Газета "Новое дело"

За нашу Советскую Родину: В годы войны наш народ сражался не просто за свою страну, а за страну победившего социализма

За нашу Советскую Родину: В годы войны наш народ сражался не просто за свою страну, а за страну победившего социализма
Бойцы Советской армии сознательно шли в бой под красным знаменем

В канун каждого Дня Победы среди историков, да и не только их, регулярно возникают споры о том, за что именно воевали советские люди в годы Великой Отечественной войны. За Отечество, за национальную независимость, за свободу от нацистского порабощения – это понятно, и практически никто в этом не сомневается. Но вот воевали ли они за социализм, который в то время был политическим строем нашей страны? Вот тут у наших людей проявляются существенные расхождения…

 

Одни полагают, что социализм и его предвоенные достижения сыграли не меньшую роль в защите нашей Родины, чем просто патриотические лозунги. А вот другие считают, что социализм тут якобы совсем ни при чём. Мало того, есть в нашей стране деятели, которые утверждают, что наш народ победил даже… вопреки коммунистической идеологии и режиму Сталина (?!). Мол, русские люди в основной своей массе не могли простить коммунистам ни трагедии коллективизации, ни массовых репрессий, ни прочих коммунистических перегибов, но вражеское нашествие июня 1941 года заставило людей сплотиться вокруг коммунистов, забыв свои прежние политические претензии к красному режиму. Поэтому и победили чисто на национально-патриотических лозунгах, к которым социализм якобы не имеет никакого отношения.

 

Изучить врага должным образом

Откровенную глупость о том, что народ мог победить «вопреки» своим правителям, я даже комментировать не буду – это нелепо и с точки зрения науки, и с точки зрения здравого смысла (лично мне такие примеры в истории человечества просто неизвестны). Что же касается того, что на защиту страны в 1941 году в том числе встали и те, кто откровенно недолюбливал советскую власть, то, конечно же, такие примеры действительно были. Но вот насколько таких антисоветчиков было много в нашем народе?

В этом плане мне показалась очень интересной недавно вышедшая книга российского историка Евгения Владимировича Кодина «Гарвардский проект». О чём там идёт речь? Как известно, сразу после Второй мировой войны отношения между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции резко ухудшились. Наступила так называемая эпоха холодной войны – противостояние Советского Союза и Соединённых Штатов Америки. Это противостояние в любой момент могло обернуться новой мировой войной. Поэтому противники стали очень внимательно изучать друг друга, и не только чисто с военной точки зрения. Большое значение приобрело изучение общества вероятного противника, его социальной структуры, политических настроений и народных предпочтений.

В США это изучение получило название «Гарвардский проект», или полное название «Гарвардский проект по советской социальной системе» (Harvard Project on the Soviet Social System). Это было политико-социологическое исследование советского общества, проведённое специально образованным в 1948 году Центром русских исследований при знаменитом Гарвардском университете, куда вошли главным образом университетские учёные – социологи, политологи, психологи и т. д. Работа шла в конце 40 – начале 50-х годов. Финансировали проект вооружённые силы США. Вот как раз истории этого проекта и посвящена книга Евгения Кодина…

Объектом исследования авторов проекта стала так называемая вторая русская эмиграция, то есть те советские невозвращенцы, кто по разным причинам не захотел возвращаться в Советский Союз после Второй мировой войны. В конце 40-х годов они осели главным образом в Германии и в США, где их взяли в разработку специалисты «Гарвардского проекта», которые стали изучать советское довоенное общество путём разного рода социальных опросов и интервью.

Кем же были эти опрашиваемые люди? Согласно различным историческим данным, после войны в Европе оказалось где-то около 6 миллионов советских людей – кто-то был в плену, кого-то угнали на работы в Германию, ну а кто-то ушёл с немцами сам, по доброй воле. Как пишет Евгений Кодин, абсолютное большинство из них к концу 1946 года добровольно вернулись на родину, после чего в Европе осталось примерно 250 тысяч бывших советских граждан, не пожелавших ехать домой. Очевидно, что это были главным образом убеждённые противники советского политического режима, а многие из них в годы войны тесно сотрудничали с нацистами.

Вот с ними-то и начали работать специалисты «Гарвардского проекта». Казалось бы, эти люди должны были обрисовать Советский Союз в самых чёрных красках, не высказав ни единого доброго слова в адрес бывшей родины. Однако случилось неожиданное…

Сюрпризы Гарвардского проекта

Да, эти люди ругали самыми последними словами коммунистическую партию, особенно её начальствующее звено. Да, они считали, что коммунисты подавили в России свободу и развязали политический террор в стране, особенно в 1937–1938 годы. Кстати, именно эти репрессии для большинства опрашиваемых и стали главной причиной сотрудничества с немцами в военное время и последующего невозвращения в СССР.

Однако, к удивлению американцев опрашиваемые при этом чётко разделяли правящий режим и установившуюся в Советском Союзе политическую систему. Режим они отвергали, а вот социализм, как систему, считали вполне приемлемой для России. Мало того, оказалось, что в СССР нет угнетения людей по национальному принципу – в этом сходились все опрашиваемые, и русские, и нерусские: понятие «сволочи начальника» не имело для этих людей никакой национальной окраски. То есть было видно, что национальные проблемы в СССР решались вполне успешно.

