект эпохи карантина. Организатор — Союз журналистов России по инициативе Санкт-Петербургского отделения Союза журналистов России, соорганизаторы — «Российская газета» и газета «Санкт-Петербургские ведомости».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Новости партнеров
Похожие публикации