Взяли курс

Российское правительство готовит проект отказа от американского доллара. Предполагается снизить зависимость экономики от американской валюты на фоне западных санкций. В ближайшие недели документ направят на утверждение премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву. Власти отмечают, что речь идёт не о запрете расчётов в долларах, а о том, чтобы предоставить возможность для расчётов в национальных валютах – юанях, евро и рублях.
Идея дедолларизации уже не на шутку взволновала общественность: рядовые жители переживают о своих сбережениях, компании – о том, как они будут проводить внешнеторговые операции.
Как же скажется эта мера на обычных россиянах и на экономике страны в целом? Об этом мы поговорили с известным российским экономистом, профессором, доктором экономических наук Яковом МИРКИНЫМ.

Встали у рубля
– Яков Моисеевич, к чему, на ваш взгляд, приведёт эта идея? С одной стороны, всё вроде правильно – ослабить позиции иностранной валюты. Однако скептики заявляют, что подобные меры могут пагубным образом отразиться на экономике страны и даже привести к краху финансовой системы. Как вы считаете, кто прав в своих прогнозах?

– Самое важное в этой ситуации – какого рода будут ограничения. Многих интересует вопрос вывоза долларов за границу, поскольку люди привыкли тратить наличные. А также ограничительная конвертация вкладов в рубли как один из вариантов – по невыгодному курсу. Все эти страхи и опасения давно циркулируют и их можно перечислить: лимит на выдачу валюты, налог (сбор) на покупку и продажу валюты, полные или частичные запреты на валютные депозиты, валютные счета, валютные ссуды, брокерские счета, запреты на выдачу валютных платёжных карточек и так далее.

Сегодня мы получили первый ответ от заместителя председателя правительства Антона Силуанова, который прямо сообщил, что речь не идёт о принудительной конвертации валютных вкладов в рубли. Он указал на то, что сама дедолларизация затронет исключительно оборот компаний.

аже в этом случае можно ожидать не столько запретов, а скорее, послаблений. Конечно, не в отношении доллара, а в отношении использования рубля как средства международных расчётов, а также евро, юаня, может быть ещё каких-то валют.

– Идея на самом деле не новая. Курс на отказ от доллара взяли многие страны мира, стараясь уйти от зависимости от доллара, которая сохранялась десятилетиями. Воплотится ли этот сценарий в жизнь в нашей стране?

– Есть очень важный момент. Всевозможные ограничения, относящиеся к валюте, являются распространённой практикой в моменты кризисов. Есть масса примеров: Украина, Аргентина, Греция, Кипр. Везде были запреты, связанные с наличностью и валютой. Поэтому независимо от того, что сегодня говорят власти, нужно внимательно следить за тем, что будет происходить при следующих очень сильных колебаниях финансового рынка в России. А они обязательно будут. В этот момент нужно оценивать риски подобных запретов.

Конечно, нужно очень осторожно относиться к разного рода валютным обязательствам, валютным кредитам. Чтобы при очередном раунде ослабления рубля не попасть в ту неприятную историю, которая случилась у валютных ипотечников в 2014 году.

Каждый сам для себя должен принять решение и ответить на вопрос: может ли он полностью выбросить из головы этот риск или всё-таки задуматься о том, что находится под матрасом?

Свободное падение

– Многие прогнозируют, что отказ от доллара неизбежно приведёт к ослаблению рубля. Возможен ли такой вариант?

– Курс доллара – это многофакторная система и никто со 100-процентной определённостью не сможет прогнозировать того, что будет. Но до сих пор главная динамика курса рубля к доллару была следующей: рубль держался, потом происходила взрывная девальвация, падение, потом снова он держался, но на более низком уровне. Все начинали верить, что рубль стабилизирован, но снова происходила взрывная девальвация. Держимся – скачок вниз – опять держимся, уже слабее к доллару – опять скачок вниз – и так далее.

Что делает рубль в перспективе всё ниже к доллару? Прежде всего слабая экономика, она сильно зависит от внешних факторов, цен и спроса на сырьё – нефть и газ, от курса доллара к евро, а это очень волатильная вещь. Это курс товарных и финансовых деривативов в Нью-Йорке, Чикаго, Лондоне, спекулятивные операции керри-трейд. И вместе с ними будет то расти, то падать и рубль, и наша экономика.

Что ещё давит на рубль вниз на долгой дорожке? Экономика растёт с очень низкой скоростью, гораздо медленнее, чем мир в целом, чем даже США, Европейский Союз. Кроме того, она подвержена финансовым инфекциям – когда на курс рубля очень серьёзно воздействуют глобальные инвесторы, которые видят в нём одну из валют развивающихся стран. И когда падает бразильский реал, или аргентинский песо, или турецкая лира, то, соответственно, то же самое начинает происходить с рублём. Рубль живёт в очень переменчивой среде, где всё пляшет, а он сам зависит от переменных, которые всегда в энергичном движении. Всё это создаёт потенциал дальнейшего ослабления рубля. Валюта отстающего всегда падает по отношению к валюте того, кто впереди. Какими бы зигзагами это ни происходило.

Рецепт здесь только один: из мелкой финансовой машины превратиться в крупную. Перейти к темпам роста экономики не ниже среднемировых значений. Сегодня это 4 %. Вместо сырьевой экономики стать крупной универсальной. Сегодня доля России в глобальном ВВП – 1,9 %. В 2013-м было 2,8 %. А нужно хотя бы 4-5 %. Как это сделать – вопрос сложный, но выполнимый. Хорошо известно из мировой практики, как страны настраиваются на сверхбыстрый экономический рост, оставаясь в рыночной среде. 15-20 стран после Второй мировой войны сделали это. И ещё до 10 стран делают это сегодня. Перед нами – огромные вызовы, на которые мы должны ответить.

«Новое дело»

Добавить сайт в мои источники