Большое удивление у американцев вызвала и проблема коллективизации начала 30-х годов, которая, казалось бы, должна была быть отвергнутой всеми невозвращенцами, особенно крестьянами. Однако лишь треть от опрашиваемых высказались отрицательно в отношении колхозов – причём в этой трети главными отрицателями были даже не вчерашние крестьяне, а бывшие советские интеллигенты. Вывод – советское довоенное общество вполне нормально отнеслось к коллективизации сельского хозяйства, несмотря на все перегибы и даже преступления коммунистической власти.

Но ещё больший шок у специалистов Гарварда вызвало отношение невозвращенцев к другим советским реформам. Так, опрашиваемые дружно поддержали индустриализацию страны – её не приняли лишь 17% респондентов. Особую гордость вызывала выстроенная до вой­ны система образования, медицинского обслуживания и социальной защиты граждан.

Как пишет Евгений Кодин, опрашиваемые практически единодушно говорили, что всё это следует обязательно оставить в России при любом политическом режиме. Отсюда последовали выводы, к которым, по словам Кодина, пришли американцы:

«В первую очередь американские исследователи отметили очень серьёзные достижения Советского Союза в области культуры… Особо подчёркивался тот факт, что доступ к образованию наравне с мужчинами получили и женщины… Авторы исследования сделали вывод: СССР – это страна, где образование одинаково доступно для всех и где каждый получает такое образование, на какое он только способен… Чем выше у человека был уровень образования, тем более высокое положение по службе он мог получить. А это в свою очередь повышало социальную мобильность общества, делало его более интегрированным… Как отмечается в итоговом докладе Русского исследовательского центра, респонденты «спонтанно хвалили советскую школу». И очень часто в ответах звучала фраза: «Если бы всё было бы так же хорошо, как в школьной системе…». А такая оценка говорит о многом сама за себя».

Не менее положительно оценивалась и советская медицина. Евгений Кодин отмечает – когда невозвращенцев попросили сравнить советскую систему здравоохранения и американскую, то они выбрали именно советскую, потому что «американская система отпугивала своей дороговизной, а советская, хотя и была качественно ниже, но была всё же неплохой, бесплатной, а значит, и общедоступной… Эти данные явно свидетельствовали о том, что достижения советской системы в социальной сфере были не просто значительными, но и существенными в жизни каждого человека»…

А самым главным сюрпризом для исследователей из США стала положительная оценка невозвращенцами социалистической, плановой системы хозяйства. Да, они негативно оценивали бюрократию в советской промышленности, но при этом всё равно видели преимущество решающей роли государства в экономике: «за государственную собственность на транспорте и в связи с этим высказалось 90% опрошенных, на крупных предприятиях – 87%, за государственные гарантии трудоустройства – 85% респондентов». И только очень жалкое по своей численности меньшинство выступило за возвращение капитализма и за частную собственность…

Да и вообще, как пишет Евгений Кодин, даже ругая начальников и советских вождей, невозвращенцы тем не менее «широко приветствовали целеустремлённость сталинского режима, его активность и уверенность в счастливом будущем страны. Люди гордились успехами индустриализации и теми позициями, которые Советский Союз занял после войны на международной арене».

 

Социализм или смерть

На мой взгляд, Евгений Кодин в своей книге верно подчеркнул один очень важный момент, а именно: «ведь всё это говорили люди, которые были в общем-то недовольны советской системой и сознательно покинули СССР. Значит, далеко не всё было так плохо даже в самые трудные сталинские тридцатые годы». И на этом фоне можно только представить, о чём реально думала основная, патриотичная масса советского народа, которая встала на защиту Родины, а потом сломала хребет нацистам! Очевидно, что эта масса защищала не просто Родину, а именно Родину социалистическую! Вот что, к примеру, по этому поводу писал видный враг, бывший командующий немецкой группы армий «Южная Украина» генерал-полковник Ганс Фриснер:

«Советский солдат сражался за свои идеи сознательно и, надо сказать, даже фанатично (выделено мной. — В.А.). Это было коренным отличием всей Красной Армии и особенно относилось к молодым солдатам. Отнюдь не правы те, кто пишет, будто они выполняли свой долг только из страха перед подгоняющими их политическими комиссарами, которые в большинстве своём сами храбро сражались… Это были действительно презирающие смерть солдаты!».

Так что идея защиты социалистических завоеваний стало одним из важнейших факторов Победы. Об этом прямо говорили и немцы, и американские исследователи, и сами невозвращенцы. В этом плане есть очень интересные воспоминания бывшего советского преподавателя Леонида Самутина, который по причине антисоветских настроений в годы войны примкнул к «Русской освободительной армии» (РОА) предателя генерала Власова. Однажды, слушая власовскую агитацию о том, что в СССР якобы у народов было отнято право на национальное самоопределение, у него возникли следующие мысли:

«У нас в батальонах РОА, помимо русских, были и украинцы, и татары, и узбеки, и таджики, и белорусы, и представители кавказских народов. Они все прекрасно знали, что именно при советской власти они получили и свою письменность, и свои газеты, литературу, возможность развивать своё собственное, национальное искусство. Единственное, что у них было «отнято», – это засилие местных религий, байств, ханов и кулаков. Эти «национальные формы развития» действительно были прикрыты советской властью, но призывы к их реставрации поднимут ли массы этих народов на борьбу с советской властью? Сомнительно… ».

Так оно в итоге и получилось – советский народ во время войны не дал себя одурачить ни власовской, ни другой антисоветской агитацией, поддержав именно советскую, а не какую-то иную Родину. Вот это и есть настоящая историческая правда, нравится она кому-либо сегодня или нет…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Официальный источник», и новости сами придут к вам.
Подпишитесь на нас
Самое популярное
Новости партнеров
Похожие публикации